О проекте газопровода из Ирана в Индию

В ходе визита президента В.В.Путина 1 ноября с.г. в ИРИ между Минэнерго РФ и Министерством нефти Ирана был подписан меморандум о поддержке проекта поставок газа из Ирана в Индию. Как пояснил, в дальнейшем глава Минэнерго России А.Новак речь идет о «реализации проектов, связанных с добычей газа на территории Ирана и поставок этого ресурса в Индию через исключительную экономическую зону Пакистана по дну Персидского залива»[i].

В рамках этого проекта будет осуществлено строительство газопровода длиной 1200 км с учетом отвода (1130 км — без него).

То, что сообщил российский министр, выглядит как настоящая сенсация! Неужели России удалось найти, наконец, выход из геополитического тупика, который сопровождает вопрос поставки энергоресурсов на Индостан вот уже более 20 лет?

Из пресс-релиза «Газпрома»  следует, что он подписал четыре взаимосвязанных меморандума по сотрудничеству с иранскими организациями. Два из них с  Национальной иранской нефтяной компанией (NIOC) по реализации проекта строительства газопровода Иран — Пакистан.  — Индия и по разработке концепции создания единой системы добычи, транспортировки природного газа и газохимии на территории Ирана, третий с Организацией по развитию и реконструкцией Ирана (IMIDRO) — по сжижению газа для последующей реализации в третьих странах и последний, четвертый — рамочный о партнерстве с Министерством нефти Ирана [ii].

В качестве ресурсной базы газопровода предполагается использовать газ, получаемый российской госкомпанией от ее участия во 2 и 3 очереди месторождения «Южный Парс». На первом этапе видимо будет продлен недавно смонтированный иранский газопровод от Чахбахара до пакистанского Гвадара, где имеются удобные глубины. Далее по морскому дну он пройдет до точки отвода в 70 км на шельфе напротив Карачи, где будет установлена промежуточная платформа с газоперерабатывающим заводом по производству СПГ. В резервном варианте этот завод будет построен в самом Гвадаре (это третий протокол «Газпрома» с ИМИДРО). Одна из ниток подводного СПГ трубопровода будет протянута до Карачи и состыкована с газопроводом «Север — Юг» (Карачи-Лахор), другая же пойдет в индийский штат Гуджарат. Конечным пунктом газопровода в Индии, как упоминают разные источники, станет Порбандар или порт Вадинар [iii], который оснащен системой подводных и надземных трубопроводов (этот порт получила «Роснефть» в результате покупки доли в индийской компании Essar Oil). В случае необходимости расширения проекта (например, подключение туркменского газа) трубопровод может быть дополнен еще двумя нитками мощностью по 27,5 млрд куб.м в год природного газа каждая. В первоначальном варианте мощность трубопровода составит 31 млрд куб. м в год, а общая  стоимость работ оценивается в 7 млрд долл.

Реализовать такой проект в состоянии только «Газпром», который имеет соответствующую компетенцию, оборудование для проведения подводных работ, а также  опыт эксплуатации морских трубопроводов. Но пройдет ли он в морском варианте здесь возникают сомнения в силу того, что накануне визита 13 октября с.г. заместитель министра энергетики России Юрий Сентюрин и заместитель министра энергетики Пакистана Сикандар Султан Раджа подписали соглашение о создании условий по поставкам российской стороной СПГ на регазификационные терминалы Пакистана. Как подчеркивается в пресс-релизе Минэнерго, «уполномоченные организации – ПАО «Газпром» и ГК «Пакистан ЭлЭнДжи Лимитед» — в течение двух месяцев после  вступления соглашения в силу планируют выйти на подписание долгосрочного договора купли-продажи сжиженного природного газа»[iv]. Таким образом, принимая во внимание заключенные «Газпромом» меморандумы в Иране, речь идет о поставках СПГ в Пакистан, произведенного с использованием иранского газа.

В пользу этого варианта свидетельствует и интервью министра нефти Ирана Б.Н.Зангане газете «Та’адол»[v], данное им после переговоров в рамках визита В.В.Путина. В частности, он заявил, что основным препятствием для поставок иранского газа в Пакистан выступает отсутствие гарантий его оплаты и цена. Дело в том, что Иран вот уже более 2 лет пытается получить официальные разъяснения Пакистана по срокам сдачи его участка газопровода «Мир», последний из которых прошел в декабре 2014 г. Вначале Тегеран слышал оправдания о задержке работ по проекту в связи с санкциями, затем из-за отсутствия средств. Между тем, Тегеран к 2017 г. довел трубопровод до пакистанской границы и пригрозил Исламабаду подачей иска в Международный арбитражный суд в связи понесенными много миллиардными убытками от исполнения своей части работ [vi].

Далее Б.Н.Зангане отметил, что третий участник проекта магистрального газопровода Иран-Пакистан (МГП ИП) нужен не только в качестве оператора газопровода, но и как агент по распределению газа в Пакистане. На эту роль, по его словам, претендуют три зарубежные компании, включая «Газпром».

По сути, Иран приглашает Россию стать посредником для разрешения тупиковой ситуации с МГП ИП (другое название «Мир»).

Почему Россия активизировала свои усилия в этой области на пакистанском направлении?

Главной на сегодня причиной является усиление  конкурентной борьбы  за пакистанский рынок энергоносителей. Пока правительство этой страны не приняло окончательного решения относительно перспектив энергообеспечения страны. Пакистанское правительство идет параллельно сразу по трем треками (программа СПГ, ТАПИ или «Мир»), пытаясь достичь наиболее конкурентных цен.

В течение последних 4-х лет правительство Пакистана реализует программу по сокращению дефицита энергии в стране посредством закупки импортного СПГ и строительства СПГ – терминалов [vii]. В настоящее время этот дефицит составляет минимум около 67 млн куб. м/сутки (2 млрд куб. фт./сутки) природного газа [viii]. В 2015 г. в порту Касим был запущен 1-й  СПГ — терминал пропускной мощностью 17 млн куб. м/сутки (0,6 млрд куб. фт./сутки) и в ноябре планируется запустить 2-й  терминал, который увеличит количество импортируемого СПГ до 34 млн куб. м/сутки. Всего запланировано построить четыре СПГ-терминала, чтобы удовлетворить растущее потребление природного газа в Пакистане, которое к 2022 г составит около 30 млн т /год СПГ (41,4 млрд куб. м/год) [ix]. Для обеспечения потребностей в СПГ Пакистан в феврале 2016 г. подписал выгодный контракт с Катаром на поставку 3,75 млн т СПГ в год до 2032 г. При этом цена за СПГ была установлена на уровне 13,37% от стоимости барреля нефти марки Brent, что позволяет закрыть имеющийся энергодефицит на 20% . В мае 2017 г. тендер государственной Pakistan LNG Ltd. выиграл итальянский производитель нефти и газа Eni, который будет поставлять в общей сложности 11 млн т СПГ в течение следующих 15 лет при цене 12,29% от стоимости барреля нефти марки Brent.

Указанный контракт дает Пакистану возможность не только снижать цену на СПГ других поставщиков («Газпром», Оман и США), но и получить  более выгодные условия покупки газа по трубопроводу Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия (ТАПИ). В силу напряженной обстановки в Афганистане и неуверенности остальных участников работы по трансафганскому газопроводу ведутся с 2015 г. только главным его акционером госконцерном «Туркменгаз». Однако по инвестиционному соглашению 2016 г. Исламабад обязан до конца текущего года инвестировать 3,2 млрд долл. в проектно-изыскательские работы на своей территории [x]. Кроме этого после принятия президентом США Д.Трампом новой стратегии по Афганистану в августе с.г. на Пакистан оказывается сильное американское давление в плане прекращения поддержки талибов. В декабре запланировано проведение заседания управляющего комитета ТАПИ, где Исламабад будет требовать снижения цены за туркменский газ с учетом упомянутых скидок по СПГ поставкам [xi].

Третьим треком в энергетической стратегии Пакистана выступает вышеупомянутый газопровод «Мир». Этот проект в сочетании с заводом по СПГ «Газпрома» и возможной реализацией российским «Ростехом» контракта от 2015 г. на строительство газопровода «Север — Юг» (Карачи-Лахор) поддерживается КНР. Еще в ходе визита в Исламабад в 2015 г. председатель КНР Си Цзиньпин обещал на 85% финансировать расходы на строительство пакистанской части этого газопровода. Интерес Китая в данном случае заключается в энергообеспечении проекта «Китайско-пакистанского экономического коридора» [xii], который предполагает преобразование Пакистана и вывод западных провинций КНР в порт Гвадар. Согласно нему в пакистанскую экономику будет инвестировано более 51 млрд долл.

Что касается продления морского трубопровода «Газпромом» до Индии, то в современных условиях это очень маловероятно. Индия еще в 2008 г. покинула проект под влиянием США. После же выхода Ирана из режима санкций в 2016 году, она выступила за строительство подводного газопровода Иран-Оман-Индия, который идет в обход экономической зоны Пакистана. Окончательный поворот в пользу поставок СПГ она сделала после визита премьер-министра Нарендра Моди в США в июне с.г. Подтверждением этого курса Нью-Дели в отношении Тегерана стало сокращение на 40% импорта иранской нефти летом с.г. и рекомендации правительства компаниям воздержаться от инвестиций в совместные проекты на основе иранского газа и в СЭЗ Чахбахар [xiii].

После подписания в ходе визита Д.Трампа в КНР соглашений по проектам и поставкам сланцевого СПГ, очевидно, что США  рассматривают страны АТР, как перспективный рынок для сбыта своих углеводородов и не заинтересованы в конкуренции там с более дешевым трубопроводным газом.

Суммируя вышеизложенное, можно заключить следующее. Газопровод «Мир» с участием российского «Газпрома» имеет шансы на реализацию. Однако единственным вариантом его осуществления пока может быть маршрут Иран-Пакистан-запад КНР, что соответствует китайскому плану КПЭК. Безусловно, это сопряжено с большим количеством рисков, вызванных как вопросами безопасности, так и финансовой несостоятельностью Пакистана, но при наличии гарантий Пекина они могли бы быть существенно нивелированы. В более глобальном аспекте здесь можно говорить о сопряжении ЕврАзЭС с китайской инициативой «Один пояс — один путь», как новой конфигурации евразийского континента. На эту возможность несколько раз указывал российский президент В.В.Путин, в том числе на экономическом форуме в Пекине в мае с.г.

[i] ps://ria.ru/economy/20171102/1508076154.html

[ii] http://www.gazprom.ru/press/news/2017/november/article376847/

[iii] http://www.essarports.com/section_level2.aspx?cont_id=uZJCH0l2iwA=

[iv] https://minenergo.gov.ru/node/9551

[v] http://www.taadolnewspaper.ir/%D8%A8%D8%AE%D8%B4-%D9%86%D9%81%D8%AA-%D8%A7%D9%86%D8%B1%DA%98%DB%8C-131/110349-%D9%85%D8%B9%D9%85%D8%A7%DB%8C-%D9%86%D9%82%D8%B4-%D8%B1%D9%88%D8%B3%DB%8C%D9%87-%D8%AF%D8%B1-%D8%B5%D8%A7%D8%AF%D8%B1%D8%A7%D8%AA-%DA%AF%D8%A7%D8

[vi] http://www.bartarinha.ir/fa/news/589120/%D9%88%D8%A7%D9%83%D9%86%D8%B4-%D8%B2%D9%86%DA%AF%D9%86%D9%87-%D8%A8%D9%87-%D8%AF%D9%8E%D8%A8%D9%87-%D8%AA%D8%A7%D8%B2%D9%87-%D9%BE%D8%A7%D9%83%D8%B3%D8%AA%D8%A7%D9%86

[vii] https://neftegaz.ru/tech_library/view/4346-SPG-terminal-regazifikatsionnyj

[viii] https://tribune.com.pk/story/1044645/game-changer-pakistan-qatar-sign-16-billion-lng-deal/

[ix] https://neftegaz.ru/news/view/166489-V-noyabre-2017-g-v-Pakistane-vvedut-v-ekspluatatsiyu-2-y-regazifikatsionnyj-SPG-terminal

[x] http://www.farsnews.com/newstext.php?nn=13960510000437

[xi] https://tribune.com.pk/story/1559593/2-tapi-pipeline-pakistan-press-reducing-gas-import-price/?amp=1

[xii] http://va.ivran.ru/articles?artid=7258

[xiii] http://indianexpress.com/article/business/business-others/rising-iran-us-tensions-govt-asks-indian-firms-to-go-slow-on-chabahar-projects-4590091/

33.58MB | MySQL:69 | 0,809sec