Продовольственная безопасность Ливии после свержения М.Каддафи: промежуточные итоги

Шестилетняя годовщина со дня свержения М.Каддафи (20 октября 2011 года) является поводом для подведения некоторых итогов развития Ливии в сфере продовольственной безопасности при новой власти.

С учетом особенностей ливийской модели, характеризующейся высокой степенью зависимости от импорта продовольствия, этот вектор является весьма чувствительным и важным в приоритетах действующей власти и потому требует особого внимания и анализа.

Главной проблемой при данном анализе является фактическая фрагментация власти и раскол страны на несколько независимых регионов, поэтому говорить о концепции национальной продовольственной безопасности и едином видении её задач применительно к Ливии не приходится.

Рассмотрим ситуацию в сфере продовольственной безопасности накануне ливийского кризиса 2011 года.

В этот период, собственное аграрное производство обеспечивало 15-20% внутренних потребностей этой небольшой страны (население составляло 6 млн человек по данным 2010 года). При этом, число занятых в сельском хозяйстве составляло 6% всей рабочей силы, а доля сельского, лесного и рыбного хозяйства в ВВП страны к 2011 году не превышала 2%. Главное препятствие на пути расширения собственного производства — географические и климатические особенности, а также дефицит водных ресурсов. Более 90% территории Ливии занимает пустыня, поэтому аграрное производство возможно только в ограниченных прибрежных зонах, где традиционно выращиваются пшеница и ячмень. Общая площадь орошаемых земель в Ливии составляет 2.2 млн гектаров. В стране производились картофель, томаты, оливки, фрукты. Что касается животной продукции, к 2011 году имелось собственное птицеводство (2.4 млн в 2008 году), разведение овец (5.1 млн голов) и коз (1.9 млн голов), а также  коров (210 000 голов). На этой базе было развито собственное производство молока, сыра, молочных продуктов, в основном в целях внутреннего потребления. Также имелось поголовье верблюдов (70 000), которые использовались в основном для транспортировки грузов и производства молока. В целом, местное животноводство имело сильную зависимость от дорогого импортного корма для животных, поэтому его продукция не отличалась высокой конкурентоспособностью на внешних рынках и потреблялась местным населением.

Рыбная промышленность в Ливии была развита недостаточно, несмотря на потенциал и большую протяжённость прибрежной зоны (почти 1800 километров). При этом, однако, добыча рыбы даже в докризисный период 2010-2011 гг. носила весьма ограниченный характер, и её продукция использовалась преимущественно для внутреннего потребления. Как наглядное тому подтверждение, доля занятых в рыбном хозяйстве составляла 1% рабочей силы, а его вклад в ВВП не превышал 9% (данные 2009 года).

С учетом ограниченного собственного аграрного производства, Ливия к 2011 году обеспечивала до 80% внутренних продовольственных потребностей за счёт импорта. Высокие доходы от нефти позволяли это делать. Основная продукция импорта — пшеничная мука, ячмень, а также мясо, томаты, рис, сахар, сыр, порошковое молоко, яйца, паста и яблоки. Стоимостная доля импортируемого продовольствия составляла в 2011 году 16% стоимости всего ливийского импорта.

Также, ливийское правительство проводило активную политику субсидирования продовольственного сектора, удерживая таким образом на умеренном уровне цены на приоритетный список «продуктов первой необходимости», включая сахар, пшеничную муку, оливковое масло и овощи. Существовала государственная система распределения продовольствия через многочисленные сети ритейла, пекарен, кооперативов.

Исследования ООН на рубеже 2010-2011 гг. подтверждают, что Ливия в этот период не испытывала существенных проблем в сфере продовольственной безопасности (лишь 2% населения испытывали недоедание, а такие детские показатели питания как недостаточный рост и вес, были характерны не более, чем для 4% детей младше 5 лет).

С началом ливийского вооружённого конфликта в 2011 году, продовольственная безопасность страны оказалась под ударом. Основы системы продовольственного обеспечения были подорваны вследствие коллапса внутреннего производства и серьёзных ограничителей импорта продукции.

Главные факторы, которые с началом ливийского кризиса 2011 года привели к подрыву внутреннего агарного производства, следующие.

Во-первых, образование дефицита рабочей силы ввиду массированного оттока с началом вооруженного конфликта иностранных трудовых мигрантов, которые традиционно использовались в качестве основного ресурса в сельском хозяйстве.

Во-вторых, нарушение внешних торговых связей с поставщиками из-за угроз безопасности с началом конфликта (закрытие бизнеса);

В-третьих, ограничение доступа к субсидируемому государством корму для животных, особенно в регионах, контролируемых оппозицией, что привело к фактическому разрушению системы животноводства, пускай и ограниченного.

В-четвёртых, блокирование с началом военных действий основных стимуляторов и элементов, необходимых для ведения сельского хозяйства, в частности, семян, удобрений, услуг ветеринарного контроля.

Что касается ливийского продовольственного рынка, который обеспечивался за счёт импорта продукции, то его коллапс предопределили следующие факторы:

Во-первых, на фоне внутреннего кризиса рост инфляции составил 7% в 2011 году (против 2.5% в 2010 году);

Во-вторых, на фоне роста мировых цен на продовольствие (особенно на пшеницу) и не нефтяные товары, цены на импортное продовольствие и сырьё (корм для животных, семена) в Ливии резко подскочили.

В-третьих, по мере фрагментации власти сошли на нет все государственные субсидии на продовольствие, а также рухнула система государственного распределения продовольствия.

В-четвертых, создаваемая годами на случай чрезвычайных ситуаций и кризисов система стратегических резервов продовольствия лишилась центрального управления и контроля, и была в итоге разграблена различными вооружёнными группировками.

Теперь на основе имеющейся скудной информации о состоянии продовольственного сектора Ливии сегодня, попытаемся оценить уровень её продовольственной безопасности спустя шесть лет после падения режима М. Каддафи.

Как наглядно демонстрируют основные статистические показатели, к концу 2017 года ситуация резко изменилась. Из 6.4-миллионного населения Ливии 1.3 млн человек нуждаются в гуманитарном содействии, включая 400 000 остро нуждающихся в продовольственной помощи. Нуждающееся население проживает преимущественно в городах Триполи и Бенгази, а также на юге страны. Также, в срочной продовольственной помощи нуждается 220 000 временно переселённых лиц.

Угроза продовольственной безопасности в Ливии растёт как из-за падения внутреннего производства, так и коллапса рынков и системы государственного субсидирования. Не работает и государственная система распределения продовольствия из-за конфликта и фактического двоевластия в стране. В частности, внутреннее производство зерновых в 2017 году сократилось на 10% по сравнению с прошлым, и на 18% ниже среднего показателя за последние 5 лет. Это привело к обнищанию фермеров и потере их доходов.

При этом, зависимость от импорта продовольствия только растёт: на текущий момент Ливия на 93% зависит от внешних поставок продовольствия, хотя в докризисный период этот показатель не превышал 75-80%.

В то же время, резкое падение доходов от нефти, основного источника пополнения государственного бюджета, резко ограничивает возможности государства закупать продовольствие на внешних рынках, и в условиях колебания мировых продовольственных цен такая ситуация делает Ливию ещё более уязвимой. Это, пожалуй, на сегодня ключевой фактор влияния на ситуацию в сфере продовольственной безопасности.

Попытки быстро восстановить приостановленную во время кризиса 2011 года добычу нефти и её экспорт на внешний рынок, пока недостаточно успешны. Несмотря на возобновление работы в 2017 году ряда ключевых нефтяных месторождений, пока приблизиться к доконфликтному уровню добычи в 1.55 млн баррелей в день (уровень 2010 года) не удаётся. Из-за продолжающихся столкновений и конфликтов между различными группировками, борющимися за контроль над богатейшими месторождениями нефти, ситуация не выправляется. В итоге, ВВП страны, который в 2011 году упал на 60% из-за приостановки нефтедобычи, после некоторого роста вновь продолжил сокращаться. В 2014 и 2015 гг. он последовательно сокращался на 20% ежегодно.

Также, на продовольственную безопасность Ливии сегодня негативно влияют и ключевые макроэкономические индикаторы, в частности высокая инфляция (27-30% ежегодно) и высокий уровень безработицы (26% населения на протяжении всех шести лет после свержения Каддафи).

В целом, как представляется, ключевыми факторами обеспечения продовольственной безопасности Ливии в 2018 году и в среднесрочной перспективе являются два: внутриполитическая стабильность и доходы от нефти. Причём, эти факторы взаимозависимы.

Внутренний конфликт, который продолжился даже после заключения соглашения о перемирии в июле 2017 года, продолжает напрямую тормозить экономическое восстановление Ливии, не позволяет восполнить добычу нефти и стабилизировать таким образом доходную часть бюджета. Проблемы безопасности и внутренние противоречия различных этнических и политических сил блокируют воссоздание устойчивых социальных систем и централизованных механизмов распределения продовольствия и осуществления внешних закупок, что с учетом специфической аграрной ливийской модели является необходимым условием. Это негативно отражается и на ограниченном внутреннем производстве, которое также сильно зависит от внешних поставок сырья, корма, удобрений и семян.

24.47MB | MySQL:59 | 0,668sec