О перспективах новой стратегии США по Афганистану

Ситуация в Афганистане до сих пор характеризуется как боевая ничья, несмотря на новую военно-политическую стратегию США, уже три месяца реализуемую в Южной Азии. Это признал в четверг в интервью телекомпании Эн-би-си командующий войсками США в Афганистане генерал Джон Николсон. «Мы все еще находимся в патовой ситуации», — заявил американский военачальник. Его оценка идет вразрез с высказываниями президента США Дональда Трампа, который утверждал в тот же день, что американские войска добились за последние месяцы радикальных перемен в ходе операции в Афганистане. «Вы переломили ее за последние 3-4 месяца <…>», — сказал Трамп по видеосвязи американским военнослужащим, которые дислоцированы за рубежом, комментируя ситуацию в Афганистане. В связи с этим хозяин Белого дома заверил, что руководство в Кабуле открыто говорит о таких переменах к лучшему в ходе борьбы с боевиками в Афганистане. О том, что американская операция в Афганистане находится «в мертвой точке», Николсон говорил и в феврале на слушаниях в комитете по делам Вооруженных сил Сената Конгресса США. Афганская военная кампания была начата Вашингтоном 16 лет тому назад и обошлась на сегодня в 680 млрд долларов США и 2,35 тыс. убитых. Мы привели это сообщение ровно для того, чтобы еще раз продемонстрировать, что слова и заявления Д.Трампа зачастую не имеют ничего общего с действительностью. Более того, чиновники администрации и Пентагона не стесняются их опровергать публично, что конечно выставляет хозяина Белого дома в глупом виде. Но сейчас собственно еще раз о самой «новой стратегии США» по Афганистану и ее перспективах. Дж.Николсон в своем заявлении также выразил мнение, что новая стратегия позволит США в конечном счете добиться преимущества над боевиками в Афганистане. «Нынешние перемены в политике [США в Афганистане] развернули вспять тот упадок, в котором мы находились с 2011 года», — убежден генерал. На его взгляд, в последние годы США в Афганистане фактически «донесли до противника, что потеряли волю к победе». «А теперь с новой политикой <…> мы одержим победу», — считает командующий. Это совсем не так, поскольку не видно никаких признаков военного прогресса, кроме как очень сомнительных с точки зрения правдоподобности реляций афганских военных о ликвидированных то там, то здесь каких-то групп боевиков. Во-первых, это невозможно никоим образом подтвердить из альтернативных источников. Во-вторых, даже приводимые ангажированными афганскими военными данные говорят о каких-то единичных потерях среди талибов, что совершенно в малой степени влияет на общую ситуацию в стране. За это время не было объявлено ни об одном разгроме крупного формирования талибов и установлении плотного правительственного контроля над какой-либо провинцией или уездом, которые находятся в списке «сомнительных» территорий. То есть таких, которые по признанию самих американцев, находятся под полным или частичным контролем талибов. А таковых по официальной статистике не менее 40 процентов. Наращивание воинского контингента в этой связи не дает американцам никакой площадки для маневра, они в большинстве случаев просто физически подменяют собой ненадежные гарнизоны собственно афганской армии и выступают в большей степени статистами и сдерживающим фактором. Но никак не наступающим, что собственно более логично, если неоходимо запустить переговорный процесс на нужных условиях на фоне обязательного максимального военного ослабления противника. Как это делается, например, российскими войсками в той же Сирии. Из всего этого следует, что роль армии в данном случае именно сдерживающая и необходимая в рамках обеспечения баланса сил для начала глобального переговорного процесса. Это собственно подтверждает сам Дж.Николсон.  Он пояснил, что имеет в виду «урегулирование путем переговоров» положения в Афганистане, «понижающее уровни насилия и защищающее родину», то есть Соединенные Штаты. «<…> Мы создали все условия для того, чтобы победить», — убежден Дж.Николсон. Или вернее — почетно капитулировать, поскольку из нынешней стратегии США не вырисовывается вариантов никаких компромиссных решений. Отсутствует база для начала переговоров — предварительные позиции сторон (имеется ввиду Пакистан и Иран, с одной стороны, и США — с другой) диаметрально противоположны, что делает невозможным сам факт их начала в продуктивном ключе. Исламабад настаивает на выводе всех иностранных войск из Афганистана, что неприемлемо для США, который это демонстрирует в том числе и наращиванием своих военных и контингентов стран НАТО. Если речь идет о переговорах, то совершенно непонятна в этом контексте роль Госдепартамента. Ссылки президента США на то, что американские дипломаты ищут новые форматы переговоров с реанимацией формата «6 плюс 1» не находят подтверждения на практике. Более того, основных партнеров по этому формату в лице РФ, Ирана, Пакистана и КНР от этого процесса продолжают дистанцировать. То есть именно переговоры провозглашаются «краеугольным камнем» новой стратегии, но при этом не делается ровно ничего, чтобы эти переговоры начать или создать базу для этого. Точечные бомбардировки в данном случае неправильный и бесполезный алгоритм действий. Более того, Вашингтон делает все возможное, чтобы эти переговоры не начались никогда в принципе. Какой-то чиновник в Госдепартаменте США (не сомневаемся, что не без материальной «подсказки» со стороны индийских лоббистов) решил, что активизация усилий по более активному инкорпорированию Нью-Дели в афганское досье с точки зрения военного и политического аспекта заставит Исламабад пойти на уступки. Попытки пакистанцев довести до американцев через саудовские каналы мысль о том, что это тупиковый путь развития с точки зрения начал реально эффективного переговорного процесса, ни к чему не привели. И вот закономерный ответ Исламабада. Пакистанские власти на днях отменили домашний арест для одного из организаторов атаки в Мумбаи в 2008 году Хафиза Саида под предлогом «отсутствия доказательств его причастности к этому преступлению». Это не только символический жест, но и еще очень ясный сигнал о том, что печально известная организация «Лашкар е-Тойба» выходит из забвения и снова в строю. Рискнем предположить, что эта «карманная» группа пакистанских военных в самом скором времени начнет заявлять о себе свойственными ей способами именно на своем приоритетном «индийском направлении». Естественно это означает, что в Исламабаде не видят прогресса на пути своего присутствия в переговорных форматах по внутриафганскому урегулированию, которые предлагаются американцами при сознательном их осложнении, и начинают кампанию «асимметричных ответов» на индийском направлении в том числе.

33.57MB | MySQL:69 | 1,036sec