Что стоит за информацией о появлении российской военной базы в ливийском Тобруке

В течение января 2018 года ряд французских и ливийских источников заявили о намерении России создать военно-морскую базу (ВМБ) в Ливии, а конкретно – в Тобруке.

Они опираются как на информацию неназываемых ими представителей тобрукского парламента, а также на данные спутников-шпионов Парижа, которые якобы и зафиксировали усиление работы российских специалистов в этом портовом городе.

Показательно, что появившиеся французские публикации вызвали официальную реакцию Москвы: так, глава Комитета по обороне и безопасности Совета Федерации Виктор Бондарев успел опровергнуть информацию о намерении России построить военные базы в Ливии и Египте.

По его словам, сейчас РФ не имеет планов по строительству военных баз в Ливии и Египте.

Так, например, французский эксперт Ален Родье опубликовал статьи во франкоязычной прессе, согласно которым Россия заинтересована в военных базах, которые будут построены в Ливии и Египте, в дополнение к базам в Сирии в Тартусе и Хмеймиме.

По его словам, первым Москва стремится получить порт в Тобруке. Ален Родье указал, что «Российские делегаты не раз посещали Тобрук в последний период и проверяли его инфраструктуру», сославшись на «надежный источник из парламента Тобрука, указавший, что за таким предложением стоит Халифа Хафтар, сделавший это с согласия Египта».

И якобы именно прибытием туда российских специалистов и был обусловлен «приказ Хафтара закрыть порт Тобрук в октябре прошлого года под предлогом коррупции».

По его же словам, «скоро мы все обнаружим истинные намерения России, потому что строительство военной базы рано или поздно будет предъявлено общественности».

Как бы там ни было, французские СМИ растиражировали заявление Родье, согласно которому «Тобрук идеально подходит для российской военной базы, так как он близок к Египту — союзнику России в регионе, и лишь острая реакция Франции на военное присутствие в Ливии смогла задержать появление там такого объекта Москвы».

По данным французских источников, в настоящее время на подконтрольной Хафтару территории уже имеется как минимум один иностранный военный объект – военно-воздушная база еще одного его союзника – ОАЭ в Хадиме в районе Аль-Маридж, и в случае, если Москва все же «не заметит» недовольства Парижа, то он разместит свою военную базу в районе Вахат на дальнем юге страны.

Необходимо напомнить, что еще в начале декабря 2015 года премьер-министр правительства Тобрука Абдулла ат-Тани призывал Москву к военной интервенции в Ливию для борьбы против запрещенной в России группировки «Исламское государство» и улучшения ситуации в этой стране, как это произошло в Сирии.

По его же словам, в том случае, если Россия пожелает вмешаться в военный конфликт в Ливии, то правительство Тобрука готово координировать с ней такие действия и оказывать Москве полную поддержку.

При этом стремление призвать сюда российских военных, по его словам, вызвано «деструктивной ролью Катара и Турции, поддерживающих боевиков из Бенгази с целью получения выгодных контрактов, а также европейских стран, которые помогли ливийцам свергнуть Каддафи, но не продолжили это. Поэтому мы призываем Россию вмешаться и изменить ситуацию, только тогда позиция европейских стран по Ливии будет изменена».

Но особое негодование у Абдуллы ат-Тани вызвала подрывная работа в стране Анкары, из-за чего, по его словам, представители Тобрука «бойкотировали турецкое правительство, и мы не будем способствовать какой-либо работе турецких компаний».

Одновременно он призвал Россию и мировое сообщество оказать военную помощь Халифе Хафтару, сняв запрет на поставки оружия в Ливию.

По его словам, подобные запреты незаконны, так как «Международное сообщество не вправе запретить Ливии импортировать оружие, поскольку правительство Тобрука пользуется международным признанием, тем более, что мы должны иметь возможность импортировать оружие для борьбы с терроризмом, который не ждет».

Следует заметить, что ранее в октябре 2017 года генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг заявлял, что НАТО не должна позволять России укрепить свое присутствие в разделенной Ливии, поскольку участие Москвы в процессе мирного урегулирования в Сирии только создало «еще более сложную ситуацию».

По его словам, представители Североатлантического альянса внимательно следят за ситуацией в Ливии в целом и намерены воспрепятствовать повторению произошедшего в Сирии.

В связи с этим Столтенберг добавил, что НАТО призывает всех внешних акторов ливийского политического процесса, включая Россию, поддержать усилия ООН и признанного им правительства Ливии в лице его руководителя Фаиза Сараджа.

Такое внимание представителей Североатлантического альянса, согласно ливийским источникам, не в последнюю очередь вызвано поступающими сообщениями о неуклонном нарастании «российской военной активности в Ливии».

Однако как указывал в течение осени 2017 года посол России в Ливии Иван Молотков, Москва не поддерживает в ливийском конфликте ни одну из сторон.

При этом ливийские и французские источники указывают, что впервые о целенаправленном вмешательстве России в ливийские дела на современном этапе можно говорить с ноября 2016 года, когда в подконтрольную фельдмаршалу Х.Хафтару зону при посредничестве ОАЭ и Египта (якобы основные переговоры между сторонами, в том числе и с властями Тобрука, велись в Каире) прибыла якобы первая группа российских военных специалистов из нескольких десятков человек, вслед за которой появились и остальные.

Их представители, согласно ряду ливийских источников, специализировались по различным военным направлениям и им были поставлены следующие задачи: сделать силы Хафтара реально боеспособными, научить его бойцов обращаться с новыми системами вооружений, провести капитальный ремонт систем воздушной и морской обороны.

Примечательно, что согласно данным тех же источников, значительная часть работ должна была осуществиться именно в районе Тобрука.

Общая сумма сделки, согласно информации источников, близких к правительству Сараджа, оценивается в 3 млрд долларов.

Между тем, несмотря на регулярно звучащие со страниц западных СМИ обвинения Москвы в том, что она якобы поставляет оружие Хафтару и даже участвует на его стороне в конфликте, она это опровергает.

Как заявлял в последние месяцы руководитель Российской контактной группы по Ливии Лев Деньгов, его страна не считает, что настало время для отмены эмбарго на поставки оружия, введенного в отношении Ливии ООН. Он сообщил в интервью итальянскому информационному агентству Nova, что отменять запрет преждевременно, пока не будет сформирована центральная власть и консенсус в отношении того, кто должен возглавлять и контролировать ливийские вооруженные силы.

Соответственно, по его мнению, «поставка любого нового оружия противоборствующим ливийским сторонам приведет к эскалации нынешнего конфликта и к реальной гонке вооружений в стране».

Как бы там ни было, представители Запада уверены в том, что в реальности такое сотрудничество ведется и что Россия поставляет в Ливию оружие через территорию Египта.

Также конкуренты России в Ливии не могли взирать равнодушно и над тем, как, казалось бы, даже ориентированные на Запад представители правительства Ф.Сараджа стали заявлять о намерении развивать военно-техническое сотрудничество с Россией.

Так, например, командующий Президентской гвардией в Триполи Наджми ан-Накоа в начале января 2018 года признал в интервью итальянскому информационному агентству Aki, что он обсуждал вопрос о снятии запрета на экспорт оружия в Ливию с Россией в Египте.

И, наконец, пристальное внимание конкурентов России, включая и Францию, к ее деятельности на ливийской территории, обусловлено и тем, что Москва уже начинает реализовывать свои амбиции на получение контрактов не только в оружейной, но и энергетической сферах.

Так, например, в начале 2017 года поступали сообщения о том, что руководство компании «Роснефть» заключило с представителями Хафтара как минимум два соответствующих соглашения.

Причем по данным главы Российской контактной группы по Ливии Льва Деньгова, речь в том числе может идти о реконструкции ливийских нефтебаз российскими компаниями, которая, как ожидается, начнется в 2018 году.

По его словам, такие просьбы из этой страны обусловлены тем, что здесь «высоко ценят квалификацию наших специалистов».

Учитывая тот факт, что Франции, несмотря на оказываемую ранее с ее стороны поддержку Хафтару, так и не удалось гарантировать подобных успехов, она пытается помешать своим конкурентам, включая и Россию, вбросами о подготовке к «несанкционированной ООН военной интервенции».

42.4MB | MySQL:92 | 0,917sec