Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (27 ноября – 3 декабря 2017 года)

Наиболее важные события в регионе на минувшей неделе были связаны с Йеменом и Сирией. В Йемене вспыхнул вооруженный конфликт между сторонниками экс-президента страны А. А. Салеха и шиитскими мятежниками-хоуситами. В Женеве безрезультатно закончилась первая часть восьмого раунда межсирийских переговоров.

В Йемене кризис в отношениях между шиитскими мятежниками-хоуситами и сторонниками бывшего президента страны А. А. Салеха на прошедшей неделе перешел в стадию вооруженного противостояния в йеменской столице Сане и прилегающих к городу районах. При этом на сторону бывшего президента встали местные племена, перекрывшие дороги для продвижения сил хоуситов. Боестолкновения начались 29 ноября после очередной попытки хоуситов арестовать в Сане командующего силами бывшей Республиканской гвардии (РГ). Отметим, что ранее, в середине ноября, хоуситы пытались арестовать самого А. А.Салеха, его сына, племянника и некоторых лиц из ближнего круга бывшего главы государства. Тогда дело смогли уладить тем, что А. А. Салех подписал документ об отказе от дальнейших попыток начать сепаратные переговоры с Саудовской Аравией.

Лояльные А. А. Салеху силы возложили всю ответственность за начавшееся кровопролитие на хоуситов, которых они обвинили «в перевороте и подрыве партнерства». Партия А. А. Салеха – Всеобщий народный конгресс — призвала граждан Йемена противостоять мятежникам-хоуситам (сторонники движения «Ансар Аллах»), обвинив их в разжигании гражданской войны и «опасном заговоре» с целью «подорвать единство и сплоченность йеменцев». В ответ лидер «Ансар Аллах» А. М. аль-Хоуси назвал действия сторонников А. А. Салеха «безрассудными и подозрительными». Он также призвал экс-президента «присоединиться к усилиям, чтобы положить конец кризису в Сане», отметив, что «любые разногласия могут быть решены путем диалога и взаимопонимания».

По имеющейся информации, лояльным А.А.  Салеху силам удалось взять под контроль большинство районов Саны. Кроме того, формирования РГ и племенное ополчение вытеснили хоуситов из двух крупнейших военных баз на юге и востоке столицы. Сообщается, что в ходе боев погибли более 200 человек. Столкновения в Сане продолжаются.

2 декабря А. А. Салех заявил о готовности начать диалог с пограничными государствами после снятия блокады, введенной аравийской коалицией, которую возглавляет Саудовская Аравия, призвав «открыть новую страницу в отношениях с соседними странами» и ввести повсеместный режим прекращения огня. Экс-президент также обвинил своих бывших союзников в «актах агрессии», призвав йеменский народ «восстать против формирований хоуситов». В то же время А. А.Салех выразил готовность начать с ними диалог, но лишь после того, как хоуситы прекратят нарушать перемирие в Сане. Аравийская коалиция сообщила о поддержке действий А. А. Салеха против мятежников-хоуситов. Самолеты аравийской коалиции 3 декабря нанесли авиаудар по позициям хоуситов, которые ведут в Сане бои с силами А. А. Салеха.

В целом, как полагают эксперты, «мы сейчас наблюдаем кульминацию кризиса между уже, наверное, бывшими союзниками по антисаудовской коалиции в лице бывшего президента А. А. Салеха и хоуситами».

Восьмой раунд переговоров между делегациями правительства Сирии и единой делегацией оппозиции (Сирийской комиссией по переговорам, СКП) начался 28 ноября в Женеве, причем делегация Дамаска прибыла в Швейцарию 29 ноября. Её руководитель И. аль-Джаафари сразу же заявил, что вопрос о прямых переговорах с оппозицией является преждевременным. В то же время глава делегации СКП Н. аль-Харири утверждал о готовности оппозиционеров «к проведению прямых, серьезных переговоров в Женеве на основе резолюции 2254 Совета Безопасности ООН». Отметим, что оба участника переговорного процесса практически подтвердили свои прежние позиции: оппозиционеры заявили, что политический переход в Сирии подразумевает уход Б. Асада с поста президента страны, а делегация правительства назвала действия оппозиции на межсирийских переговорах «провокационными и безответственными с политической точки зрения». Организатор переговоров Женеве, спецпредставитель генсека ООН по Сирии С. де Мистура призвал их участников не делать заявлений, ставящих под сомнение легитимность другой стороны, и не выдвигать предварительных условий. На деле все свелось к челночным переговорам С. де Мистуры между делегациями правительства и оппозиции. Таким образом, «стороны забуксовали в урегулировании, обвиняя друг друга в выдвижении условий, а Мистура так пока и не смог добиться от них обсуждений по существу». Сам С. де Мистура заявил, что планирует проводить восьмой раунд межсирийских переговоров до 15 декабря. 2 декабря переговоры прервались, как было заявлено, до 5 декабря. Делегация правительства Сирии 2 декабря покинула Женеву, сообщив, что решение о возвращении на переговоры будет принято после консультаций в Дамаске. Кроме того, И. аль-Джаафари подчеркнул, что «переговоры с оппозицией невозможны, пока она не откажется от заявленного в Эр-Рияде требования об отставке президента Асада».

«У режима Асада, семьи Асада нет никакой роли в будущем правительстве Сирии», — заявил 28 ноября госсекретарь США Р. Тиллерсон. В то же время он отметил, что Россия и США стараются не допустить возникновения нового витка гражданской войны в Сирии.

Россия и США добились большего понимания в стратегии по борьбе с терроризмом в Сирии, благодаря регулярным контактам по линии военных, заявил 1 декабря глава МИД РФ С. Лавров.

Коалиция во главе с США предпринимает реальные шаги по расчленению Сирии, создавая органы самоуправления в районах, освобожденных от «Исламского государства» (ИГ, запрещено в РФ), заявил 29 ноября постпред России при ООН В. Небензя.

Тем временем в различных районах Сирии продолжаются боевые действия правительственных войск и союзных им сил с вооруженными формированиями террористических и экстремистских группировок. На минувшей неделе наиболее интенсивные бои велись в провинциях Дейр-эз-Зор, Хама, Хомс, Алеппо, Дамаск и Эль-Кунейтра. 1 и 3 декабря шесть бомбардировщиков Ту-22М3 российских ВКС нанесли групповой удар по объектам террористов ИГ в провинции Дейр-эз-Зор. Эксперты отмечают, что «ВКС РФ часто используют стратегическую авиацию для ударов по объектам ИГ из-за сильного сопротивления террористов в долине Евфрата между городами Маядин и Бу-Кемаль», так как «сирийская армия и союзники уже более месяца не могут полностью зачистить правый берег реки».

Правительство Сирии согласилось 29 ноября соблюдать перемирие в зоне деэскалации в Восточной Гуте.

Подготовка к выводу военной группировки России из Сирии уже идет, сообщил 30 ноября секретарь Совбеза РФ Н. Патрушев.

Около 400 американских военнослужащих, участвовавших вместе с отрядами сирийских курдов в операции по освобождению города Ракка от боевиков ИГ, вернутся домой, сообщило командование международной антитеррористической коалиции во главе с США. Вашингтон прекратит  переброску оружия курдским «Силам демократической Сирии « (СДС), «поскольку коалиция останавливает наступательные операции и эта поддержка уже не является необходимой», заявил 2 декабря глава Пентагона Дж. Мэттис. Он также назвал непродуктивным переговорный процесс по Сирии в Астане, «поскольку в него была вложена масса усилий, однако результатов почти нет».

Ирану пока не удалось создать собственное военное присутствие в Сирии, заявил 27 ноября министр обороны Израиля А. Либерман. По словам министра, «Ирану хотелось добиться создания своих портов, морских и аэропортов, военных баз (в Сирии) рядом с российскими, но у них этого тоже не получилось».

Израиль выпустил в ночь 2 декабря несколько ракет по военным объектам на территории Сирии к юго-западу от Дамаска.

1 декабря в самопровозглашенной курдской Федерации Северной Сирии прошли выборы в муниципальные органы власти районного, городского и кантонального уровней. Дамаск не признает эти выборы и не признает самопровозглашенную федеральную систему Северной Сирии, именуемую Рожава.

На минувшей неделе Египет с визитами посетили главы военных ведомств России и США. Первым в Каир прибыл 29 ноября министр обороны РФ генерал армии С. Шойгу. Он провел переговоры со своим египетским коллегой генерал-полковником С. Субхи и был принят президентом АРЕ А. Ф. ас-Сиси. Стороны договорились наращивать ВТС и подчеркнули «важность укрепления международных усилий в борьбе с терроризмом».

2 декабря в Египте побывал глава Пентагона Дж. Мэттис, который также провел переговоры с генералом С. Субхи и был принят президентом А. Ф. ас-Сиси. В Каире Дж. Мэттис заявил, что США поддерживают Египет и египетскую армию в их борьбе против терроризма и продолжат сотрудничество с Каиром для установления полного мира на Ближнем Востоке. Президент АРЕ А. Ф. ас-Сиси призвал Дж. Мэттиса к дальнейшему укреплению военных связей с Египтом.

29 ноября президент АРЕ А. Ф. ас-Сиси приказал начальнику Генштаба ВС АРЕ генералу М. Ф. Хиджази в трехмесячный срок восстановить безопасность и стабильность на Синайском полуострове. При этом он заявил, что М. Ф. Хиджази может применять силу в любых необходимых объемах, оставив планирование и выполнение приказа на усмотрение военного командования. Приказ главы государства стал следствием крупнейшего в истории страны теракта, в результате которого 24 ноября были убиты 310 человек и более 100 человек получили ранения. 30 ноября бедуинские племена Синая заявили о своей готовности вступить вместе с египетской армией в решающее сражение против террористов, действующих в этом регионе.

В Саудовской Аравии продолжается масштабная кампания по борьбе с коррупцией, развернутая под руководством наследного принца Мухаммеда бен Сальмана. Власти КСА приступили к досудебному урегулированию с лицами, задержанными в ходе этой кампании. В Эр-Рияде сообщили, что Высший комитет по борьбе с коррупцией, санкционировавший массовые аресты, «запустил процесс финансового урегулирования с обвиняемыми в коррупционных преступлениях», в рамках которого «за последние дни были освобождены несколько [обвиняемых]». Речь идет о «возвращении незаконно присвоенных средств в государственную казну». Сделка включает в себя передачу в пользу властей средств и активов, сосредоточенных как в королевстве, так и за его пределами, на миллиарды долларов. По информации СМИ, саудовский принц Митеб  бен Абдалла, ранее возглавлявший министерство национальной гвардии КСА, вышел на свободу после того, как заключил с властями «приемлемое соглашение» о выплате в казну более миллиарда долларов.

Палестинские движения ФАТХ и ХАМАС запросили 30 ноября отсрочки на 10 дней по выполнению положений подписанного ими 12 октября в Каире примирительного соглашения, призванного положить конец межпалестинскому расколу. ФАТХ и ХАМАС прежде уже признавали, что не укладываются в ранее заявленный график, который, по их словам, требует корректировки. Фракции, в частности, пока не могут договориться о механизмах беспрепятственной деятельности кабинета министров в секторе Газа и его совместного функционирования с властями на Западном берегу реки Иордан, а также конкретных сроках, когда эта схема начнет работать. При этом представители ФАТХ заявляют, что именно ХАМАС чинит препятствия и не соблюдает подписанное примирительное соглашение.

Президент США Д. Трамп обсудил 1 декабря с главой правительства национального согласия (ПНС) Ливии Ф. Сараджем в Белом доме вопросы борьбы с терроризмом. Д. Трамп подчеркнул, что США продолжат оказывать поддержку ООН и ПНС во главе с Ф. Сараджем в деле «достижения политического примирения в Ливии». Ф. Сарадж 30 ноября встретился в Пентагоне с министром обороны США Дж. Мэттисом и попросил Соединенные Штаты облегчить оружейное эмбарго, введенное СБ ООН в отношении Ливии.

Приложение

Об отношениях Алжира с соседними государствами

Алжир – крупнейшее и наиболее сильное в экономическом и военном отношении государство Арабского Магриба и Сахеля. Всемерное укрепление лидирующего положения страны в этих регионах является одним из приоритетов внешней политики АНДР, причем отношения Алжира с соседями носят сложный характер.

Динамично развивающаяся обстановка в соседних странах оказывает непосредственное воздействие на положение дел в Алжире, представляет в ряде случаев угрозу национальной безопасности республики. В этой связи руководство АНДР серьезно обеспокоено нестабильностью в соседних государствах. Вместе с тем, алжирское правительство продолжает придерживаться принципа недопустимости иностранного вмешательства во внутренние дела суверенных государств, отвергает доктрину «гуманитарной интервенции». АНДР всегда выступала против какого-либо иностранного военного присутствия в странах Северной Африке. Традиционно республика выступает, прежде всего, за политико-дипломатическое решение любых региональных конфликтов. Как видится, подобная линия обусловлена главным образом опасением лидеров АНДР возможностью внешнего вмешательства в дела республики. В условиях усиления угрозы со стороны радикальных исламистских группировок алжирское руководство поддерживает линию на координацию усилий арабских стран в борьбе против экстремизма и терроризма.

Отличительной чертой отношений Алжира со своими соседями является очень слабое развитие экономического сотрудничества как на региональной, так и на двусторонней основе. При этом более востребованным остается взаимодействие в сфере безопасности (за исключением Марокко).

Характер взаимоотношений между Алжиром и Марокко во многом определяется соперничеством двух стран за лидерство в северо-западной части Африки и сохраняющимися территориальными спорами. Главным конфликтообразующим элементом в алжиро-марокканских отношениях остается проблема Западной Сахары. Алжирцы не признают присоединение этой территории к Марокко, поддерживает право западносахарцев на самоопределение, оказывают разностороннюю помощь Фронту ПОЛИСАРИО. При этом на словах Алжир поддерживает усилия ООН по возобновлению прямых переговоров между Марокко и Фронтом ПОЛИСАРИО с целью поиска решения западносахарской проблемы. В Рабате же жестко стоят на том, что Западная Сахара является неотъемлемой частью королевства, предлагая при этом широкую автономию сахарским провинциям. Периодически Алжир и Рабат прилагают усилия в направлении нормализации двусторонних отношений, однако до последнего времени они не имеют особого успеха. Периодически эти отношения обостряются, что негативным образом влияет на общую ситуацию на северо-западе Африки. В то же время АНДР и Марокко стремятся не доводить ситуацию в межгосударственных отношениях до критического состояния. В целом алжирско-марокканское соперничество будет продолжаться.

Алжир, имеющий общую границу с Ливией протяженностью в 982 км, внимательно следит за событиями в этой стране, хроническая нестабильность в которой чревата серьезными последствиями как для «братского ливийского народа», так и для соседей Ливии. В АНДР отчетливо понимают, что наличие на ливийской территории многочисленных экстремистских и террористических вооруженных группировок, в том числе в приграничных с Алжиром районах, бесконтрольное распространение оружия в соседние страны представляют реальную угрозу безопасности алжирского государства. В этой ситуации Алжир принимает превентивные меры с целью воздействия на ситуацию в соседней стране, укрепляет границу с Ливией. Так, в 2014 г. руководство АНДР создало на границе с Ливией новый 7-й военный округ. Одновременно Алжир выступает против иностранного военного вмешательства в ливийский конфликт, прилагает активные дипломатические усилия в попытках добиться стабилизации ситуации в Ливии, сохранения ее единства, выступает за налаживание диалога между всеми участниками конфликта, за исключением джихадистов. С этой целью алжирские представители постоянно проводят консультации с различными группами ливийской политической элиты. При этом в настоящее время руководство АНДР отдает предпочтение поддержке правительства национального согласия во главе Ф. Сараджем и считает для себя невыгодным установление власти в Ливии командующего армией правительства в Тобруке фельдмаршала Х. Хафтара, которого поддерживают несколько арабских и зарубежных «спонсоров», в том числе египетский конкурент Алжира.

Усиление влияния исламистов в Тунисе, деятельности экстремистских исламистских вооруженных группировок в этой стране в Алжире склонны рассматривать «как один из главных очагов напряженности у своих границ и исламистской угрозы». Власти АНДР сооружают 365-километровую защитную стену вдоль границы с Тунисом. В последние годы с соседней страной налажено тесное сотрудничество в сфере безопасности и обмена информации о деятельности экстремистских и террористических группировок. Кроме того, алжирцы прилагают усилия, направленные на ослабление «салафитской опасности и стравливание между собой различных исламистских групп» в Тунисе.

Алжир рассматривает регион Сахеля в качестве зоны своих стратегических интересов, зачастую стремится играть роль «старшего брата» и защитника государств этого региона, в первую очередь — Мавритании и Мали, от террористической угрозы.

Периодически проходят встречи начальников генеральных штабов вооруженных сил Алжира, Мали, Мавритании и Нигера, в ходе которых их участники представляют свое видение ситуации в регионе Сахеля, а также обмениваются оперативной информацией.

Вместе с тем, вооруженный конфликт в Мали, начавшийся в 2012 г., продемонстрировал ограниченные возможности АНДР влиять на ситуацию в Сахеле, особенно в условиях активной деятельности сильных внешних игроков, таких как Франция. На первых порах алжирцы выступали против иностранной интервенции в Мали, поддерживали переговоры между всеми участниками конфликта. Однако провал политических усилий и обострение ситуации в соседней стране, которая все больше стала угрожать безопасности южных районов Алжира, осознание того, что у АНДР нет реальной возможности помешать проведении военной операции в Мали подвинули алжирское руководство к изменению своей позиции. Алжир согласился с проведением международной военной операции в Мали и даже предоставил свое воздушное пространство для пролета самолетов западных государств.

Тем не менее, позиция АНДР по отношению к конфликту в Мали не стала пассивной. Алжир по-прежнему участвует в малийском урегулировании, выступает «за политическое решение кризиса на севере Мали при уважении суверенитета и территориального единства этой страны», а главное — прилагает усилия к тому, чтобы минимизировать угрозы собственной безопасности. При содействии Алжира в 2015 г. в Мали под эгидой международного сообщества было подписано мирное соглашение, предусматривавшее нормализацию обстановки в этой стране, однако его положения далеки от полной реализации. В складывающейся ситуации, по алжирским оценкам, с малийской территории, наряду с Ливией, в настоящее время исходят основные вызовы национальной безопасности республики. В АНДР заявляют: «Стабильность и безопасность Мали неотделимы от стабильности и безопасности Алжира».

В целом добрососедские отношения традиционно поддерживаются между Алжиром и Мавританией. У двух государств не имеется спорных проблем по линии прохождения совместной границы. АНДР и Мавритания активно сотрудничают в деле борьбы с терроризмом. В то же время у Мавритании в отношении Алжира имеются опасения, что в случае возобновления военных действий между Марокко и Фронтом ПОЛИСАРИО мавританская территория вновь может использоваться западносахарцами и их алжирскими союзниками.

Сотрудничество между Алжиром и Нигером реализуется преимущественно в сферах борьбы с терроризмом и противодействия нелегальной миграции.

Тем временем обстановка в регионе Сахеля продолжает ухудшаться, особенно в Мали, и, «как представляется, в обозримом будущем Алжиру и его региональным союзникам вряд ли удастся заметно изменить положение к лучшему. Напротив, создаются перспективы для дальнейшего ухудшения ситуации в Сахеле». Эксперты полагают, что Алжир «в будущем может столкнуться с реалией создания огромной «серой зоны», неподконтрольной никаким признанным мировым сообществом властям, в которой будут хозяйничать джихадисты и которая рискует стать одним из их главных оплотов на планете в целом».

21.91MB | MySQL:65 | 0,455sec