Надо ли России участвовать в усилиях США в попытках договорится с талибами

Талибы в Афганистане по-прежнему отказываются сесть за стол переговоров с правительством страны. Это подчеркнул в обнародованном в пятницу докладе исполняющий обязанности генерального инспектора Пентагона Гленн Файн. «В афганском мирном процессе практически нет движения, — указал он. — Движение «Талибан» продолжает отклонять приглашения вступить в переговоры о мире. Госдепартамент США пытается убедить «Талибан» сесть за стол переговоров. По словам официальных лиц Госдепартамента, они прилагают усилия провести встречу по Афганистану в формате группы «6 + 1», чтобы скоординировать шаги, необходимые для запуска мирного процесса в этой стране». «Группа включает США, Пакистан, Китай, Россию, Индию, Иран и Афганистан», — пояснил Файн.  По его словам, в конце сентября в Афганистане «в боях участвовали от 25 тыс. до 35 тыс. боевиков движения «Талибан»» и правительство полностью контролировало лишь «57% районов страны». Военная операция США в Афганистане, начатая в 2001 году, обошлась уже «в 679,8 млрд долларов». «В одобренном Конгрессом США бюджете Минобороны США на 2018 финансовый год (начался 1 октября — прим. ТАСС) на военные операции выделено еще 64,6 млрд долларов, в том числе 45,9 млрд долларов — на Афганистан», — заметил он. Отметим «примирительные» нотки в докладе представителя Пентагона в отношении реанимации формата «6+1». Естественно, рроссийская дипломатия тут же ухватится за эту возможность поучаствовать в неком переговорном формате, активно используя тезис: «лучше говорить, чем воевать». А если не делать ни то, ни другое? Особенно на фоне блокирования США эксплуатации российского вертолетного парка в Афганистане и постоянных выпадов со стороны афганского президента А.Гани в отношении поставок талибам оружия из России. Поэтому не совсем понятно, зачем России надо помогать США и их союзникам по НАТО искать пути выхода из афганской патовой ситуации. С таким подходом к решению этой проблемы американцы воевали там 16 лет и еще столько же будут воевать. А вернее — имитировать эту войну и радостно осваивать выделенные Конгрессом очень немалые суммы. Вообще сам факт выделения такой суммы однозначно свидетельствует только о том, что о реальном мирном процессе в Афганистане до следующего финансового года можно спокойно забыть: выделенные деньги надо обязательно освоить. Основным аргументом российских сторонников диалога с американцами по афганскому досье является тезис о «растущей опасности  экспансии исламистского «джихадизма» в среднеазиатский регион». Но, во-первых, никто не может привести ни одного внятного факта проявления такой экспансии. Напряженность на границе Туркмении с Афганистаном годичной давности смело отнесем к возникшим проблемам пересечения границы со стороны туркмен, которые традиционно проживают в Афганистане. Но это точно не талибы, которые хотят таким образом экспортировать «исламскую революцию» в Туркменистан. Еще один грозный агент исламистов в лице Исламского движения Узбекистана (ИДУ) не имеет сейчас реального боевого потенциала для осуществления каких-то серьезных акций. Исламская партия возрождения Таджикистана находится на перепутье, и ее эмиссары в основном воюют на стороне ИГ в Сирии. Хотя конечно потенциально именно эта группа наиболее опасна в свете возможной дестабилизации ситуации в самом Таджикистане. Но причем в данном контексте Афганистан? Это чисто внутритаджикские внутриклановые дела. Кроме того, талибы через пакистанцев и иранцев, а иногда и в прямом режиме неоднократно четко указывали на то, что они держат устойчивый нейтралитет в отношении осуществления любых экспансий в регион Центтральной Азии. Мы далеки от того, чтобы безоговорочно верить всем обещаниям, но объективно внутриполитическая ситуация в Афганистане и самом «Талибане» предельно далека от сценария начала какой-то массированной исламистской экспансии в центральноазиатский регион. Прежде всего потому, что это не нужно ни талибам, ни Исламабаду, ни Ирану. Особенно в рамках того, что эти страны объективно рассматривают вероятности использования активизации двустороннего сотрудничества в Москвой в качестве демонстрации противовеса именно Вашингтону. Другими словами, пока в Афганистане идет внутриусобная «драка», говорить о каких-то серьезных неприятностях в центральноазиатском регионе с афганского угла не приходится. Сторонам внутриафганского конфликта и их зарубежным спонсорам просто элементарно не до этого. Таким образом, цинично заметим, что чем дольше идет война талибов с Кабулом и американцами, тем больше спокойствия в Центральной Азии мы будем наблюдать. Кто не согласен и будет возмущаться, пусть предоставит факты реального вмешательства талибов в дела центральноазиатского региона или подготовки широкомасштабного наступления с афганской территории. Подчеркнем — не рассуждения и демонстрацию гипотетических вариантов развития событий, а именно факты. Наркопоток, который называется отечественными экспертами как одна из принципиальных угроз национальной безопасности (и это безусловно так), не имеет никакого отношения к теме исключительно талибов. Это повседневная жизнь афганского декханина, и она будет таковой, пока не изменится структура народного хозяйства Афганистана. И вопросы перспектив диалога с американцами тут не причем. Вообще, поскольку американцы с наркотиками в Афганистане борются в последнюю очередь и по остаточному принципу.
Таким образом, нет ни одного внятного аргумента для того, чтобы участвовать в усилиях США в их попытках договориться с талибами. Поскольку такой сценарий достижения стабильности в стране потенциально высвободит силы «непримиримых» для совершения всяких «пакостей» в Центральной Азии, ослабит нынешний тренд на укрепление отношений с Пакистаном в области ВТС, нарушит самым серьезным образом сложившийся ирано-пакистанский альянс в противовес оси Кабул-Вашингтон-Нью-Дели. Если российская дипломатия боится, что с такой позицией «выжидания» Москва не успеет вскочить на ступеньку уходящего поезда внутриафганского урегулирования, то успокоим ее. Нет никаких оснований для того, чтобы американцы и талибы договорились бы. С нашей помощью или без оной. Талибы изначально обозначили, что говорить будут только с Вашингтоном, без участия афганского правительства, которое они считают марионеточным. «Талибан» также подчеркнул, что мира в Афганистане не будет без вывода всех иностранных войск из страны и гарантий того, что представители движения войдут в правительство национального единства. Именно  эти два условия (дистанцирование Кабула и вывод войск) является неопределимым препятствием для любых форматов серьезного диалога между ними.

33.14MB | MySQL:68 | 0,822sec