Сирия: обострение гуманитарной ситуации вокруг Ракки

Гуманитарное положение населения освобожденной 17 октября подразделениями «Сил демократической Сирии» (СДС) сирийской Ракки продолжает ухудшаться. Сразу после достижения договорённостей между СДС и «Исламским государством» (ИГ, запрещено в России) о предоставлении коридора для оставшихся в Ракке мирных жителей, около 3 тысяч человек, преимущественно женщины и дети (а также раненые либо тяжелобольные молодые люди) были направлены в крупнейший в этом районе лагерь для временно перемещённых лиц Айн Исса, где уже находилось к этому моменту 12 тысяч человек.

Речи о возвращении населения в Раку в ближайшей и даже среднесрочной перспективе не идёт. Помимо того, что жилой фонд города и инфраструктура полностью разрушены, отсутствуют даже услуги и минимальные условия для жизни, включая центральную систему подачи воды, электроэнергии и отопления. В преддверии зимы, последний фактор особенно актуален. Но наиболее опасным является наличие неразорвавшихся боеприпасов и иных взрывных устройств, которые могли быть оставлены террористами. Потребуется тотальная зачистка города на предмет его разминирования сапёрами, а это достаточно длительный процесс.

По предварительным оценкам экспертов гуманитарных организаций, побывавших в Ракке сразу после ее освобождения, гуманитарная ситуация там на порядок сложнее, чем в ранее освобождённых от террористов территорий Восточного Алеппо в Сирии и Западного Мосула в Ираке. В частности, специалисты неправительственной гуманитарной организации Save the Children («Спасти детей») и Сирийской обсерватории по правам человека, более 80% этого некогда 300-хтысячного города сильно разрушено. В том числе разрушены школы, рынки, больницы. В ходе боев за освобождение Ракки с июля по октябрь текущего года погибло 1800 мирных жителей. В ходе штурма американской коалицией на город было сброшено и запущено более 10 тысяч бомб и ракет. Примечательно, что только в течение августа (наиболее интенсивный период штурма) на Ракку было обрушено 5800 бомб, что в 10 раз больше, чем за тот же период американской кампании в Афганистане.

Но главный вопрос, который неизбежно возникает, — кто готов взять на себя ответственность по восстановлению города и выделению многомиллиардных инвестиций на эти цели. Есть очень большие сомнения, что контролирующие сегодня город силы способны на это. СДС уже обратились с призывом к международному сообществу оказать финансовую поддержку процессу восстановления Ракки. Курирующие их США также пока воздерживаются от комментариев на эту тему. Выделив курдам, которые составляют основу СДС, оборудование и средства на разминирование Ракки, американцы  через Госдепартамент уже дали ясно понять, что финансировать на долгосрочной основе послевоенное восстановление Ракки  не планируют. Это ещё и не выгодно политически, поскольку фактически будет направлено против воюющей с курдами Турцией, все ещё партнёра по НАТО и союзника в регионе. В то же время, Вашингтон вероятно будет пытаться уговорить другие арабские страны региона, прежде всего Саудовскую Аравию и ОАЭ, заплатить за восстановление Ракки, в противовес соперничающими с ними в Сирии Турции и Ирану. Примечательно, что Саудовская Аравия уже громогласно объявила о планах сыграть «ключевую роль» в реконструкции и восстановлении Ракки. Вполне возможно, правда, что будет реализовал более эффективный и экономичный альтернативный сценарий — сооружение с нуля нового города поблизости, вместо того, чтобы заниматься долгим и дорогостоящим разминированием и восстановлением Ракки.

Какой бы вариант не выбрали, по мере возвращения жителей, важнейшей насущной проблемой станет управление городом. Освободившие его СДС будут стремиться всячески вовлечь Ракку в процесс децентрализации федеральной власти в Сирии. Пока, в качестве временной меры, СДС проецирует на Ракку опыт «демократического управления» ранее освобожденных от ИГ городов: с апреля 2017 года на базе крупнейшего лагеря беженцев Айн Исса сформирован городской совет Ракки. Он укомплектован на основе этнического баланса между курдами и арабами, а также гендерного баланса. Такая, довольно примитивная конфигурация, успешно применялась СДС в небольших приграничных с Сирийским Курдистаном городах, где межплеменные отношения играют доминирующую роль. Однако ее успех в довольно крупном и многослойном с точки зрения социального статуса жителей городе сомнителен. В то же время, какой будет конфигурация сирийской власти и политического процесса к моменту полноценного возвращения Ракки к мирной довоенной жизни (на это могут уйти годы), пока остаётся под знаком вопроса. Поэтому вопрос управления Раккой — проблема в ближайшем будущем неизбежная, но пока несколько отодвинутая на задний план.

Вопрос поиска источников финансирования в ближайшее время будет, пожалуй, наиболее актуальным. Пока гуманитарный призыв ООН отдельно по Ракке не объявлен, но очевидно, до конца 2017 года первоначальный бюджет такой восстановительной операции уже будет рассчитан. По примеру Мосула, только на восстановление системы подачи питьевой воды, электричества, сточных вод и школьной инфраструктуры потребуется более 1 млрд долларов. В 2018 году в Кувейте состоится крупная донорская конференция, которая планирует рассмотреть отдельно вопрос восстановления сирийских и иракских городов, которые были освобождены от «Исламского государства», включая Ракку.

Отдельного регулярного финансирования требует содержание жителей Ракки, ставших временно перемещенными лицами. По данным Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ), более 312 000 покинули Ракку и пригороды с 2011 года. Многие бывшие жители Ракки (по данным ООН, до 190 000 человек) размещены сегодня в лагерях к северу от Ракки, на территории, контролируемой СДС. По данным гуманитарной неправительственной организации «Спасти детей», условия содержания в лагерях очень плохие и ситуация продолжает и дальше ухудшаться по мере наполнения лагерей новыми волнами беженцев из Ракки. По данным экспертов другой гуманитарной неправительственной организации Mercy Corps, лагеря под Раккой уже давно переполнены, а приближение зимы представляет реальную угрозу для людей, проживающих в неприспособленных к холодам палатках.

В любом случае, очевидно, что реальных возможностей облегчить в ближайшем будущем гуманитарную ситуацию в Ракке не просматривается. В силу прежде всего политических хитросплетений, ожидать эффективного и быстрого финансирования гуманитарных потребностей населения Ракки не приходится. К сожалению, даже идея общей победы над «Исламским государством» не является сегодня достаточным стимулятором для объединения донорских и инвестиционных усилий, способных в корне изменить положение Ракки и ее жителей в самое ближайшее время. По мере приближения зимы 2017-2018, Ракка грозит превратится в очередной ненаселённый город-призрак.

28.38MB | MySQL:67 | 0,799sec