Алжир намерен выйти на нефтегазовые рынки Ирака и Ливии

В течение января 2018 года алжирское руководство заявило о намерении выйти на нефтегазовые рынки ряда зарубежных стран, включая Ирак и Ливию.

В частности, источники АНДР с уверенностью сообщают о том, что государственная энергетическая компания Sonatrach будет участвовать в проектах в Ираке и что стороны 8 января 2018 года достигли предварительных договоренностей для создания совместных предприятий.

Они указывают, что национальная компания Sonatrach будет участвовать в разведке нефти и природного газа в Ираке и Министерства нефти Ирака подтверждает эти данные.

Руководитель последнего Д.Луэйби и алжирский министр энергетики М.Гуйтуни договорились о том, что «Sonatrach будет работать с иракскими газодобывающими компаниями, инвестируя средства в добычу и переработку газа для снабжения местных электростанций, нефтехимической промышленности и производства удобрений», не предоставив более подробной информации о деталях сделки и объемах инвестиций.

В обнародованном по данному случаю пресс-релизе Министерства энергетики, однако, подчеркивается, что АНДР стремится усилить свое присутствие в Ираке через Sonatrach и изучает возможности инвестиций во всех областях, связанных с энергетикой, в частности, в разведку, разработку месторождений нефти или газа (как находящихся в эксплуатации, так и еще не запущенных), а также маркетинг.

О серьезности алжирских намерений свидетельствует и сделанный министром энергетики АНДР Мустафой Гуйтуни запрос иракской стороне как можно быстрее начать ремонтные работы офиса Sonatrach в Багдаде.

В свою очередь, руководство энергетической отраслью Ирака, согласно алжирским заявлениям, предлагает Алжиру внедрить на своей территории «ноу-хау и опыт для развития нефтегазовой промышленности».

При этом, согласно источникам АНДР, приглашение Sonatrach вернуться поступило именно от официального Багдада.

Впрочем, алжирское руководство также не скрывает своего интереса к Ираку, подчеркивая, что это соглашение может резко усилить его позиции на международных рынках, поскольку эта страна обладает шестыми запасами нефти в мире после Венесуэлы, Саудовской Аравии, России, Канады и Ирана и вторым производителем нефти в мире среди стран ОПЕК.

Необходимо также указать, что Ирак обладает серьезными потенциальными возможностями для наращивания своего газового экспорта.

Также, говоря об усилении энергетических контактов между двумя странами, необходимо указать на общность стоящих перед ними проблем: например, как и в случае с Алжиром, бюджет Ирака финансируется более чем на 90 процентов за счет поступлений от нефти и газа. Причем финансы обеих стран сильно пострадали от падения курса национальных валют с середины 2014 года.

Показательно, что спустя неделю после этого, а именно 15 января, произошло другое достаточно знаменательное событие – Алжир решил реально возобновить энергетическое сотрудничество с Ливией.

Алжирские источники сообщают, что алжирская группа Sonatrach и ливийская компания National Oil Corporation (NOC) подписали рамочное соглашение о расширении сотрудничества в области управления приграничными месторождениями нефти.

Следует напомнить, что они начали совместное исследование по месторождениям Альрар и Вафа, находящимся на территории обеих стран еще в сентябре 2006 года.

Чтобы исключить вероятность конфликта из-за них, стороны и решили взаимодействовать по ним сообща.

Это сотрудничество прервал начавшийся в 2011 году внутриливийский конфликт, однако с приходом в Триполи проалжирского кабинета Фаиза Сараджа это сотрудничество возобновилось вновь.

К концу 2017 года стороны завершили исследование месторождений, давшее информацию о том, что они располагаются между двумя странами приблизительно поровну, что во многом и исключило переход их в категорию «спорные».

В результате 15 января текущего года стороны решили провести их более детальное обследование для последующего начала их непосредственной эксплуатации.

Кроме того, согласно алжирским источникам, стороны обсудили «связывающий их статус отношений сотрудничества и партнерства, а также выявление возможностей для бизнеса и инвестиций в развитие, в том числе нефтегазовой отрасли».

При этом, по словам генерального директора NOC Мустафы Саналлы, он надеется на полноценное возвращение Sonatrach в Ливии, связав это с постепенным улучшением ситуации в его стране.

Он также указал, что группа Sonatrach уже присутствует в Ливии через свою дочернюю компанию Sipex, работающую на двух разведочных блоках в приграничном районе Гадамес.

Эта работа также началась еще при прежнем ливийском лидере Муаммаре Каддафи, однако от нее временно пришлось отказаться в результате начавшегося там в 2011 году хаоса и лишь в 2016 – 17 годах алжирцы стали реально возвращаться в Ливию с приходом туда правительства Сараджа.

Техническое решение данного исследования возложили на консалтинговую компанию DeGolyer and Макnотоn (D&M), предложив ее руководству по его итогам составить план оптимального совместного использования месторождений.

При этом, по мнению руководства NOC, сейчас имеется всего несколько нефтяных компаний, в том числе Sonatrach, решившие вернуться в Ливию, в том числе и чтобы «отбить» вложенные туда инвестиции.

По словам алжирского министра энергетики Гуйтуни, Алжир интересуют возможности для инвестиций и осуществления бизнеса во всех областях, связанных с энергетикой. Кроме того, он указал, что его стране интересно «взаимовыгодное партнерства» в нефтегазовой промышленности, предусматривающее взаимное обучение кадров и обмен опытом.

Между тем, возникают вопросы относительно того, какие средства готова вложить АНДР в Ливию и Ирак, учитывая тот факт, что ей самой крайне не хватает инвестиций для развития той же Sonatrach.

С учетом же того, что алжирские золотовалютные резервы опустились ниже 97 млрд на фоне объявленной властями АНДР тотальной экономии средств, возникают сомнения относительно того, что Алжир вообще сможет инвестировать крупные суммы в такие проекты.

Однако, по имеющимся данным, их готов выделить Катар для более серьезного проникновения на иракский и ливийский рынки под «алжирской личиной», получив взамен от Алжира соответствующие уступки и перспективы совместного дележа прибылей.

Подобное взаимодействие может объясняться не только потеплением в последние годы алжиро-катарских отношений, но и сложной для Дохи ситуацией в Ираке и Ливии, которая там успела изрядно «наследить», вмешиваясь в их внутренние дела, в связи с чем ее начинания там имеют, мягко говоря, весьма неоднозначную реакцию.

И в этом случае алжирская «крыша» не только позволяет гарантированно извлечь прибыли, но и избежать возможных нападок на катарские интересы.

33.77MB | MySQL:69 | 0,750sec