О проблемах в ближневосточной политике действующей администрации США

Мировое сообщество будет следить за тем, каким образом Иран реагирует на демонстрации своих граждан, и не станет бездействовать, как во время массовых беспорядков в стране в 2009 году. Такое предупреждение вынесла в пятницу постоянный представитель Соединенных Штатов при ООН Никки Хейли на заседании Совета Безопасности, проводимом по инициативе американской стороны. «В 2009 году мир пассивно стоял в стороне, когда надежды иранского народа сокрушались их правительством. В 2018 году мы не будем молчать. Иранский народ вновь вышел на улицы, он просит то, в чем ни одно правительство не может ему отказать на законных основаниях: их права и свободы», — заявила дипломат. По ее словам, если права человека и другие ценности, заложенные в основе ООН, «хоть что-нибудь значат», международное сообщество «не просто услышит мольбы» иранского народа, но и отреагирует на них. «Иранскому режиму выносится предупреждение: мир будет смотреть, что вы делаете», — сказала Хейли. В этой связи отметим только то, что мы уже констатировали ранее. Это заседание Совбеза ООН в общем-то демонстрирует серьезные разногласия США с остальной частью мира по ключевым вопросам, и на Ближнем Востоке прежде всего. Голосование на Генеральной Ассамблее ООН по Иерусалиму это ясно подтвердило, а нынешнее заседание по иранскому досье в целом эту тенденцию только закрепило. При этом Вашингтон продолжается биться лбом в стену, хотя предсказать неутешительные для него итоги можно было заранее. Но гибкость не относится к числу достоинств нынешней американской администрации, она своими действиями лишь дополнительно выпячивает этот факт, что говорит только лишь об отсутствии стратегического видения у нынешнего поколения американских политиков. В этой связи очень показательно выступление специального представителя США, которая опять пыталась создать некую иллюзию того, что Вашингтон выражает мнение «всего мира». Вот эта подчеркнутая особенность американской политики по постоянному акцентированию своего политического мирового доминирования, которая при Д.Трампе стала воинствующей, и является сейчас самым очевидным диссонансом между словами чиновников американской администрации и их делами. Если взять, например, слова Н.Хейли на последнем по времени заседании Совбеза ООН, то можно представить себе, что Тегеран подвергся международной изоляции и обструкции, хотя американцы на деле столкнулись с очень холодной реакцией на свои инициативы не только со стороны собственно Секретариата самой ООН, своих зявных оппонентов в лице Москвы и Пекина, но и своих европейских союзников. Если сказать грубее — то с беспрецедентной позицией ЕС в отношении инициативы Вашингтона. Соединенные Штаты разочарованы недостаточной поддержкой Евросоюзом начавшихся в 28 декабря прошлого года акций протеста в Иране. Об этом заявил американский госсекретарь Рекс Тиллерсон в опубликованном в пятницу интервью агентству Ассошиэйтед Пресс. «Мы немного разочарованы тем, что ЕС не занял более решительную позицию по вопросу поддержки тех голосов в стране (Исламской Республике — прим. ТАСС), которые призывают к реформе», — отметил он. В реальности речь конечно идет не о «некотором раздражении», а о крайней степени разочарованности. Несмотря на то, что ряд стран Европы встал на сторону США (например, европейских «лилипутов»), глава американской дипломатии указал на недостаточность подобной поддержки европейским сообществом в целом. При этом такая реакция основных европейских столиц была очевидной, что говорит только о растущем кризисе в отношениях по оси Вашингтон-Брюссель. И ближневосточная ситуация только это наиболее выпукло иллюстрирует. Наиболее четко такой кризис отношений зафиксировал на последнем по времени заседании Совбеза ООН спецпредставитель Франции в ООН. Политические изменения в Иране должны стать результатом работы народа этой страны, а не воздействия извне. Такое мнение выразил в пятницу постоянный представитель Франции при ООН Франсуа Делаттр. «Изменения в Иране не должны быть результатом внешнего воздействия, они должны стать итогом работы иранского народа», — сказал он, выступая на заседании Совета Безопасности ООН, посвященном акциям протеста в Исламской Республике. Дипломат также отметил, что сложившаяся в стране ситуация не представляет угрозу международной безопасности, хотя недавние протесты и вызывают обеспокоенность. Очень жестко с прямым намеком на деструктивную роль в всем этом вопросе Вашингтона и Эр-Рияда, что фактически солидаризируется с российским и иранским видением этого вопроса. По крайней мере, зафиксируем, два момента.

  1. В данном контексте надо иметь ввиду, что такая четко артикулированная позиция Парижа безусловно является коллективной позицией Берлина и Рима, как минимум. Европа должна более уверенно защищать собственные интересы и не полагаться только на США в вопросах обороны. Об этом заявил глава МИД ФРГ Зигмар Габриэль в опубликованном в пятницу интервью журналу «Шпигель». «Мы рады, что [президент] Дональд Трамп и США выразили приверженность статье 5 [Устава НАТО], но не нужно слишком полагаться на это», — сказал он. Он также указал на то, что «в международной политике не бывает вакуума». «Если США покидают пространство, его тут же заполняют другие державы, — полагает Габриэль. — В Сирии это Россия и Иран, в торговой политике – Китай». Это уже более, чем просто намек на то, что мир стал многополярным, а также о том, что американская политика в ее нынешнем исполнении вызывает только скепсис со стороны европейцев. Одновременно подчеркнем, что говорить о какой-то определенной оторванности ЕС от США в сфере обороны пока очень рано, но при сохранении такой тенденции с четко определенным акцентированием внешней политики Вашингтона исключительно на чисто внутренние интересы в среднесрочной перспективе, этот процесс обособления ЕС станет набирать обороты. При этом такой разрыв в интересах приведет и к соответствующим ревизиям основ нынешней финансовой системы.

2. Париж откровенно обиделся на Вашингтон за его циничную позицию по выдавливанию французских оборонных компаний с аравийского рынка. Соответственно эта «обида» проецируется и на Эр-Рияд. Отметим при этом, что США сами упустили возможность консолидации с Францией на этом направлении и тем самым серьезно поколебали единство ЕС. Если бы во время недавнего визита президента Франции Э.Макрона в Эр-Рияд они бы надавили на наследного принца Мухаммеда бен Сальмана в рамках выделения французским компаниям определенного сегмента оружейного саудовского рынка (что им вполне по силам), то ситуация сейчас могла бы быть более благоприятной для Вашингтона. Вспомним в этой связи тогдашнее заявление Э.Макрона о необходимости пересмотра позиции по отношению к иранской ракетной программе, что в принципе совпадало с американской позицией и являлось закамуфлированной попыткой скрытой ревизии соглашения по ИЯП путем его привязки к ракетной программе. Это был более чем ясный сигнал в сторону Вашингтона, который он не услышал в силу своей откровенной жадности. И теперь за эту жадность платит.
Но если мы возвращаемся исключительно к иранскому досье, то надо отметить, что нынешнее соотношение сил, которое зафиксировало нынешнее обсуждение в Совете Безопасности, фактически исключает любые сценарии силового воздействия со стороны США на Иран. В условиях такой позиции своих европейских союзников, и соответственно поддержки Тегерана со стороны Москвы и Пекина, Вашингтон просто не рискнет пойти на такой сценарий. Если, конечно, разрыв между реальностью и своими представлениями о современной мировой системе не станет в американской администрации критическим. Но вообще надо понимать, что Вашингтон всегда старался избегать своей изолированности при принятии решений о проведении той или иной силовой операции. Американцам в таком случае необходима хотя бы формальная поддержка со стороны союзников. В случае с Ираном ее нет. И в большей степени нынешнюю пропагандистскую атаку США в Совбезе надо рассматривать еще и как зондирование позиции европейцев на этот счет. И она принесла неутешительные результаты. При этом в Белом доме совершенно не учитываются все негативные репутационные последствия таких зондирований. А последние внешнеполитические инициативы Вашингтона пока наносят репутации США, как единственному центру мировой силы, безусловный ущерб.
Таким образом, нынешний момент очередного провала американской дипломатии, который она собственно организовала сама, будет иметь очевидное последствие и для более глобальной задачи США — пересмотру соглашения по ИЯП. Или вернее — ее жесткой привязки к иранской ракетной программе. Американская администрация намерена выполнить обещание президента Дональда Трампа и внести изменения в Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД) по иранской ядерной программе. Об этом заявил госсекретарь США Рекс Тиллерсон в опубликованном в пятницу интервью агентству Ассошиэйтед Пресс. «Президент сказал, что он собирается либо исправить его (СВПД — прим. ТАСС), либо отменить, — отметил шеф американской дипломатии. — Сейчас мы пытаемся (важное уточнение! – авт.) выполнить обещание, которое он дал, и исправить его». Тиллерсон пояснил, что администрация Трампа работает с ключевыми членами Конгресса по законодательным вопросам с целью оставить Соединенные Штаты в соглашении по иранской ядерной программе. Как отметил госсекретарь, необходимые для этого изменения могут быть внесены в законодательство страны на следующей неделе. Будет очень сложно «усидеть на двух стульях» — подвернуть реквизиции соглашение по ИЯП и остаться в его составе. По нескольким причинам, главной из которых является тот очевидный факт, что любая соглашение — это солидарная позиция, как минимум, двух сторон. Вашингтон же пытается работать в этом формате, как единственный участник. Нынешнее обсуждение в ООН ситуации в Иране очевидно продемонстрировало категоричное нежелание ЕС вообще участвовать в такой ревизии. Более того, европейцы дали очень жестко понять Вашингтону, что сделка по ИЯП должна соблюдаться безусловно. В этой связи американские дипломаты пытаются совместить две несовместимые вещи: выполнить обещания Д.Трампа, угодить законодателям и одновременно остаться участником процесса. Вообще это момент очень четко показывает нам степень нынешней изолированности Вашингтона. Он очень боится остаться в самоизоляции, но при этом желает продемонстрировать свое политическое доминирование. Этого не получится, поскольку рычаги влияния Вашингтона в этом случае очень ограниченны: он не может объявить санкции всему миру по той причине, что это будет означать отход основных мировых игроков от основного принципа мировой финансовой системы: привязки к доллару. Ожидается, что Конгресс США в январе сделает ответный шаг и изложит свою позицию по ядерной сделке. Сам же Трамп 16 января должен принять решение насчет санкционного давления на Иран. Его предшественник Барак Обама год назад оставил в силе рестрикции, введенные в связи с ракетной программой Исламской Республики, нарушениями прав человека и поддержкой террористов, в чем Вашингтон регулярно обвиняет Тегеран. Рискнем предположит, что позиция Конгресса будет предельно жесткой и публично агрессивной, но при этом будет иметь очень малое значение с точки зрения практической политики. ЕС (не говоря о России, Китае и Индии) свои усилия по проникновению на иранский рынок не прекратят. И в данном варианте США останется только констатировать этот момент. Именно очевидный разрыв между словами и их последствиями для других стран Вашингтона является главным уязвимым звеном нынешний внешней политики США и очевидным индикатором кризиса всей политической системы. Отметим главную ее черту — оторванность от реального положения дел, игнорирование факта глобальности политической мировой системы и коммерциализация внешней политики. Такое впечатление, что к власти в США пришли люди, которых целиком перенесли из 60-х годов прошлого века. При этом совершенно не учитывается факт необходимости применения во внешней политике фактора страноведения. И ситуация по Иерусалиму четко это показывает. Игнорирование общего политологического и страноведческого фактора с упованием исключительно на «его величество доллар» играет с Вашингтоном очень плохую службу. Там просто не могут понять, что таким подходом они дополнительно бьют по самолюбию своих потенциальных партнеров и лишают их возможности маневрирования. Солидарная позиция про этому вопросу стран-членов ЛАГ это очевидным образом доказывает. Лига арабских государств (ЛАГ) прилагает все усилия для признания Государства Палестина со столицей в Восточном Иерусалиме на международном уровне. Об этом, как сообщил телеканал «Скай ньюс – Арабия», заявил в субботу министр иностранных дел Иордании Айман ас-Сафади по окончании совещания министерского Совета ЛАГ по Иерусалиму, которое состоялось 6 января в столице королевства — городе Амман. «ЛАГ будет стремиться к признанию на международном уровне Государства Палестина со столицей в Восточном Иерусалиме», — отметил глава иорданского МИД. По его словам, «невозможно добиться мира и безопасности в регионе без решения палестинского вопроса на основе создания двух государств». Как указал ас-Сафади, в ходе совещания министры подтвердили, что арабские страны «отвергают любые шаги, направленные на изменение статуса Иерусалима, в том числе и недавнее решение администрации США о признании этого города столицей Израиля». Глава МИД Иордании также сообщил, что вопрос о созыве арабской встречи на высшем уровне по проблеме Иерусалима будет вынесен на рассмотрение следующей встречи глав МИД стран, входящих в ЛАГ. И на эту позицию ЛАГ американцы никоим образом повлиять не смогут, даже если вообще откажутся от финансовой помощи ее членам. Как раз этот момент наличия во внешней политике «красных линий» для каждой из стран в своем контексте и не могут понять в Вашингтоне. И соответственно — не хотят их учитывать.

49.46MB | MySQL:112 | 0,971sec