Возможна ли ирано-американская встреча на высшем уровне

В продолжающейся в последнее время обстановке нагнетания напряженности на ирано-американском треке, довольно неожиданной оказалась недавняя публикация в американской газете  The Washington Post со  ссылкой на источники в американском и некоем «иностранном» правительстве, которая  информировала о том, что в начале нынешней осени правительство США  обратилось за посредничеством в организации встречи между президентом США Дональдом  Трампом и его иранским коллегой Хасаном Роухани к президенту Франции Эмманюэлю Макрону. Это случилось через несколько часов после резкой антииранской речи Д.Трампа, в которой он назвал Иран «бандитским государством». Это выступление, которое было его первым публичным шагом на сессии Генеральной Ассамблеи ООН, Д.Трамп обратился к международному сообществу с просьбой противодействовать дестабилизирующим акциям «преступного иранского режима». Вряд ли иранскому лидеру пришлись тогда по душе резкие пассажи американского президента типа: « Иранское правительство прячет за маской лживой демократии коррумпированную диктатуру, превратив богатую историей страну в бандитское государство с пустой экономикой, главная статья экспорта которой – насилие, кровопролитие и анархия».

Упомянутая нами просьба о посредничестве была направлена через госсекретаря США Рекса Тиллерсона, который для этого связался со своим французским коллегой. По словам оставшихся анонимными источников, как передало фарсиязычное  международное радио «Фарда», французские посредники уже через несколько часов озвучили категорический отрицательный ответ Ирана на просьбу американского президента с пояснением, что иранцы не считают, что американцы обращаются с серьезным предложением, и просьба является на самом деле провокационной.

Поясняя причины необходимой Д.Трампу встречи, источники заявляли, что американский президент хотел сделать предупреждение иранскому коллеге. Д.Трамп, якобы хотел пожурить Х.Роухани, сказав ему, что негоже наниматься такими делами, которые «вы проделываете». Одновременно, как видно, Д.Трамп хотел довести до сведения Х.Роухани информацию о том, что США работают над изменением своей стратегии по отношению к Ирану в направление ужесточения позиции по иранской ядерной программе. Речь шла о будущем заявлении от 13 октября, в котором президент Д.Трампы вновь отметил, что его страна не может подтвердить выполнение Ираном условий СВПД, что в очередной раз подлило масла в огонь ирано-американской конфронтации. На самом деле, суммирует The Washington Post, подробности и задачи этой предполагаемой встречи не совсем ясны, неизвестно даже, кто бы встречался с Х.Роухани в случае согласия – то ли сам президент, то ли глава Госдепа Р.Тиллерсон, то ли кто-то еще.

Надо сказать, что возможность встречи между двумя президентами присутствовала во время осенней сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Но регламент речей руководителей двух стран на сессии предусматривал их выступления в разные дни, чтобы минимизировать их случайные контакты. Как Д.Трампу, так и Х.Роухани не очень-то хотелось встречаться друг с другом в неофициальной обстановке. По данным СМИ, каждый из президентов отсутствовал во время произнесения речи своим коллегой. Возможность их встречи вообще не была предусмотрена, и по этому поводу МИД  ИРИ даже сообщил, что президент Х.Роухани отклонил просьбу Д.Трампа встретиться в кулуарах этой сессии.

Добавим, что спикер Белого дома опроверг само сообщение о просьбе Д.Трампа, не дав никаких пояснений. То же самое, по утверждению иранского агентства «Фарс», сделал и пресс-секретарь иранского МИДа Бахрам Касеми. По мнению радио «Фарда»,  сама  идея встречи исходила не от президента Д.Трампа, а от госсекретаря Р.Тиллерсона. Глава внешнеполитического ведомства США является на сегодня высшим вашингтонским функционером, которому удалось встретиться с официальным представителем ИРИ в ранге министра. Разумеется, речь идет о контакте Р.Тиллерсона с главой иранского МИДа Мохаммад-Джавадом Зарифом на церемонии встречи глав МИДов стран – подписантов венских договоренностей.

Между тем,  была еще одна не вполне удачная попытка встречи глав внешнеполитических ведомств ИРИ и США. Она состоялась белее десяти лет назад, в мае 2007 г. в египетском городе Шарм аш-Шейхе на международной конференции по ситуации в Ираке. Тогдашний форум собрал министров иностранных дел соседних с Ираком арабских стран, глав МИД стран — постоянных членов Совета Безопасности ООН. В нем участвовал генеральный секретарь ООН, Лига арабских стран, другие международные организации. Главной интригой форума как раз и было участие в нем США и Ирана. Все ждали первых ирано-американских переговоров на уровне глав МИДов двух стран – госсекретаря Кондолизы Райс и ее иранского коллеги Манучехра Моттаки, на которых бы решалась задача возобновления диалога с Ираном. Это была бы первая подобная встреча за 28 лет, прошедших после победы в Иране Исламской революции. В Иране было много противников этой встречи, ибо тогда, как и сейчас, многие не одобряли идею сближения с главным идеологическим противником.

Хотя К.Райс имела мандат на проведение переговоров с иранской делегацией, полновесной встречи не получилось. Из публикаций того времени видно, что никакой беседы вообще не было, а был обмен приветствиями, разбавленный репликой К.Райс о том, что уровень английского языка  М.Моттаки выше, чем ее арабский. Сама К.Райс, отвечая на вопрос о том, удалось ли ей побеседовать с главой иранского МИДа, ответила, что на конференции для этого не нашлось удобного повода. The Washington Post от 3 мая 2007 г. написала, что в США разделяют точку зрения о том, что глава МИДа ИРИ М.Моттаки не является на деле лицом, принимающим решения по вопросам международной политики Ирана. Между тем, американо-иранские переговоры в Шарм аш-Шейхе все же состоялись, однако на уровне экспертов.

Анализируя ситуацию, иранский сайт «Базтаб» писал: «Вопрос не в том, что не сложились обстоятельства и глава МИДа не сумел воспользоваться присутствием на форуме госсекретаря США. Причина гораздо значительнее и состоит в том, что у иранской дипломатии до сих пор не выработана стратегия диалога с США, который пришло время начать». Именно по этой причине после разрыва отношений между двумя странами в 1979 г. их главы между собой никогда не встречались. Хотя, если быть точными, во время первого визита нынешнего иранского президента Х.Роухани в Нью-Йорк для участия в Генеральной Ассамблее ООН в 2013 г. он имел телефонный разговор с тогдашним  главой Белого дома Б.Обамой. Это был совершенно беспрецедентный случай, ставший поводом для недовольства консервативной части иранского истеблишмента.

Отметим в очередной раз, что для подавляющего большинства населения Ирана США остаются врагом номер один, и даже в годы президентства Б.Обамы, когда считалось, что Вашингтон сбавил антииранское давление, в Иране превалировала высказанная президентом фраза о том, что США скрывают свою сущность «чугунной руки» в мягкой перчатке.  Настрой на антиамериканском настроении задает сам верховный лидер ИРИ аятолла Али Хаменеи: в сентябре нынешнего года, почти в самом начале второго срока Х.Роухани, инструктируя его новое правительство, он рекомендовал сохранить традиционное недоверие к США.

Не способствуют смягчению позиции противостояния друг другу и заявления лидеров двух стран. Так, Х.Роухани на церемонии представления парламенту кандидатур министров науки и энергетики, состоявшейся 29 октября, заявил: «Мы строили ракеты, строим их сейчас и будем строить в будущем, ибо это не входит в противоречие ни с международным законодательством, ни с резолюцией 2231 совета Безопасности ООН». Кстати эта резолюция, принятая после подписания в Вене в июле 2015 г. СВПД, запретила  производить испытания ракет с ядерными боеголовками. Как писало информагентство ИСНА, Х.Роухани добавил: «Мы будем производить и складировать любое оружие любых модификаций, в котором будем нуждаться, и используем его без всякого сомнения в любой момент, когда это будет необходимо для нашей обороны». Разумеется, эти слова касались и ракет, испытания которых прошли в Иране несколькими месяцами ранее и вызвали шквал критики со стороны США и ряда их союзников. Иран заявляет, что не занимается проектированием и производством ракет, используемых как носители ядерных боеголовок, и поэтому его ракетная программа не входит в противоречие с СВПД, однако США и ряд западных стран не согласны с этим утверждением. Так, Ники Хейли, американский представитель в ООН, не соглашаясь с тем, что иранская ракетная программа носит только оборонительный характер, охарактеризовала эту программу как неприемлемую. В продолжение этой полемики Iranpressnews  опубликовал 5 ноября более жесткое заявление Н.Хейли: «Мы приглашаем весь мир противостоять угрозам иранского режима, причем действовать более решительно: не считать количество его центрифуг, а осознавать, сколько он террористов он пестует защищает и какое количество ракет испытывает».

Разумеется, в такой атмосфере взаимных обвинений ожидать сближения позиций двух сторон по многочисленным проблемам, накопившимся за почти четыре десятилетия жесткой конфронтации.  абсолютно нереально.

33.04MB | MySQL:68 | 0,805sec