Политика США и Турции в отношении Сирии и интересы России

Соединенные Штаты хотят, чтобы давление России на правительство Сирии вышло на новый уровень с тем, чтобы оно принимало более активное участие в женевских переговорах. Об этом заявил в среду госсекретарь США Рекс Тиллерсон, выступая в Станфордском университете (штат Калифорния). Трансляцию выступления вел Госдепартамент США. Как утверждал Тиллерсон, президент Сирии Башар Асад «видит в России гаранта своей безопасности». «У России между тем есть важная роль убеждать режим Асада принимать конструктивное участие в женевском процессе», — сказал он. «Россия должна придерживаться обязательств, которые сформулировали в прошлом ноябре наши президенты для нахождения устойчивого решения [ситуации в Сирии] через женевский процесс под эгидой ООН. Один из способов, как Россия может это сделать, — это использовать свое уникальное влияние на сирийский режим, который сам согласился участвовать в женевских переговорах. Россия должна оказать новый уровень давления на режим с тем, чтобы он не просто появлялся в Женеве, а убедительно принимал участие в действиях ООН, а также реализовывал достигнутые [на переговорах] договоренности», — считает шеф американской дипломатии. Соединенные Штаты, ЕС и их союзники не будут поддерживать усилия по реконструкции районов Сирии, контролируемых нынешним сирийским правительством. Как заявил в среду госсекретарь США Рекс Тиллерсон, выступая в Станфордском университете (штат Калифорния), Вашингтон также будет отговаривать другие государства поддерживать экономические связи с правительством президента Башара Асада. «США, Евросоюз и региональные партнеры не будут оказывать поддержку международным усилия по реконструкции [Сирии] в каких-либо районах, находящихся под контролем режима Асада», — считает шеф американской дипломатии. «Мы призываем все заинтересованные в будущем Сирии стороны последовать тому же примеру», — добавил он. «Вместо этого мы будем призывать к международному сотрудничеству по восстановлению территорий, освобожденных [международной контртеррористической] коалицией и ее местными партнерами от «Исламского государства» (ИГ, террористическая группировка, запрещена в РФ — прим. ТАСС), — заявил дипломат. «Как только Асад уйдет из власти, США с удовольствием будут настаивать на нормализации экономических отношений между Сирией и другими государствами», — сказал он. Кстати, «настаивание» не подразумевает «нормализацию». По крайней мере, что-то не очень получается пока у США убедить себя и своих партнеров по НАТО  «нормализовать» восстановление хотя бы элементарной инфраструктуры в той же разрушенной Ракке. В этой связи отметим, что именно вот такая «простота» логических цепочек рассуждений представителей нынешней американской администрации, которая на самом деле верит в свою исключительность и право безоговорочного доминирования в мировых делах, не только уберегают Россию от реально серьезных катаклизмов, но и позволяют ей с гораздо меньшими напряжением своих экономических и военных ресурсов уверенно обыгрывать американцев в ряде мировых реперных узлах. Вашингтон может сколько угодно чего-то «хотеть», но помимо «хотелок» необходимы еще и конструктивные действия на поле международной дипломатии. Она подразумевает создание временных и постоянных союзов и контрсоюзов, готовности идти на компромиссы и адекватной оценки складывающегося баланса сил в том или ином районе мира. То есть, кропотливо работать, исходя из реальных возможностей. Работать американцы не желают, наивно полагая, что их декларации сами по себе являются достаточным основанием для того, чтобы остальные страны «взяли под козырек».  Применительно к Сирии Москве без всякого хотя бы видимого камуфляжа предлагается убедить Б.Асада пойти на переговоры с оппозицией о сроках и условиях своей капитуляции, после чего к власти в Сирии придут те силы, которые просто нивелируют в стране всяческое российское и иранское присутствие. Вот такая очень дилетантская логика людей, которые сейчас возглавляют Госдепартамент и администрацию президента США. И Москве стоит на таких людей практически «молиться», поскольку ничего внятного в рамках своих действий они достигнуть не смогут по одной простой причине. Просто потому, что первоначальный алгоритм любых их действий выбран неверно, он опирается на мечту вкупе с очень низким кругозором, а не на реальность. И это касается не только Сирии. Первый срок Президента Д.Трампа ознаменовался самым сокрушительным кризисом внешней политики США за всю новейшую историю. Американцы умудрились за в общем-то очень короткий срок пребывания Трампа у власти полностью заблокировать всяческий прогресс на всех реперных мировых узлах в регионе Дальнего, Ближнего и Среднего Востока, максимально затруднив для себя любой политический или дипломатический прогресс на этих направлениях и осложнив до предела отношения практически со всеми мировыми игроками, за исключением, может быть, только Израиля. Причем сделано это было собственными руками, без всяких усилий со стороны Москвы. Для российской дипломатии в контексте взаимоотношений с американцами наступил «золотой век»: можно, вообще не предпринимая никаких усилий, одерживая  практически каждую неделю очередную внятную дипломатическую победу над геополитическим противником, что обеспечивает он сам лично без всяких напоминаний. И при этом еще и «тыкать» носом публично всякий раз этих «партнеров».

Что же касается женевского формата переговоров, то повторим, что его роль заключается в двух вещах.

  1. Обеспечить присутствие ООН в вопросе сирийского урегулирования. То есть сразу же ликвидировать соблазн Запада монополизировать этот процесс. Но это совсем не означает его приоритетность на нынешнем этапе.
  2. Иметь постоянный механизм воздействия на западных партнеров в рамках артикулирования своей нынешней позиции на сирийском направлении. И делать это в большей степени в рамках информационной войны. При этом никто не говорил, что кто-то позволит американцам и их партнерам монополизировать этот процесс и превратить его в инструмент реализации своих схем на сирийском направлении.

В этой связи говорить сейчас о каком-то прогрессе в женевском формате не приходится, нынешний настрой Москвы далек от капитулянтских настроений 1990-х годов и своими руками отдавать свою победу в Сирии она не собирается. Роль женевского формата помимо перечисленных выше причин заключается в том, что он должен зафиксировать капитуляцию сирийской оппозиции, а не Б.Асада. Это, если грубо. А для этого необходимо предварительно не только нанести максимальный военный ущерб непримиримой оппозиции (а это прежде всего просаудовская «Джебхат ан-Нусра» и аффилированные с ней протурецкие группы), но и довести до максимальных степеней эффективности механизм внутрисирийских локальных перемирий. Говорить о каком-то прогрессе в Женеве можно только после того, как та же «эр-риядская группа» лишиться эффективной военной поддержки на земле в самой Сирии. Правда всегда на стороне сильных батальонов. Одноименно с этим процессом надо максимально осложнять жизнь США в районах восточнее Евфрата в рамках их попыток создать там некую внятную альтернативу  режиму в Дамаске. Причем делать это надо с использованием всех возможных способов, включая и способы подрывной войны. В том числе и в рамках традиционного арабо-курдского противостояния. Роль курдов в данном контексте в идеале ограничивается в сирийском досье пребыванием в районах своего традиционного проживания и создания тем самым «санитарного буфера» и постоянного раздражителя для Анкары. Сейчас курды пытаются выступать в качестве инструмента и проводника американских интересов в Сирии, что надо безусловно подкорректировать и показать, кто является реальным их потенциальным союзником и собственно их место в сирийском «пасьянсе». Причем руками тех же турок, которые продолжают с прежним напором шантажировать возможной военной интервенцией в Африне американцев и, судя по всему, российскую сторону. По крайней мере, так можно расценивать следующее сообщение. Турция продолжает обсуждать возможное проведение операции в районе Африн на севере Сирии с Россией и США. Об этом заявил в среду вице-премьер Турции Бекир Боздаг после заседания кабинета министров. Трансляцию его выступления вел телеканал «Хабер тюрк». «В настоящий момент на эту тему продолжаются переговоры с Россией и США», — ответил он на вопрос журналиста о то, как Москва и Вашингтон относятся к намерениям Турции. В этой связи  отметим, что Москве ни в коем случае не надо самым категоричным образом убеждать Анкару в необходимости воздержаться от такого сценария. А что-то подсказывает, что российская дипломатия сейчас этим упорно занимается. Логика таких действий по фактическому стимулированию турок на такой авантюрный шаг следующая. Интервенция турок в Африн не приведет к резкому усилению турецкого влияния на севере Сирии. Даже, если туркам удастся занять основные города в этом анклаве, то им гарантирована партизанская война, на которую будет переориентирован основной поток их материально-технических ресурсов. Пока они идут в распоряжении протурецких групп в том же Идлибе и Восточной Гуте, а это дает основания Анкаре высказывать свою особенную позицию по вопросу выдвигаемых Москвой инициатив. В том числе, и по вопросу организации Конгресса сирийского национального диалога. При этом опасность того, что турки успешно зачистят Африн и создадут там еще один плацдарм своего влияния и тыловую базу для поддержки непримиримой оппозиции,  предельно мала. А вот то, что такая интервенция оттянет все силы курдской партии «Демократический союз» (ДС) на это направление  — это факт. Таким образом будет создан еще один очаг локального противостояния, который оттянет на себя все силы (или их максимальную часть) со стороны и турок, и курдов. При этом у Анкары не останется внятных ресурсов не только для эффективной поддержки своих союзников среди сирийского сопротивления, но и для дальнейшей военной экспансии на другие курдские территории на севере Сирии. Но самое главное — такая ситуация максимально осложняет положение Вашингтона: он должен ясно артикулировать свою позицию в этой ситуации, а это при любых вариантах бьет по его интересам: в одном случае еще больше осложняет взаимоотношения с Анкарой, с другой — подрывает  союз с курдами. И еще более осложняет перспективы создания на севере Сирии альтернативного от Дамаска самостоятельного суннитского анклава. Сунниты в такой ситуации будут выжидать и их подозрения в отношении искренности  американцев  и их способности гарантировать своим союзникам безопасность будут только усиливаться. Москва же в этом случае снова получает одни дивиденды и в добавок роль третейского судьи: обращаться все стороны этого противостояния будут к ней. Рискнем предположить, что в случае начала такой интервенции американцы безусловно будут много говорить, но мало делать и постараются максимально от участия в этом противостоянии дистанцироваться. Это их обычная тактика. Так что не сдерживать турок от интервенции логично, а всячески их к этому варианту стимулировать. И похоже, что Р.Т.Эрдоган решил сыграть в вариант «маленькой победоносной войны», хотя и продолжает колебаться. Подразделения ВС Турции и отряды Сирийской свободной армии (ССА) скоординировали общую тактику зачистки города Африн от боевых групп курдских «Сил народной самообороны» (СНС). Как сообщает в четверг телеканал «Хабер тюрк», военные определили семь основных коридоров для входа в город с восточной его стороны. По этим коридорам будут продвигаться бронетанковые подразделения ВС Турции и бойцы ССА. Эти сирийские силы, пока разделенные на четыре крупные боевые группы, уже заняли позиции возле турецкой границы в ожидании приказа выдвигаться к Африну. Анкара пока еще не начала операцию, однако «Хабер тюрк» отмечает, что был произведен демонтаж секций бетонной стены на турецко-сирийской границе в 12 точках, через которые к Африну выдвинется бронетехника ВС республики. Вдоль линии границы в семи наиболее тактически важных районах Генштаб ВС Турции разместил гарнизоны и артиллерийские батареи с гаубицами, САУ, системами залпового огня. Эти подразделения предполагается задействовать на первых этапах операции совместно с ВВС для подавления огневых точек и опорных пунктов СНС в Африне и на последующих этапах для прикрытия продвижения сухопутных подразделений в город. Накануне поступали сообщения об обстреле со стороны Африна турецкой границы, в ответ на который артиллерия дала несколько залпов по позициям стрелявших. Параллельно с подготовкой на линии Африн — Аазаз — Джараблус турецкие военные продолжают переговоры с двумя оппозиционными группировками, действующими на линии Африн — Идлиб. Принципиально эти силы согласны содействовать штурму Африна, но настаивают на четкой координации усилий. Примечательно, что основные контуры операции, которые в общем совпадают с нашими предыдущими выводами,  освещаются в газете, и это означает лишь только то, что Анкара свое решение еще не приняла окончательно. На данный момент еще не ясно, было ли пояснение Тиллерсона в рамках гарантий от вооружения курдов убедительным для Анкары, которая ранее в очень резкой форме комментировала инициативу по созданию «пограничных сил безопасности» и обещала полностью уничтожить эту угрозу у своих границ. И задача нашей гражданской ив военной дипломатии сейчас делать все возможное для того, чтобы оно не стало «убедительным».

42.35MB | MySQL:87 | 0,773sec