О сотрудничестве Узбекистана и Турции по Афганистану

Представители Министерства внутренних дел Узбекистана и турецкого бюро Интерпола на встрече в Ташкенте подтвердили готовность активизировать сотрудничество в розыске боевиков, воевавших в составе незаконных вооруженных формирований в Сирии. Об этом в четверг корр. ТАСС сообщил руководитель пресс-службы МВД республики Кутбиддин Бурханов. «Встреча прошла в рамках договоренностей о координации борьбы с международным терроризмом, достигнутых в ходе госвизита президента республики Шавката Мирзиёева в Турцию в 2017 году», — сказал Бурханов. По его словам, в переговорах приняли участие руководители управления международного сотрудничества МВД республики и турецкого национального бюро Интерпола. Он отметил, что в ходе встречи отмечалась необходимость проведения совместных антитеррористических мероприятий и обмена оперативной информацией. По мнению обеих сторон, это поднимет сотрудничество, а значит и борьбу с терроризмом на качественно новый уровень. Несколько комментариев на эту тему. Прежде всего, любопытно понять, с какими конкретно экстремистами собираются бороться Ташкент и Анкара? Если речь идет об Исламском движении Узбекистана (ИДУ), то это движение находится в плотной опеке турецкой спецслужбы МИТ, и большинство из его эмиссаров находится сейчас в Турции. Более того, большинство членов этой организации сейчас сражаются в Африне в составе батальона «Самарканд». И, кстати, несут большие потери. Если речь идет о членах партии «Хизб ут-Тахрир», то это движение в общем-то считается филиалом глобального движения «Братьев-мусульман» и соответственно также находится в орбите влияния Анкары. Очень сомнительно, что Анкара вот так просто согласиться «вместе» с Ташкентом бороться с этим двумя группами. Присутствие узбеков собственно в составе «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России) было минимальным, да и связи МИТ с этой группировкой в общем-то позволяют сделать вывод о том, что она опосредованно на эту категорию лиц имеет несомненное влияние. В этой связи рискнем сделать вывод о том, что речь на двусторонних турецко-узбекских контактах идет не о борьбе с терроризмом, а о совместном использовании этих групп. Прежде всего в Афганистане. Мы уже сообщали, что в январе под кураторством МИТ в Анкаре состоялась встреча лидера афганских узбеков Рашида Дустума с представителями группировок «Джамаат аль-Ислами» (это таджики с северных районов) и «Хизб аль-Вахдат аль-Ислами» (а это уже хазарейцы). Там речь шла об организации военного альянса с целью установления контроля над рядом ключевых районов на севере Афганистана. И это процесс уже пошел. Афганское правительство и американцы в один голос заговорили в последние месяцы об активном проникновении «афганских сторонников ИГ» на север страны. «Афганские сторонники ИГ» — это как раз те самые представители двух вышесказанных группировок плюс люди Дустума. И в данном случае они выступают конкурентами собственно Кабула. При этом пропакистанские талибы, которые неожиданно для всех в прошлом году осуществили экспансию на севере Афганистана, похоже находятся сейчас «вне игры». Или, вернее, согласились передать север страны вновь под контроль условно «Северного альянса» совместно с хазарейцами. И в данном случае Тегеран и Исламабад, по ряду данных, уже договорились на эту тему. Это позволяет тем же талибам сосредоточиться на более важных для них внутренних фронтах борьбы с Кабулом и Вашингтоном и сохранить каналы материально-технического снабжения со стороны иранского КСИР. В этой связи, по данным ряда экспертов, речь в данном случае идет о реанимации военного альянса между таджиками, узбеками и хазарейцами, который бы позволил бы Дустуму вернуться на родину. Не будем забывать, что помимо турецкой МИТ (а главным куратором по линии этого ведомства долгое время был уже покойный Казиф Козиноглу) Дустум находится и в плотной орбите спецслужб Узбекистана. То есть целью проекта является восстановление статуса-кво, который долгое время определял расстановку сил в Афганистане. Такой альянс, кстати, не является чем-то новым и уже существовал краткое время в начале 1990-х годов.
Особую пикантность данной ситуации придает активное участие в этом проекте Турции и безусловно Ирана. Без последнего хазарейцы бы не такие контакты не пошли. Собственно первые шаги на этом направлении были сделаны еще в прошлом году после визита Ш.Мирзиёва в Турцию. Британская разведка отметила вскоре после этого вояжа массовую переброску военных грузов из Узбекистана в северные районы Афганистана. Это дало повод Западу обвинить Москву в поставках оружия талибам. Но в данном случае речь шла о самостоятельных действиях Ташкента, Анкары и Тегерана, хотя, уверены, что Москва была в курсе всей этой истории. Отметим и еще один нюанс. Вся эта операция явно направлена не только против талибов, но и против присутствия Кабула на севере. И соответственно американцев. На это указывает несколько моментов. Во-первых, истерика по вопросу проникновения «сторонников ИГ» на север страны и перспектива возращения Рашида Дустума, который находится в крайне неприязненных отношениях с Кабулом. Во-вторых, зачистка турками всех возможных информаторов Вашингтона на афганском направлении из числа бывших и нынешних агентов МИТ, дабы избежать ненужной утечки. К таковым несомненно надо отнести бывшего сотрудника МИТ и этнического узбека Энвера Алтаяйли, которое долго время курировал именно центральноазиатское направление, помимо борьбы с правыми и левацкими группами в самой Турции. После отставки он работал на ЦРУ США по центральноазиатскому направлению и курировал сбор информации по линии ИДУ. Его арестовали в августе прошлого года по стандартному обвинению в связях с имамом Ф.Гюленом, но именно к этому периоду надо видимо отнести начало реализации вышеуказанного узбеко-турецкого проекта. Кроме этого, ряд экспертов утверждает, что взаимоотношения Ташкента и Анкары не ограничиваются только этим направлением. В данном случае Ташкент хочет иметь поддержку Анкары в рамках проведения острожной либерализации внутри Узбекистана, что подразумевает допуск умеренных исламистов из числа протурецких «Братьев-мусульман» во власть. И отставка в феврале с.г. пусть и возрастного, но стойкого противника такой либерализации в лице главы СБУ Р.Иноятова безусловно имело помимо прочего и эту причину. Там конечно присутствовал факт зачистки новым президентом Узбекистана силового аппарата с ротацией на верных себе людей, факты кураторства со стороны Р.Иноятова всей системы обмена валюты внутри страны и каналов контрабанды со стороны сотрудников узбекского МИДа, но и его оппозицию планам по инкорпорации «братьев» в власть также не надо скидывать со счетов.

34.12MB | MySQL:69 | 1,583sec