Реакция Ирана на начало военной операции Турции в Африне

На севере Сирии в районе Африн 20 января Турция начала военную операцию «Оливковая ветвь» против курдских вооруженных формирований. Операция началась с авиаударов, а уже 21 января турецкие танки и бронетехника пересекли турецко-сирийскую границу.

Африн является курдонаселенным районом Сирии, и контроль над ним осуществляли силы курдской партии «Демократический союз» (ДС) и «Рабочей партией Курдистана» (РПК), которые в Турции признаны террористическими организациями. В ходе многолетнего сирийского кризиса курды с переменным успехом вели войну не только с террористами «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России), но и с силами Сирийской свободной армии (ССА), которая была признана вооруженной оппозицией и получала поддержку от Турция. В ходе операции «Оливковая ветвь» в Африне члены ССА принимают участие в боях на стороне турецких вооруженных сил. Об этом свидетельствуют фотографии вооруженных членов ССА с места событий.

За время, прошедшее с начала операции Иран остается крайне сдержанным в своих комментариях. МИД ИРИ в своей реакции на действия ВС Турции 21 января выразило надежду на незамедлительное завершение операции и предотвращение распространения и углубления кризиса на турецко-сирийской границе. Спустя несколько часов после того, как турецкая бронетехника вошла в район Африн, официальный представитель МИД ИРИ Бахрам Касеми заявил, что Иран пристально и с беспокойством наблюдает за текущими развитиями, и предупредил, что продолжение кризиса в Африне может «оживить террористические группы» на севере Сирии.

Пресс-секретарь  подчеркнул, что Исламская Республика Иран решительно защищает необходимость сохранения территориальной целостности Сирии и уважения суверенитета страны, предотвращения эскалации гуманитарного кризиса и сохранения жизни невинных людей. Иран ожидает, что все страны, особенно турецкое правительство как один из гарантов, останутся приверженными процессу политического урегулирования сирийского кризиса, в частности, Астанинскому процессу, продолжат играть свою конструктивную роль и нести ответственность за урегулирование политического кризиса в Сирии. Вместе с тем, осуждения действий Турции и вторжения на территорию Сирии в заявлении не было.

Вместо официальных лиц Ирана на турецкие военную операцию в районе Африн отреагировала группа курдских гражданских, политических и культурных активистов Ирана. Абдулла Рамазазаде — бывший представитель второго реформистского правительства и курдский политик и еще 52 курдских деятеля из различных иранских провинций назвали турецкое присутствие в Сирии и военное нападение на курдонаселенные районы этой страны нарушением всех международных норм и правил.

Авторы совместного заявления отметили, что в результате военных действий курдские мирные жители подверглись преднамеренному геноциду, и назвали действия Турции «актом против человечества». Они призвали всех «жаждущих свободы и мира, а также все международные организации и правительства мусульманских стран действовать как можно скорее, чтобы остановить геноцид народа Сирийского Курдистана». Отдельно они призвали и иранские власти предпринять незамедлительные действия, чтобы остановить «турецкие преступления», предупредив, что если не остановить «преступную экспансию правящего султана Турции, то в ближайшее время другие соседние страны будут подвергнуты турецкой военной агрессии».

Что касается политиков, то курдские депутаты иранского Меджлиса обратились с письмом к генеральному секретарю Организации объединенных наций, в котором раскритиковали «молчание» международной организации и призвали к вмешательству в конфликт с целью предотвратить «продолжение этого преступления».

В целом Иран пока продолжает занимать нейтральную позицию по вопросу турецкого вторжения на территорию Сирии. Официальных заявлений, помимо  сдержанного и, по сути, неосуждающего турецкую операцию заявления МИД не последовало. По словам председателя комитета Государственной думы РФ по обороне Владимира Шаманова, Иран, Россия и Турция проведут трехсторонние переговоры по вопросу Африна, однако другие действия Иран до сих пор не предпринимал.

Тем не менее, говорить о бездействии Ирана в Сирии не приходится. Активные боевые действия продолжаются не только в Африне, но и в других провинциях, в частности, в Идлибе, Латакии, Хаме и пр. Оставшиеся силы боевиков продолжают вести партизанскую войну по всей стране. В борьбе с террористами иранские силы и проиранские формирования продолжают оказывать помощь сирийской правительственной армии. Как пишет иранское агентство Tabnak, именно южные районы Сирии имеют наиболее важное значение для Дамаска, Тегерана и Москвы, т.к. контроль над ними позволит не только обеспечить безопасность столицы, но и ограничить связь вооруженных повстанцев (умеренных и радикальных), в том числе и связь с Иорданией. Поэтому Иран и Россия, как основные союзники Башара Асада, дали Турции «зеленый свет» на боевые операции на севере, если Анкара убедит вооруженные группы отступить от южных районов. О возможности такой договоренности может свидетельствовать пассивная позиция Турции в отношении боевых действий на подконтрольных ей территориях в Идлибе.

Иранские СМИ также крайне сдержано освещают события в Африне. Консервативные агентства вновь пытаются найти следы Запада – США и их союзников в лице «сионистского режима». В частности, газета «Хемайят» пишет, что изначально Вашингтон планировал использовать Турцию, чтобы втянуть ее в долгосрочный конфликт, тем самым ослабить ее позиции, что необходимо для реализации амбиций Израиля, а именно установить свою власть «от Нила до Тигра». Анкара, не распознав истинный план американцев, «попала в эту ловушку», и «начала закупать нефть у террористов». Попытка переворота летом 2016 года, по мнению эксперта Мохаммада Хасана Кадири Абиане, открыл глаза Р.Т.Эрдогану на реальность. Именно поэтому он начал массовые аресты, чтобы укрепить свои позиции.

По словам эксперта, «США намеревались разделить Сирию на 40 частей между проживающими там народами и племенами, тем самым получив более легкий путь к Средиземноморью». Однако, Турция понимает, что раздел Сирии – это первый шаг к разделу Турции. Именно поэтому Р.Т.Эрдоган, не заручившись согласием Дамаска, рискнул и совершил интервенцию в Сирию, сорвав планы американцев,

С другой стороны, М.Абиане винит и самих курдов, которые прибегли к помощи американцев и переоценили свои силы на турецкой границе. Отказавшись присоединиться к легитимному правительству Б.Асада, курды стали общей проблемой для Турции, России и Ирана.

Угроза курдского сепаратизма столь же актуальная для Ирана, как и для Турции. Именно эти две страны первыми выступили против проведения референдума о независимости Иракского урдистана. ИРИ оказала не только дипломатическую, но и военную помощь под руководством командующего спецподразделением «Кудс» КСИР Касема Сулеймани центральному правительству Ирака в освобождении занятых курдами территорий, не входящих в границы Иракского Курдистана. Сегодня силы шиитской милиции «Аль-Хашд аш-Шааби», при поддержке Ирана, продолжают контролировать ряд этих территорий, сдерживая курдов.

Исходя из вышесказанного, можно говорить о существовании негласного «раздела обязанностей» между Ираном и Турцией в курдском вопросе, согласно которому, Иран взял на себя ответственность за контролирование курдов в Ираке, а Турция, соответственно, «решает вопрос» курдов в Сирии.

42.34MB | MySQL:87 | 0,726sec