Внутриполитические проблемы не повлияют на внешнюю политику Пакистана

В ближайшее время состоится судебное заседание в рамках рассмотрения дела бывшего премьер-министра страны Н.Шарифа, который был вынужден покинуть свой пост в связи с утечкой в прессу информации в отношении «панамского оффшора».  Понимая видимо всю шаткость предъявленных обвинений, судебная власть инициировала  19 октября в дополнение еще два обвинения в коррупции: в отношении самого бывшего премьера, его дочери и зятя. Сам он и его родственники естественно безусловно отрицают все обвинения. По оценке экспертов, при любых обстоятельствах этот эпизод уже самым серьезным образом повлиял на расклад сил в пакистанском политическом сообществе. Если  трижды  бывший премьером Н.Шариф  будет признан виновным, то он попадет в тюрьму, что ставит большой знак вопроса над его дальнейшей политической карьерой. Хотя пакистанская история знала  случаи и такого чудесного ренессанса. Тем более, что Н.Шариф, несмотря на все обвинения, и лишившись поста премьера, сохранил свой пост председателя правящей сейчас партии Пакистанская мусульманская лига-Наваз (PML-N). Его полномочия были подтверждены 3 октября. В данном случае эксперты говорят о том, что вся история с обвинениями Н.Шарифа в большей степени связана с политикой. А вернее с политической борьбой как внутри самой партии, так и по линии армия-гражданские. В этой связи эксперты указывают на ожесточение внутрипартийной борьбы между Навазом Шарифом и его братом, премьер-министром Пенджаба Шахбазом Шарифом. Помимо того, что именно Пенджаб является основной электоральной базой правящей партии, сам Шахбаз Шариф пользуется безусловной симпатией со стороны военных в отличие от своего брата. Поэтому противостояние несет в себе отклик обострившейся  проблемы дисбаланса между, по определению политологов, «выбранных» и «невыбранных» институтов власти. Или если говорить проще — между гражданской и военной ветвями власти. Под последней следует считать институт пакистанской армии, которая мечтает, если не о восстановлении своего безусловного влияния на политическую жизнь страны, то, по крайней мере, о серьезном усилении такого влияния. И сделать это армейская верхушка планирует  в союзе с братом бывшего премьера Ш.Шарифом и нынешним премьером Ш.Аббаси, который ставит своей приоритетной целью снижение уровня разгорающейся борьбы между гражданскими и военными. Ш.Аббаси как раз является той самой «компромиссной фигурой», которая устраивает многих в  PML-N и армии. Сам же Н.Шариф открыто называет свое уголовное преследование результатом сговора между «военными и судебной  властью страны, которая явно превышает свои полномочия».  В этой связи очень легко предположить, что в случае, если Н.Шариф в этой борьбе одержит верх, то судебному корпусу придется очень несладко. Судебная власть в Пакистане — это вечный бич для премьеров страны, ни один из которых не сумел полностью отбыть свой срок на этом посту, становясь либо жертвой юридического преследования, либо — военного переворота или покушения со стороны аффилированных с военной разведкой группировок. В любом случае эксперты пока сходятся во мнении, что судебное преследование бывшего премьера независимо от результата сможет самым серьезным повлиять на результаты предстоящих в 2018 году парламентских выборов. При этом практически все эксперты уверены, что правящая партия сумеет победить на них, но оппозиция безусловно потеснит ее в парламенте. При этом успех PML-N будет обеспечен за счет массовой поддержки партии в самом многочисленном пакистанском штате Пенджаб. Это обстоятельство автоматически выводит на первые места в партии и будущей архитектуре исполнительной власти брата Н.Шарифа Шахбаза.

Все эти внутренние трансформации безусловно никоим образом не повлияют на внешнюю политику Пакистана, которая по-прежнему будет ставить в качестве приоритетной для себя цели глобальное противостояние влиянию Индии в регионе, а также использование талибов в качестве основного механизма для установления своего доминирования в соседнем Афганистане.  В этой связи в Исламабаде очень чутко будут прислушиваться к итогам встречи госсекретаря США Р.Тиллерсона с индийским премьером-министром Н.Моди, которая произойдет в рамках нынешнего турне по странам региона главы американской дипломатии. Мы уже сообщали, что надежды США на более активное участие Индии в афганском конфликте успехом не увенчались. Собственно в Вашингтоне никто всерьез такую опцию и не рассматривал, понимая, как такой сценарий мог бы серьезно воспринят в Исламабаде. Но такие планы были, и его сторонники в Пентагоне и ЦРУ США указывали на то, что даже символическое присутствие индийских военных в Афганистане могло самым серьезным образом стимулировать Исламабад на переговоры с Вашингтоном и Кабулом на условиях последних. Сомневаемся в реальности именно такого развития событий. Скорее всего, это привело бы к очень серьезному обострению ситуации как в самом Афганистане, так и по линии разграничения между Индией и Пакистаном. Но в Нью-Дели такой  негативный сценарий просчитали и категорически отказались посылать своих военных в Афганистан. Таким образом, в центре переговоров Р.Тиллерсона в Нью-Дели  будет помимо формирования глобального альянса по совместному противостоянию китайской экономической и политической экспансии в регионе Юго-Восточной Азии, еще и афганское направление, как важнейшая площадка для формирования такого противостояния. Индия в принципе согласилась на активизацию своего экономического присутствия в Афганистане, которое будет включать в себя 116 проектов в 31 одной афганской провинции. И эти проекты будут составлять львиную долю в общем объеме индийской помощи Афганистану, который с 2001 года  составил 3 млрд долларов США. Советник премьер-министра Индии по вопросам безопасности А.Довал посетил Кабул 16 октября. Он обсуждал поставки Кабулу спецтехники для спецслужб и вопрос подготовки афганских сотрудников спецслужб в Индии. Напомним, что этот визит состоялся в тот же день, когда в Омане состоялось первое заседание переговорной группы по Афганистану в составе представителей США, Афганистана, КНР и Пакистана. 24 октября афганских президент А.Гани посетил Нью-Дели.  И реакция в Исламабаде всех политических и военных сегментов власти на эти проявления  афгано-индийского сближения было солидарно негативной. А это в свою очередь лишь подтверждает тезис о том, что при всех внутренних трансформациях отношение пакистанской элиты по отношению к афганскому конфликту останется неизменным.

28.3MB | MySQL:67 | 0,731sec