Иран: что стоит за «делом» Сепенты Никнама

32-летний зороастриец  Сепента Никнам, представитель иранского религиозного   меньшинства, насчитывающего примерно 20 тысяч последователей,  ставший в мае на проходивших в стране выборах местных органов власти депутатом городского Совета Йезда, лишен своих полномочий. Это вызвало оживленную дискуссию как в иранском обществе, так и в местных и международных СМИ. Проясняя возникшую коллизию, аятолла Мохаммад Йазди, член Наблюдательного совета Ирана, заявил 24 октября в интервью информационному агентству «Тасним», что лишение С.Никнама  членства в городском Совете Йезда является окончательным и не подлежащим пересмотру, пояснив, что его присутствие как представителя религиозного меньшинства в этом органе противоречит исламским законам. «Избрание этого господина в городской совет было незаконным, никто не вправе совершать подобное». Об этом сделал заявление и Аббас-Али Кадходаи, официальный пресс-секретарь Наблюдательного совета, который в интервью газета «Шахрванд» отметил, что это касается городов с преобладающим мусульманским населением. Йезд как раз и является таким городом. Обоснованием такого мнения служит высказывание аятоллы Рухоллы Хомейни от 1980 г., когда основатель Исламской Республики сказал, что выдвижение кандидатур немусульман в выборные органы в населенных пунктах, где они составляют меньшинство, противоречит исламскому законодательству

Следует пояснить, что главная функция Наблюдательного совета состоит в повседневном надзоре над работой законодательного органа – парламента с возможным последующим наложением вето на принятие того или иного закона. Кроме того, Наблюдательный совет осуществляет контроль над соблюдением действующей конституции. Он формируется из 6 мусульманских богословов (факихов), которые назначаются религиозным лидером страны,  и 6 выбираемых мусульманских правоведов, которые могут быть как религиозными, так и светскими лицами. Все выносимые парламентом решения в течение 10 дней проходят рассмотрение в Наблюдательном совете на предмет их соответствия положениям ислама и действующей конституции. Это вытекает из статьи 93 Конституции, согласно которой  «без Наблюдательного совета решения парламента не имеют законной силы». По сути, Наблюдательный совет играет роль верхней палаты парламента в условиях, когда таковая иранской конституцией не предусмотрена. Этот же орган дает в случае необходимости консультации по всем вопросам, связанным с мусульманским правом. Поэтому и в случае с избранием С.Никнама депутатом законодательного органа  Йезда именно к нему апеллировали как к высшей инстанции.

Суть проблемы такова. Али-Асгар Багери, один из проигравших кандидатов в члены горсовета Йезда, обратился более месяца назад с жалобой в Высший административный суд, который и вынес решение о прекращении полномочий зороастрийского члена Совета города Йезда. Решение  суда было принято на основании разъяснения секретаря Наблюдательного совета Ирана аятоллы Ахмада Джанати о том, что действующими в Иране законами членство представителей религиозных меньшинств в городских и сельских Советах запрещено. Это вызвало широкие общественные протесты, а председатель горсовета Йезда Голам-Али Сефид заявил, что не  готов исполнить решение суда. Вдобавок к этому, Али Мотаххари, вице-спикер Собрания исламского Совета (парламента Ирана) охарактеризовал решение Высшего административного суда как противоречащее существующему законодательству и приятое единолично секретарем Наблюдательного совета в обход решения коллективного органа.

В дело вмешался и Эсфандияр Бахтиари, депутат парламента от зороастрийской общины Ирана. По его мнению, С.Никнам  заслуженно одержал победу на выборах и должен занять место в горсовете. Даже Али Лариджани, спикер парламента, признал неправомочным лишение С.Никнама  членства в горсовете Йезда. По его мнению, если противоречия по этому поводу с Наблюдательным советом не будут разрешены, вопрос следует передать на рассмотрение арбитражной Комиссии, занимающейся  спорами между ветвями власти. Однако прежний случай рассмотрения тяжбы между ветвями власти, когда истцами выступили Министерство внутренних  и Наблюдательный совет, а спорный вопрос касался прекращения полномочий депутата иранского парламента от Исфахана Мину Халеки, завершился победой исламского органа, поэтому, полагают наблюдатели, и на этот раз Наблюдательный совет выйдет победителем.

Кстати, аятолла Йазди поспешил отреагировать на слова спикера парламента, заявив, что тому не следует высказываться по породу правомочности избрания представителя религиозных меньшинств в органы городского самоуправления, ибо подобная проблематика целиком отнесена к полномочиям  Наблюдательного совета, где имеются самые квалифицированные специалисты по исламскому праву. По мнению аятоллы, эту проблему не нужно излишне политизировать. «Подавляющее большинство населения Йезда составляют мусульмане, зороастрийцев же имеется ничтожное количество. < > Если выявляется проблема связанная с жизнью этой части населения, они должны обращаться в органы правопорядка. Мы с высшими мусульманскими законоведами обсудили вопрос избрания немусульманина членом городского совета и пришли к выводу, что гражданин, принадлежащий к религиозному меньшинству не вправе принимать решения, касающиеся мусульманского большинства, это противоречит законодательству  Исламской Республики Иран».

Резонно возникает вопрос, почему представители признанных в Иране религиозных меньшинств – евреи, христиане и зороастрийцы – обладают правом иметь своего депутата в высшем законодательном органе страны – Собрании исламского Совета, а в отношении органов местного самоуправления они лишены такого права. Интервьюировавший аятоллу Йазди корреспондент информагентства «Тасним» задал ему такой вопрос и получил следующий ответ: « Да, действительно, религиозные меньшинства представлены в парламенте и могут высказываться по принимаемым парламентом  решениям. В иных органах они лишены такого права. Евреи, христиане и зороастрийцы могут голосовать за те или иные решения парламента, а Наблюдательный совет определяет, соответствуют ли эти решения законам шариата». При этом пресс-секретарь Наблюдательного совета Аббас-Али Кадходаи в интервью газета «Шахрванд» пояснил, что участие религиозных меньшинств в выборных органах, кроме парламента, действующими иранскими законами просто не определено.

Отметим, что С.Никнам уже был депутатом в прежнем созыве городского совета Йезда. В нынешнем созыве он набрал почти 22 тысячи голосов, став седьмым по их количеству.  Учитывая, что в Йезде живет всего 6 тысяч зороастрийцев, большинство подданных за него голосов принадлежит мусульманам, пишет государственное информагентство  ИРНА. 10 октября С.Никнам, в связи с отстранением его от депутатства в горсовете Йезда, объявил об организации  мирного пикета жителей города напротив здания городской администрации под лозунгом: «Уважайте голос народа подобающим образом!».

Однако вернемся к Али-Асгару Багери. Именно его жалоба привела к таким печальным последствиям для зороастрийского депутата. Багери — земляк и давний сослуживец генерала Мохаммада Али Джафари – главнокомандующего силами Корпуса стражей исламской революции (КСИР). На выборах весной нынешнего года, когда С.Никнам  получил почти 22 тысячи голосов и прошел в горсовет Йезда, Багери потерпел сокрушительное поражение, заняв 45 место в списке,  и не прошел в городской совет, где заседают всего 11 депутатов.

Впрочем, это уже второй раз, когда не прошедший в городской совет мусульманин пытается лишить мандата С.Никнама из-за его веры и войти в этот выборный орган на образовавшуюся «вакансию». Так было на выборах в 2013 г, когда С.Никнам получил 20 тысяч голосов избирателей и вошел в горсовет. Тогда это возмутило проигравшего выборы мусульманского священнослужителя  Мохаммада-Мехди Хорзаде, который попытался отстранить от депутатства зороастрийца. Однако никакие ухищрения ему не помогли и в течение 4 лет С.Никнам заседал в горсовете Йезда. На этот раз, на последних по времени выборах, Али-Асгар Багери попытался довести до конца то, что начал Мохаммада-Мехди Хорзаде, однако все его усилия дискредитировать  зороастрийского депутата имели обратный эффект, и С.Никнам набрал дополнительные две тысячи голосов жителей Йезда. Его победа очевидна: в горсовет баллотировались 150 кандидатов на 11 мест и С.Никнам стал пятым по количеству поданных за него голосов.  Багери пришлось заняться писанием жалоб и привлечением могущественных покровителей.

Отстранение С.Никнама от работы в качестве депутата уже вызвало полемику со стороны многих политиков. По сообщению информационного агентства ИСНА, выступая 18 октября на заседании городского совета Тегерана, спикер парламента А.Лариджани сказал, что формирование  местных органов власти должно основываться на полном соответствии законам Исламской Республики. При этом секретарь Наблюдательного совета аятолла  А.Джаннати не раз заявлял, что он действует в правовом поле, требуя на основании статей действующей конституции, Закона о местных советах, внутреннего Устава Наблюдательного совета и решения членов этого Совета лишения полномочий С.Никнама как немусульманского  члена совета в городе, где мусульмане составляют подавляющую часть населения.

Принятое решение Высшего административного суда уже вызвало отрицательную реакцию ряда депутатов иранского парламента и либеральных политиков. В середине октября депутаты парламента от Йезда в письме его спикеру А.Лариджани потребовали аннулировать это решение. С подобным же обращением к А.Лариджани обратилась и Ассамблея депутатов провинции Йезд. В ее письме подчеркивается, что решение о депутатстве С.Никнама  не способствует усилению единства народа, национальной сплоченности и укреплению безопасности страны.

В чем же на самом деле  корни упоянутого нами конфликта? Согласно ныне действующей конституции, принятой в конце 1979 г., в Иране, кроме ислама, официально признаны христианство, иудаизм и зороастризм, имеющие своих представителей в парламенте. Упомянем одно из положений конституции, где говорится, что «мусульмане обязаны с добротой и исламской справедливостью обращаться с немусульманами и соблюдать их человеческие права». Насколько же реально межконфессиональное согласие? Дело в том, что ныне действующие иранские законы демонстрируют правовое предпочтение мусульман по отношению к проживающим в стране религиозным меньшинствам. Для немусульман по прошествии 38 лет после установления в стране исламского строя все еще никак не урегулированы вопросы гражданского состояния, возмещения ущерба, социального страхования. Уголовный кодекс страны до сих пор дифференцированно оценивает те или иные противоправные действия, и за одно и то же преступление мусульмане получают более мягкое наказание, чем немусульмане. Все еще неурегулированный вопрос участия немусульман в выборных органах местной власти как раз и демонстрирует нерешенность этих проблем, выливающуюся в правовое неравноправие религиозных меньшинств.

28.09MB | MySQL:67 | 0,773sec