Алжир включает печатный станок

Министр финансов АНДР Абдеррахман Руйя заявил 19 октября о намерении алжирского правительства в 2017 – 19 гг. дополнительно отпечатать для покрытия неотложных государственных нужд и обеспечения национального бюджета почти 3 трлн динар (более 150 млрд евро).

Напомним, что впервые официально о намерении «включить печатный станок» для подобных нужд в сентябре указал премьер-министр страны Ахмед Уяхья, объявивший пятилетний план по сокращению бюджетного дефицита, сводящийся к прямым заимствованиям у Центрального банка Алжира, руководству которого, в свою очередь, было дано указание напечатать необходимое количество деег.

По оценке А.Руйя, уже до конца текущего года ему для выполнения государственных обязательств необходимо дополнительно получить 570 млрд динаров (почти 30 млрд евро), 1.815 трлн динар (около 90 млрд евро) потребуется для тех же нужд в 2018 году и еще 580 млрд динар (свыше 30 млрд евро) в 2019 году.

Согласно расчетам алжирского министра финансов, «Уже в 2020 году казначейству не понадобится никаких средств в том числе из-за ожидаемого низкого уровня дефицита».

Столь странные оценки обусловлены имеющимися у представителей алжирского правящего режима прогнозами, согласно которым ему при помощи введения ограничительных мер на импортные товары удастся остановиться отток капиталов из страны.

Важно отметить, что о включении печатного станка перед президентом АНДР Абдельазизом Бутефликой настоял премьер-министр Ахмед Уяхья.

Несмотря на то, что такое разрешение официально было получено в сентябре 2017 года, согласно источникам из окружения председателя алжирского правительства, последний якобы особо оговорил разрешение на это у лидера страны еще в августе текущего года перед вступлением в свою нынешнюю должность.

Подобные действия А.Уяхья, больше походившие на ультиматум, были обусловлены наличием жестких рамок, которые окружение А.Бутефлики установило для премьер-министра страны: сохранить имеющиеся золотовалютные резервы на уровне не ниже 100 млрд долларов.

Между тем, именно усугубление финансово-экономического кризиса в Алжире и стало одной из основных причин начавшейся в 2017 году правительственной чехарды, в результате чего во многом и лишились поочередно своих должностей уже бывшие премьер-министры Абдельмалек Селлаль и Абдельмаджид Теббун.

В свою очередь, пришедший на место последнего в августе текущего года Ахмед Уяхья столкнулся с проблемой отсутствия средств для выполнения бюджета 2017 г.

Данное положение было, в свою очередь, во многом обусловлено неправильным, непродуманным и чересчур оптимистичным его формированием.

Так, например, при сохранении прежних гипетрофированных расходов на военные нужды бюджет верстался из расчета на то, что нефтяной баррель будет стоить 85 долларов и в этих условиях алжирское правительство исчерпало средства уже к осени текущего года, и было вынуждено пойти на включение печатного станка.

И уже сейчас последствия этой меры начинают сказываться в более заметных темпах роста цен на товары и услуги. Впрочем, основной инфляционный удар алжирцы должны испытать к концу следующего года, когда на рынок будет выброшена основная масса необеспеченных средств.

В этой связи экономисты (в том числе и зарубежные) призывают алжирские власти для минимизации последствий данного решения срочно провести реформы, в том числе отказаться от избыточных трат на государственных чиновников и гипертрофированных военных расходов.

Примечательно, что в течение октября текущего года изменения в Закон о валюте и кредите опубликовали официальные газеты, отметив, что разрешение на подобное использование «нетрадиционных финансов» позволит правительству не только погасить дефицит казны и внутренний долг, но и пополнить истощенный Национальный фонд инвестиций.

Показательно, что эту тему не обошло и американское частное информационно-аналитическое агентство Strategic Forecasting (Stratfor). Оно одновременно обнародовало с вышеупомянутым заявлением А.Руйя аналитическую записку относительно намерения алжирских властей осуществить в 2017 – 19 гг. денежную эмиссию.

В ней эксперты агентства раскритиковали новые экономические решения правительства, в частности, указав, что «алжирская экономика балансирует на грани неуверенности. Правительство АНДР знает, что оно должно начать реформы, чтобы предотвратить экономический крах, но его подход заключается в выборе изоляции. Столкнувшись с трехлетним падением своих доходов от продажи углеводородов, Алжир решил сжечь все свои сбережения, чтобы только не занимать деньги за рубежом. Но эта мера борьбы с кризисом выглядит очень сомнительной.

В условиях, когда золотовалютные запасы страны снизились до уровня красной черты в 100 млрд долларов, алжирское правительство принимает стратегию, противоречащую рекомендациям Международного валютного фонда (МВФ) и включающую в себя значительный риск, в том числе высокую инфляцию».

Представители Stratfor особо отмечают, что «алжирские руководители пытаются успокоить собственное население и бизнес-сообщество, по крайней мере, на краткосрочную перспективу, что они не станут прибегать к внешним заимствованиям. И это отвращение к инвестициям коренится в истории и геополитике страны».

По оценке авторов доклада, «недоверие лидеров АНДР по отношению к международным кредиторам связано с недавним опытом структурной перестройки, осуществленной согласно плану экономического развития, продиктованного МВФ» странам «третьего мира».

Разумеется, при таком раскладе алжирский правящий режим серьезно рискует. Ведь в стране и так последние три года наблюдается подъем протестных настроений, а возможное усиление инфляции в результате включения печатного станка, грозящее в перспективе привести к гиперинфляции, способно вызвать более серьезные выступления населения.

Между тем, представители алжирских властей продолжают надеяться на резкий рост стоимости на мировом рынке углеводородов, хотя надежда на это выглядит явно призрачной.

Формально у них остается возможность «амортизировать» негативные последствия, задействовав имеющиеся 100 млрд долларов золотовалютных накоплений, сделанных в «тучные» нулевые годы и уменьшить явно избыточные расходы на силовиков.

Однако при более детальном рассмотрении эти меры вряд ли осуществимы, поскольку, с одной стороны, значительная часть из средств, условно проходящих как «алжирские», реально принадлежат конкретным представителям правящей верхушки страны, явно не горящих желанием жертвовать ими.

С другой стороны, урезание бюджета силовикам чревато резкой вспышкой их недовольства и при таком раскладе никто уже не сможет гарантировать правящему режиму их лояльность.

Иными словами, как представляется, алжирское руководство оказывается в замкнутом круге и, предпочитая включение печатного станка, оно выбирает наихудший способ решения своих проблем.

24.46MB | MySQL:59 | 0,488sec