Интересы зарубежных спонсоров противостоящих сил в Ливии не позволяют достичь мирного соглашения

Жертвами двойного теракта, совершенного во вторник 23 января в ливийском городе Бенгази, стали 28 человек. Об этом сообщил телеканал «Скай ньюс – Арабия».  Начиненный взрывчаткой автомобиль взлетел на воздух в восточном квартале Эс-Сальмани рядом с одной из крупнейших мечетей города, откуда в тот момент после вечерней молитвы выходили люди. Спустя полчаса, когда на место прибыли сотрудники правопорядка и кареты скорой помощи, рядом был подорван еще один автомобиль. По поступающей информации, в терактах погиб Ахмед Али аль-Фитруи — начальник следственно-розыскного отдела при главном командовании Ливийской национальной армии фельдмаршала Халифы Хафтара. В числе пострадавших — шеф управления контрразведки ливийской разведывательной службы бригадный генерал Махди аль-Фаллях. Напомним, что Бенгази, расположенный в тысяче километров к востоку от Триполи, считается колыбелью ливийской революции 17 февраля 2011 года. С мая 2014 года в городе не стихали боевые действия, которые начались после того, как фельдмаршал Хафтар объявил оттуда о начале операции «Достоинство Ливии» по искоренению терроризма в стране. Его формирования, поддерживающие власти на востоке (Палату представителей — избранный парламент), долгое время пытались вытеснить окопавшихся в городе экстремистов, среди которых было немало боевиков террористической организации «Исламское государство» (запрещена в РФ) и связанных с «Аль-Каидой» (запрещена в РФ) группировок. Поправим агентство ТАСС — никаких сторонников ИГ в Бенгази и в помине не было. О полном освобождении Бенгази Хафтар объявил только в июле 2017 года. И, как выяснилось, сильно поторопился. Мы уже сообщали ранее, что Бенгази полностью формированиями Хафтара не контролируется, при этом террористическая активность в городе не снижается, а более того возрастает. Нынешний четко адресный теракт, который был направлен исключительно против высших должностных лиц ЛНА и представителей племени варфалла, лишний раз свидетельствует о том, что до полной стабилизации ситуации в Ливии очень далеко. Как впрочем и до возможности полноценно провести всеобщие выборы. И это объясняется очень простым фактом: существующие сейчас в Ливиии полюса силы в лице того же Х.Хафтара, вооруженных сил правительства национального согласия (ПНС) премьер-министра Ф.Сараджа, а также западных кланов Зинтан и полевых командиров в Мисурате не в состоянии только военными способами консолидировать в своих руках власть, а договориться о мирном компромиссе им не дают две основные причины: это властные амбиции кланов, которые стоят за этими полюсами силы и конкретными персоналиями, и их отказ делиться с кем-либо властью, а также стойкое нежелание зарубежных спонсоров этих полюсов силы терять в своем влиянии на ситуацию за счет достижения такого рода компромиссов и соглашений. Теракт в Бенгази в частности надо расценивать только лишь как косвенное свидетельство возросшей поддержки «непримиримым» кланам Мисураты со стороны их основных спонсоров в лице Катара и Турции, которые работают над срывом всем мирных инициатив ООН и ЕС о компромиссе и созданиях правительства реально «национального единства». При этом, правда, «единства» можно в Ливии добиться только путем полной физической нейтрализации тех, кто не хочет «объединятся». А таковых сейчас в Ливии — половина. Вообще надо четко отдавать себе отчет в одной простой вещи: степень террористическая активности «бенгазийских бригад» связана с одним ключевым фактом — степенью их поддержки со стороны мисуратовцев. В этой связи есть очень «простая» возможность для Хафтара успокоить страсти — штурмовать и взять под свой контроль Мисурату и тем самым склонить баланс сил в свою пользу. Но такой единственно реальный сценарий достигнуть необходимых и достаточных условий для стабилизации ситуации в Ливии и проведения всеобщих выборов упирается в факт отсутствия достаточного боевого потенциала у сил Хафтара.
Он не только не может в достаточной степени «зачистить» Бенгази, но и терпит явное фиаско в своих попытках установить контроль над Феццаном. Его очередное наступление там в попытках овладеть ключевым форпостом Рубейна на границе между Ливией, Нигером и Чадом снова захлебнулось. Обратим внимание, что такое положение дел во многом обусловлено тем фактом, что и без того не масштабная поддержка Хафтара со стороны местного племени тубу сейчас упала до критического уровня. И произошло это по причине того, что в последнее время ослабла материально-техническая поддержка тубу с его стороны. Если проще, то Хафтар нарушил свои обязательства по поставкам тубу ГСМ, автомашин-пикапов и запчастей к ним. И это обстоятельство предопределило провал наступления, несмотря на массированные атаки на позиции обороняющихся со стороны «ливийских ВВС». При этом основными целями атаки являлись на этот раз члены дарфурской повстанческой группы Движение за справедливость и равенство (ДСР). В этой связи среди французских оценок ситуации, которые не творчески дублируют некоторые наши обозреватели, в связи с этой ситуацией царит явная неразбериха. Утверждается, что ДСР в Ливии — это враждебная Хартуму повстанческая группа, и атака на нее является плодом чуть ли не совместной операции суданских властей и Хафтара. И в обмен на такую активность суданцы чуть ли не снабжают Хафтара беспилотниками «Мухаджир-2» и запасными деталями к МИГ-23. В этой связи надо окончательно внести ясность в этот вопрос. «Ливийская» часть ДСР является «примирившейся» с Хартумом фракцией этой группировки и в Ливии выполняет задачи по обеспечению контроля над оружейной и миграционной контрабандой с суданского плацдарма в Ливию. «Непримирившаяся» часть ДСР пребывает в Южном Судане и воюет с мятежниками-нуэр на стороне президента страны С.Киира. На стороне Х.Хафтара воюют (и давно) боевики еще одной повстанческой группировки из Дарфура в лице Суданского освободительного движения под командованием М.Минави. И этот факт по определению делает невозможным любой альянс между Х.Хафтаром и Хартумом. Это уже не говоря о том, что суданцы участвуют операциях по переброске катарского вооружения противникам Хафтара в лице триполитанцев и мисуратовцев.
Наличие у сил Хафтара иранских беспилотников «Мухаджир-2» с радиусом 150 км и их реальное использование совершенно не означает поддержку его сил со стороны Ирана, как это полагают сейчас французские разведслужбы. В Париже сейчас ломают голову над этим фактом и всерьез строят версии о вовлечении Тегерана в ливийский конфликт, что может самым кардинальным образом изменить расклад сил там. Правда, в спецслужбах Франции признают, что никаких реальных фактов такой иранской вовлеченности пока нет. Как нет и прямой мотивированости Тегерана на такие действия. Обрадуем их, и не будет. Иранские беспилотники и запчасти к МИГ-23 были захвачены силами Хафтара во время наступления на аэропорт Джуфры в июне прошлого года. И это «добро» действительно поступило туда из Судана, только предназначалась оно мисуратовцам и триполитанцам в рамках реанимации их собственной авиации. Вот у них действительно есть несколько МИГ-23, а костяк ВВС Хафтара в основном представляют переоборудованные с помощью ОАЭ самолеты сельскохозяйственной авиации. Но из этого факта наличия у суданцев иранских беспилотников следует совсем иной вывод. Иранцы просто расплачиваются ими с Хартумом за поддержку их операций по переброске оружия через Судан и Синай в сектор Газа. То есть в обмен на услугу в содействии таких операций передают им часть грузов в рамках оплаты. А это в свою очередь означает, что ХАМАС в Газе уже с большей долей вероятности получил ударные беспилотники «Мухаджир-2». И не только. Через Мисурату идут поставки оружия прокатарским боевикам на Синае. И в первую очередь — высокотехнологичного. Отсюда вероятность того, что Израиль и Египет скоро получат неприятный сюрприз.

33.78MB | MySQL:69 | 0,836sec