Внутренний конфликт в основе продовольственного кризиса в Южном Судане

Парадокс непрекращающегося с 2013 года продовольственного кризиса в Южном Судане заключается в отсутствии характерных внешних факторов воздействия, таких как, например, вовлеченность страны в региональный конфликт; наличие внутри организованной террористической угрозы; острый дефицит земельных, водных либо иных ресурсов. Даже климатические изменения, характерные для всего региона и регулярно проявляющиеся в форме наводнений и засух, достаточно адаптивны и не могут служить первопричиной образования голода и дефицита продовольствия.

Главным стимулятором продовольственного кризиса в Южном Судане является внутриполитическая нестабильность и фактически идущая все это время вооруженная борьба между различными кланами и племенами за власть, финансовые и энергетические ресурсы, которая уже привела к фактическому коллапсу национальной экономики, массовым перемещениям населения (1.8 млн внутренне перемещенных лиц и 2 млн мигрантов), фактически поставив на грань голода более 50% населения страны. По данным Управления по координации гуманитарных вопросов (УКГВ), на конец октября 2017 г. в ситуации гуманитарного кризиса находилось 6 млн человек (56% всего населения). Ожидается, что к декабрю это число может упасть до 4.8-5.1 млн человек, но затем продолжит стабильно варьироваться в этих пределах до марта-июля 2018 года, когда намечены следующие национальные выборы. При том, по последним данным УКГВ ООН, в пределах этой категории (5-6 млн человек) доля граждан, находящихся в чрезвычайной гуманитарной ситуации возросло вдвое по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Кроме того, как и весной этого года, около 25 тысяч человек по-прежнему находятся в условиях гуманитарной катастрофы и регулярного продовольственного дефицита, то есть фактически на грани выживания. Условия их продовольственного обеспечения за последние 6 месяцев так и не удалось кардинально улучшить.

В среднесрочной перспективе ожидать внутриполитической стабилизации не приходится, а это значит, что острый продовольственный кризис получит свое продолжение. По оценкам главы миротворческой миссии ООН в Южном Судане Дэвида Ширара на конец сентября текущего года, многие участники внутреннего конфликта не готовы и не желают начинать серьезный диалог, поэтому все попытки международных партнеров на этом направлении бесполезны. В частности, главная конфликтная линия проходит между президентом С.Киира и возглавляемой им Народной партии освобождения Судана и сторонниками оппозиционного ему бывшего вице-президента Р.Машара. Формально конфликт идет между центральным правительством, которому не удается поставить под свой контроль все провинции страны, и повстанцами. Однако по сути это межэтнический конфликт между представителями доминирующей народности динка (к ней относится президент С.Киир) и племени нуэр, из которого происходит Р.Машар. Таким образом, именно межэтнический конфликт спровоцировал продовольственный кризис и голод, и без его разрешения нет никаких возможностей для гуманитарного урегулирования. Ни активное гуманитарное вмешательство, ни наличие 12-тысячного миротворческого контингента ООН не способны в этих условиях в корне изменить сложившуюся ситуацию.

Более того, на почве межэтнического противостояния в различных регионах страны все активнее стали проявляться случаи этнических чисток и геноцида, носящие перманентный характер. По оценкам экспертов, эти проявления будут более частыми по мере приближения к общенациональным выборам весной следующего года. Растущее насилие и раскол на межэтнической почве неблагоприятно влияют как на гуманитарную ситуацию сегодня, ограничивая доступ населения к помощи и провоцируя новый всплеск массовых переселений, так и на долгосрочное развитие национальной экономики в перспективе.

В контексте гуманитарной помощи, главным негативным фактором является растущее недоверие доноров, взносы которых в условиях внутреннего конфликта оказываются неспособными улучшить гуманитарную ситуацию, а потому – низкоэффективными. В частности, стал колебаться главный спонсор гуманитарных программ для Южного Судана – США. Американская гуманитарная помощь молодому государству в период 2014-2017 гг. составила 2 млрд долларов США (крупнейший реципиент США в последние годы), однако теперь администрация Д.Трампа приняла решение о её сокращении. Уже на следующий бюджетный период США выделят Южному Судану 635 млн долл., что будет на 350 млн долл. меньше, чем нынешний бюджет, cоставляющий 985 млн долл.

В контексте долгосрочного развития, продолжается деградация национальной экономики. В частности, идет подрыв хозяйственной деятельности, разрушение рыночных систем и инфраструктуры, дальнейший рост миграции трудоспособного населения заграницу. В свою очередь, экономический кризис приводит к девальвации национальной валюты, росту инфляции и стагнации в аграрном производстве. В агарном секторе, кстати говоря, сегодня занято 78% населения при гораздо меньшем вкладе этого сектора в национальный ВВП (менее 15%), что говорит о его низкой эффективности. Дефицит бюджета ограничивает возможности государства инвестировать в стратегические отрасли и инфраструктурные проекты развития, поскольку львиная доля расходов приходится на выплату заработных плат. Так, например, в 2018-2019 гг. на инфраструктурные проекты правительство планирует израсходовать не более 2 млн долл. Одновременно, как и в ситуации с гуманитарной помощью, внутренний конфликт отпугивает потенциальных доноров на цели долгосрочного развития. В частности, выделяемые по линии Всемирного банка и Африканского банка развития гранты и кредиты не гарантированы ввиду нестабильной внутренней ситуации. В начале осени правительство заявило о привлечении новых инвестиций с общим бюджетом более 100 млн долл. из этих двух финансовых институтов, однако взносы эти пока окончательно не подтверждены.

Но наиболее серьезный удар по национальной экономике был нанесен в результате стагнации нефтяного сектора, главного источника доходной статьи бюджета. Гражданская война препятствует восстановлению этого сектора и наращиванию экспорта нефти. Так, в 2017-2018 гг. правительство ожидает доход от продажи нефти на уровне 820 млн долл., что почти в 3 раза ниже уровня дохода от нефти в периоде 2013-2014, когда он достигал 2.3 млрд долл. При этом, более половины ожидаемого дохода – порядка 450 млн долл. – уйдет на оплату транзитных расходов Судану (через порты которого нефть экспортируется), и еще 180 млн долларов будет возвращено в форме государственных субсидий.

Падение доходов от нефти ведет к сокращению бюджета и государственных расходов, усиливая социальную напряженность в обществе. Более того, внутренний конфликт и нестабильность отпугивают потенциальных международных инвесторов, без вклада которых модернизировать нефтедобывающий сектор и нарастить таким образом объемы добычи не представляется возможным. С начала гражданской войны 2013 года приостановили свои инвестиционные планы сотрудничества с Южным Суданом такие энергетические гиганты как Exxon Mobil и Тotal. Последняя в сотрудничестве с нигерийской энергетической компанией пыталась в текущем году возобновить сотрудничество по нефтедобычи на двух крупных месторождениях, но переговоры пока не привели к результатам. В целом, усилия правительства восстановить доверие инвесторов пока не увенчались успехом. В частности, организованная правительством «первая международная нефтяная конференция» в Джубе в конце октября 2017 года фактически провалилась, поскольку крупные инвесторы и представители глобальных энергетических компаний ее проигнорировали.

Таким образом, межплеменные противоречия, которые лежат в основе текущего внутриполитического кризиса в Южном Судане, оказывают и продолжат оказывать всестороннее воздействие на его экономическое развитие, не позволяя переломить ситуацию в области продовольственной безопасности. Задача донорской помощи в этих условиях может заключаться лишь в попытках удержать дальнейшее ухудшение гуманитарной ситуации и не допустить ее перерастания в массовый голод. Пока это отчасти удается, и объявленный в начале года голод в ряде регионов страны удалось ликвидировать. Но угроза повторения этой ситуации уже в начале следующего года весьма вероятна. Также нужно иметь в виду, что по мере затягивания конфликта эффективность донорской иглы продолжит неминуемо снижаться, и реальных шансов для выхода в обозримой перспективе из продовольственного кризиса остается все меньше.

32.95MB | MySQL:68 | 0,935sec