Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (20 — 26 ноября 2017 года)

Наиболее важные события в регионе на минувшей неделе происходили в Сирии и Египте. 22 ноября в Сочи состоялась встреча президентов России, Турции и Ирана В. Путина, Р. Т. Эрдогана и Х. Роухани на которой три лидера определили приоритетные формы сотрудничества по сирийскому урегулированию. В Египте на Синайском полуострове 24 ноября был совершен крупнейший в истории страны теракт, приведший к гибели 305 человек, 128 человек получили ранения.

20 ноября президент России В. Путин провел в Сочи переговоры с президентом Сирии Б. Асадом. Сообщается, что В. Путин и Б. Асад «подготовили почву для решений», которые были приняты 22 ноября на встрече лидеров России, Ирана и Турции.

По итогам сочинской встречи В. Путин, Р. Т. Эрдоган и Х. Роухани согласовали совместное заявление, которое определяет приоритетные сферы сотрудничества трех стран по сирийскому урегулированию. Лидеры договорились, что продолжат сотрудничать для окончательного разгрома «Исламского государства» (ИГ, запрещено в РФ) и будут координировать усилия для обеспечения снижения насилия в Сирии. В заявлении подчеркивается, что «ни одна политическая инициатива, в том числе, зоны деэскалации, не должна подрывать суверенитет, единство и территориальную целостность Сирии». Участники встречи также договорились продолжить работу в астанинском формате для упрочения мира в Сирии. Три президента поддержали проведение Конгресса сирийского национального диалога в Сочи. В. Путин назвал прошедшие переговоры конструктивными. Он проинформировал по телефону руководителей США, Саудовской Аравии, Катара, Египта и Израиля об основных итогах сочинского саммита. Р. Т. Эрдоган заявил, что рассчитывает уже в ближайшее время увидеть «позитивные эффекты» от принятых на встрече в Сочи решений по Сирии. Он также рассчитывает на регулярные, «один или два раза в месяц», консультации по Сирии с Москвой с участием Ирана. Х. Роухани заверил Б. Асада, что Иран будет поддерживать Сирию в борьбе с терроризмом, заявив, что «сочинский саммит был хорошим шагом в нужное время». МИД Сирии одобрил решения, принятые в Сочи.

24 ноября президент США Д. Трамп и президент Турции Р. Т. Эрдоган в ходе телефонного разговора подчеркнули «важность выполнения резолюции 2254 Совбеза ООН и поддержки женевского процесса под эгидой ООН с тем, чтобы мирным путем покончить с гражданской войной» в Сирии. Д. Трамп также довел до сведения Р. Т. Эрдогана информацию о предстоящих изменениях в оказании поддержки партнерам США в Сирии. По словам главы турецкого МИДа М. Чавушоглу, глава Белого дома пообещал прекратить поставки оружия сирийским курдским отрядам из «Сил народной самообороны». М. Чавушоглу отметил, что «турецкая сторона удовлетворена заявлением» Д. Трампа.

22-24 ноября в саудовской столице Эр-Рияде прошла конференция сирийской оппозиции, на которой была сформирована единая делегация противников режима Б. Асада для ведения прямых переговоров с правительством на начинающейся 28 ноября межсирийской встрече в Женеве. Основу делегации составят представители Высшего комитета по переговорам (ВКП, «эр-риядская группа») и вооруженных группировок, ведущих борьбу с властями Дамаска. И хотя оппозиционеры призвали к переговорам «без предварительных условий с какой-либо стороны», они в то же время указали на «необходимость ухода Асада с началом переходного периода». Оппозиционные фракции также «отвергают любое вмешательство извне, в особенности, со стороны Ирана», обвинив эту страну «в распространении терроризма и демографических изменениях в регионе». Отметим, что перед началом встречи в Эр-Рияде ряды ВКП покинули его верховный руководитель Р. Хиджаб и десять других радикальных представителей оппозиции.

Тем временем в различных районах Сирии продолжаются боевые действия правительственных войск и союзных им сил с боевиками экстремистских и террористических группировок. 20 ноября от боевиков ИГ был освобожден город Бу-Камаль. Правительственные войска продолжают наступление от Дейр-эз-Зора к Бу-Камалю вдоль правого берега Евфрата. На минувшей неделе бомбардировщики Ту-22М3 ВКС России четыре раза – 23, 24, 25 и 26 ноября, наносили групповые удары по объектам боевиков ИГ на северо-востоке Сирии.

Активная фаза российской контртеррористической операции в Сирии близка к завершению, сообщил 21 ноября начальник Генштаба ВС РФ генерал В. Герасимов. Генерал также заявил, что группировка российских войск в Сирии будет существенно сокращена. Это, возможно, произойдет до «конца года».

США планируют не выводить свои войска из Сирии после разгрома ИГ и учредить новую власть на севере страны, сообщила газета The Washington Post со ссылкой на источники в американской администрации. В Вашингтоне считают, что внезапный вывод войск США из Сирии может помочь Б. Асаду «завершить захват сирийской территории» и гарантировать ему «политическое выживание». «Это исход, который станет победой для Ирана». Чтобы его избежать, американцы намерены поддерживать военное присутствие на севере Сирии и организовать там местную власть, независимую от правительства Б. Асада. Сообщается, что численность ВС США в Сирии составляет порядка 2 тыс. человек, а не 500 человек, как об этом говорилось ранее. Со своей стороны, командующий иранского КСИР генерал М. А. Джафари заявил 23 ноября, что военные силы ИРИ останутся на территории Сирии и после окончания боевых действий в стране. По его словам, КСИР «будет играть активную роль в установлении (в Сирии) режима полного и окончательного прекращения огня».

24 ноября в Египте на севере Синайского полуострова был совершен крупнейший в истории страны теракт. В результате нападения боевиков на мечеть во время пятничной молитвы в населенном пункте Эр-Рауда погибли 305 человек, а 128 – получили ранения. Террористы (20-30 человек) сначала привели в действие взрывное устройство среди молящихся, а затем открыли по людям огонь. Сообщается, что нападавшие несли с собой флаги ИГ. Имеется информация, что за нападением стоят боевики группировки «Ансар Бейт аль-Макдис», присягнувшей на верность «Исламскому государству». Власти АРЕ в срочном порядке начали проведение операции «Месть за мучеников» по преследованию и ликвидации террористов на севере и в центре Синая. Операция проводится с участием ВВС и спецподразделений МВД. Старейшины крупнейших бедуинских племен Синайского полуострова после террористической атаки сообщили, что ими принято решение не придерживаться традиционных клановых границ для более эффективной помощи египетской армии в борьбе с террористами.

Премьер-министр Ливана Р. Харири прибыл 22 ноября в Бейрут и отказался от своего прежнего решения об отставке, объявленного им 4 ноября в Эр-Рияде. Р.Харири заявил, что снова возглавит правительство республики до мая 2018г., когда в стране пройдут парламентские выборы. Премьер сообщил, что будет сотрудничать с президентом республики М. Ауном, чтобы «уберечь Ливан от окружающего его огня конфликтов». Р. Харири отметил, что пошел на такой шаг «в надежде на продолжение серьезного и ответственного диалога с целью преодоления причин, вызвавших его решение подать отставку». 26 ноября глава ливанского правительства заявил, что «не встанет» на позиции «Хизбаллы», поскольку она «вредит нашим арабским братьям и влияет на стабильность и безопасность их стран».

23-24 ноября Россию впервые посетил с визитом президент Судана О. аль-Башир. Он провел переговоры с президентом РФ В. Путиным, главой российского правительства Д. Медведевым и министром обороны С. Шойгу. О. аль-Башир выразил благодарность России за позицию в защиту его страны на международных площадках, а также заявил: «Мы можем отметить большое совпадение позиций (наших стран) по большинству вопросов». Судан договорился с Минобороны РФ о содействии в модернизации своих вооруженных сил. О. аль-Башир обсудил с В. Путиным и С. Шойгу возможность создания в стране российской военной базы. По итогам визита было подписано несколько межправительственных соглашений и меморандумов о сотрудничестве между РФ и Суданом в сфере экономики, образования и др.

Верховный федеральный суд Ирака 20 ноября признал неконституционным референдум о независимости Иракского Курдистана, прошедший 25 сентября, отменив «все итоги и последствия» этого шага курдских властей.

21 ноября премьер-министр Ирака Х. аль-Абади объявил о полном поражении ИГ в республике с военной точки зрения. «Следующим этапом станет зачистка пустынных районов [провинции] Анбара от террористов. Только после ее завершения мы объявим об окончательном поражении группировки». Вместе с тем, аль-Абади предупредил, что ИГ может продолжать совершать теракты, используя политические разногласия в Ираке. Тем временем 23 ноября проправительственные силы Ирака начали военную операцию по зачистке от боевиков ИГ западных пустынных территорий расположенных в провинциях Салах-эд-Дин, Найнава и Анбар. К настоящему времени сообщается об освобождении от противника большого числа населенных пунктов в этих регионах.

Турция и США намерены вести совместную борьбу с «Исламским государством», Рабочей партией Курдистана и ФЕТО («Террористической организацией фетхуллахистов»). Решение об этом приняли 24 ноября в ходе телефонного разговора президенты Р. Т. Эрдоган и Д. Трамп. Трамп также обсудил Эрдоганом возможность закупки Турцией у США военной техники.

Между тем в Турции продолжается кампания репрессий против лиц, подозреваемых в причастности к попытке госпереворота в июле 2016 г. и связях с ФЕТО. Так, на минувшей неделе было санкционировано задержание и арестованы еще примерно 300 человек из числа ранее уволенных преподавателей и сотрудников министерства финансов, а также врачей и адвокатов.

Турция не планирует разрывать связи с Североатлантическим альянсом после инцидента на учениях НАТО в Норвегии, заявил 21 ноября официальный представитель президента страны И. Калын. Напомним, что на недавних учениях альянса в Норвегии портрет основателя Турецкой Республики М. К. Ататюрка и имя Р. Т. Эрдогана использовались для обозначения условного противника. Из-за этого 40 турецких военных были отозваны с учений.

Турция не видит в отношениях с Россией альтернативу партнерству с НАТО, США и Евросоюзом и не считает, что должна быть поставлена перед выбором, заявил 23 ноября глава турецкого МИДа М. Чавушоглу.

Большинство из тех, кого власти Саудовской Аравии обвинили в коррупции, согласились на досудебное урегулирование, предполагающее национализацию части их состояния, сообщил 24 ноября наследный принц КСА Мухаммед  бен Сальман. По его словам, из всех лиц, обвиненных в коррупции, «95% согласились на досудебное урегулирование». В итоге, как заявил принц Сальман, в результате соглашений было собрано около 100 млрд долларов.

26 ноября в Эр-Рияде прошло первое совещание министров обороны 41 страны, входящих в Исламскую военную антитеррористическую коалицию, созданную в декабре 2015г. Главные вопросы, внесенные в повестку дня, — «усиление сотрудничества и интеграции внутри союза, фактическое объединение усилий исламских стран в вооруженном противостоянии терроризму». В итоговом заявлении совещания говорится о намерении участников коалиции «сплотить усилия для совместной борьбы с терроризмом».

В столице Пакистана Исламабаде на минувшей неделе проходили массовые протесты. Поводом для них послужило решение властей внести поправки в закон о выборах, которые спровоцировали недовольство среди радикально настроенных мусульман. 25 ноября после истечения срока ультиматума властей, согласно которому активисты должны были прекратить сидячие забастовки протеста, полиция начала силовой разгон протестующих. Протесты проходят также в Карачи, Лахоре, Кветте и некоторых других местах. В ходе столкновений по всей стране пострадали порядка 250 человек с обеих сторон, четверо погибли. Для подавления массовых акций протеста власти Пакистана привлекли армию.

 

Приложение

 

 

Об отношениях Ирака с аравийскими монархиями

 

 

Отношения Ирака с аравийскими монархиями носят сложный, неровный характер. Особый, во многом негативный отпечаток накладывает на них то обстоятельство, что во всех странах-членах ССАГПЗ у власти находятся суннитские династии, в то время как иракское руководство представлено преимущественно шиитами. Одним из главных противоречий между Багдадом и аравийскими столицами является также отношение к Ирану. Аравийцы считают, что Ирак все больше попадает в сферу влияния Тегерана и опасаются дальнейшего углубления этого процесса. Сказываются и различия в подходах к ряду региональных проблем, особенно к сирийскому конфликту.

В последние годы руководство Ирака стремится улучшить отношения с южными соседями, получить с их стороны поддержку своей политики, особенно по курдской проблеме. В то же время Багдад резко негативно относится к попыткам некоторых аравийских государств вмешиваться во внутренние дела страны, оказывать содействие местным суннитским оппозиционным силам. Что касается аравийских монархий, то они официально высказываются в поддержку единства и территориальной целостности Ирака, невмешательства в его внутренние дела, подчеркивали важность укрепления безопасности и стабильности в этой стране. При этом у аравийских соседей нет уверенности «в положительном исходе происходящих сейчас в Ираке внутриполитических процессов». Одновременно у них есть опасение насчет возможного возрождения Ирака как сильного регионального государства, которое вновь станет их «серьезным соперником в политических и экономических вопросах, а также (что не исключается) попытается угрожать их безопасности».

Багдад стремится не вмешиваться конфликты, происходящие в ССАГПЗ. Так, Ирак заявил, что не является частью спора, возникшего летом с. г. между КСА, ОАЭ, Египтом, Бахрейном и Катаром, и сохраняет хорошие отношения со всеми странами. Одновременно было выражено сожаление по поводу того, что арабская «четверка» объявила о разрыве дипотношений с Катаром и ввела блокаду эмирата. И еще, «в Багдаде дали в опосредованной форме негативную оценку требований, которые арабская «четверка» выдвинула Катару в качестве условий для восстановления отношений».

Отношения Ирака с Саудовской Аравией характеризуются наличием серьезных противоречий, которые имеют «глубокие корни», произрастающие из соперничества Багдада и Эр-Рияда за влияние в зоне Персидского залива и в арабском мире. Иракское руководство негативно воспринимает попытки КСА вмешиваться во внутренние дела республики. Со своей стороны, КСА официально выступает с позиций сохранения Ирака «как единого, независимого и стабильного арабского и мусульманского государства», уважающего «конфессиональные группы своих граждан». В Эр-Рияде постоянно подчеркивают, что королевство не поддерживает ни одну из иракских политических и религиозных группировок, «находясь от них на равном удалении».

«Тема глобальной шиитской экспансии остается одной из главных для Эр-Рияда применительно к Ираку». При этом «и Иран, и КСА полагают нынешний Ирак зоной своих стратегических интересов и намерены серьезно поспорить за влияние». Эр-Рияд всячески стремится «отдалить Ирак от иранской политический повестки и оторвать его от создаваемой Тегераном «оси сопротивления»», разыгрывая, в частности, карту арабского национализма.

Между Ираком и КСА имеются серьёзные разногласия по Сирии: Багдад поддерживает режим Б. Асада, в то время как Эр-Рияд является одним из главных спонсоров противников официального Дамаска.

В последние два года Ирак и КСА пытаются нормализовать двусторонние отношения. Эр-Рияд восстановил дипотношения с Багдадом. Активизировались политические контакты. Так, в 2017 г. премьер-министр Ирака Х. аль-Абади дважды (в июне и октябре) посетил с визитами КСА. По их итогам стороны заявили о готовности «открыть новые горизонты сотрудничества во многих областях, включая политику, экономику, сферу безопасности, торговли и инвестиций, туризм и культурные связи». Багдад и Эр-Рияд договорились об открытии погранпереходов между двумя странами и создании торговых зон в приграничных районах. Возобновлено регулярное воздушное сообщение между КСА и Ираком. Две страны подтвердили следование решениям ОПЕК, направленным на стабилизацию мировых цен на энергоносители. В октябре 2017г. создан Координационный совет Ирака и КСА.

Отдельно отметим деятельность саудовцев по налаживанию отношений с иракскими шиитами. Так, в июле 2017 г. королевство посетил влиятельный иракский шиитский лидер М. ас-Садр. В данном случае, как полагают эксперты, Эр-Рияд стремится «максимально разобщить шиитскую элиту Ирака, вывести часть ее из-под безусловного влияния Тегерана, используя принцип традиционного арабо-персидского противостояния.

Что касается курдской проблемы, то она «рассматривается в КСА как важный фактор сдерживания иранской экспансии в Ираке».

В целом позитивно развиваются отношения между Ираком и Кувейтом. В Багдаде официально подчеркивают свою приверженность международным резолюциям, касающимся независимости Кувейта. Кувейтское руководство заявляет, что хочет видеть Ирак «стабильным и единым» государством. Регулярно происходит обмен визитами высокопоставленных деятелей двух стран. Растет взаимный товарооборот, продвигается, хоть и медленно, работа по демаркации спорных участков иракско-кувейтской границы.

Тем не менее, два государства и два народа так и не преодолели взаимное недоверие, подозрительность, отчужденность и прямую враждебность, накопившиеся за минувшие десятилетия, и пока не в состоянии отказаться от негативных наслоений и стереотипов прошлого.

Проблемой, негативно влияющей на двусторонние отношения, является строительство Кувейтом морского порта Мубарак на острове Бубиян. Багдад заявляет, что строительство этого порта в непосредственной близости от иракской границы нанесет ущерб интересам Ирака, тогда как Кувейт полагает сооружение порта на своей территории законным правом эмирата.

Ирак в ноябре 2017 г. согласился возобновить выплаты в фонд возмещения Кувейту ущерба, нанесенного во время оккупации эмирата в 1990-1991 гг. Сумма остающейся задолженности составляет 4,6 млрд долларов.

Нормальные отношения поддерживаются между Ираком и ОАЭ. В Абу-Даби Ирак рассматривают в качестве важного регионального партнера. Отмечается рост эмиратских инвестиций в иракскую экономику. ОАЭ оказывает помощь в восстановлении районов, освобожденных от боевиков «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России).

В то же время в ОАЭ регулярно, в том числе на официальном уровне, делаются критические заявления в отношении иракских шиитских ополченческих формирований, которые в Абу-Даби относят к террористическим организациям. В Багдаде эти заявления рассматриваются не иначе, как вмешательство во внутренние дела Ирака. Поддерживает ОАЭ и контакты с иракскими шиитами. Так, в августе 2017 г. Абу-Даби посетил влиятельный иракский шиитский политик М. ас-Садр.

Официально ОАЭ выступают за сохранение единства иракского государства. В то же время ОАЭ оказали финансовое содействие прошедшему 25 сентября референдуму по независимости Иракского Курдистана (ИК). Отметим, что ОАЭ занимают первое место среди аравийских монархий по инвестициям в ИК и обладают наиболее высоким уровнем дипломатических и политических связей с Эрбилем.

В 2015г. Ирак и Катар подписали соглашение о возобновлении дипотношений через 25 лет после их разрыва. Активно развивается двусторонний политический диалог. Катар заявляет о намерении принять активное участие в восстановлении Ирака после войны с ИГ. Багдад и Доха в 2017 г. договорись о совместных действиях в случае кризисов. В то же время в 2016 г. иракские власти отозвали лицензию на деятельность в стране катарской телекомпании «Аль-Джазира» и закрыли ее представительство в Багдаде. Представителям «Аль-Джазиры» запрещено заниматься профессиональной деятельностью на всей территории Ирака.

Отношения между Ираком и Бахрейном характеризуются элементами враждебности. В Багдаде жестко осуждают преследование шиитской оппозиции в Бахрейне. Отметим, что иракская реакция на события в Бахрейне во многом обусловлена историческими тесными семейными, религиозными, торговыми и политическими связями между шиитами двух стран. Власти же Бахрейна расценивают высказывания иракского правительства как прямое вмешательство во внутренние дела королевства, «препятствующие развитию дружественных отношений между двумя странами».

В августе 2017 г. Ирак с визитом посетил глава МИД Бахрейна Х. Аль Халифа. По итогам переговоров в Багдаде стороны высказались за нормализацию отношений между двумя государствами.

На низком уровне, но без проблем поддерживаются отношения Ирака с Оманом. Султанат не вмешивается в иракские внутренние дела.

42.99MB | MySQL:92 | 1,073sec