Обзор альманаха «Турция в 2017 году» издания Фонда политических, экономических и социологических исследований (Анкара). Часть 15

Продолжаем разбор упомянутого в заголовке Альманаха, в частности, — раздела «Внешняя политика», в частности, — взаимоотношений между Турцией и Европейским союзом. Уже во вводной части к разделу, документ указывает на то, что 2016 год сложился для турецко-европейских отношений «довольно плохо». 2017 год в этом случае не только не отличался в лучшую сторону, но даже и продолжал искать «дно».

Главным политическим итогом 2017 года для многих европейских стран стал приход ко власти в них «крайне правых сил»: в марте в Голландии, в апреле во Франции, в июне в Соединенном Королевстве, в сентябре в Германии и в октябре в Австрии. Жесткие изречения в адрес Турции и лично президента страны Р.Т.Эрдогана – стали непременным атрибутом большей части предвыборных кампаний, что, разумеется, не могло не лечь грузом на и без того непростые турецко-европейские отношения.

Не наблюдается в этих отношениях единства мнения относительно борьбы с терроризмом. Что характерно, многие европейские страны говорят о террористической угрозе, исходящей от самой Турции. Альманах ссылается на официальную публикацию Европола (террористический отчет 2017 года), где говорится о том, что Рабочая партия Курдистана, призаваемая в Турции террористической организацией, активно действует по всей Европе, лишь только во Франции в 2017 году ей удалось собрать 5,3 млн евро пожертвований, а в швейцарских горах она (РПК) организует лагеря для идеологической обработки молодежи. Турция неизменно критикует Европу не только за «мягкотелость» в отношении «террористической организации Фетхулллаха Гюлена» (ФЕТО), но и за скрытую поддержку, оказываемую ей некоторыми европейскими кругами.

Не устает повторять Альманах и про том, что именно РПК устроила в Европе кампанию против конституционного референдума в Турции, инициированного Партией справедливости и развития (ПСР). При всем при этом, европейцами была запрещена аналогичная кампания в пользу действий руководства страны, сопровождающаяся шумными скандалами с участием министров турецкого кабинета (запрет посадки самолета министра иностранных дел и недопуск министра по делам семьи в Голландию).

Очевидно, дожидаясь результатов конституционного референдума в стране, который состоялся 16 апреля 2017 года, уже 25 апреля Парламентская ассамблея совета Европы принимает решение снова поставить Турцию под контроль на предмет реализации в ней базовых европейских принципов. Результаты голосования, правда, не были столь уж однозначными против Турции: 113 проголосовало «за» постановку Турции вновь под контроль и 45 проголосовало «против». Министр по делам ЕС Омер Челик назвал итоги голосования «исторической ошибкой».

А 5 июля в Совете Европы прошло голосование, результатом которого стала рекомендация по полной приостановке переговоров с Турцией о членстве в ЕС. Правда, здесь уже антитурецкий перекос был заметно более ярко выраженным: «за» проголосовало 477 парламентариев, а «против» — 66. Но и само решение носило не обязывающий, а рекомендательный характер. Для того, чтобы решение вступило в законную силу требуется решение на уровне глав государств всех 28 стран-членов ЕС, принятое не простым, а квалифицированным большинством. Единственная же страна, которая в этом смысле заявляет своё неприятие Турции в Европе, на высшем уровне руководства страны – это Австрия.

Турция обвиняется европейцами в нарушении базовых прав и свобод человека, в несоответствии Копенгагенским критериям, во вмешательстве и в дестабилизации обстановки в Европе. Заодно, говорится о том, что Турции следует приостановить своё сотрудничество с Россией, в частности, в вопросе строительства первой турецкой атомной электростанции АЭС «Аккую» (хочетс спросить, ну а это тут причем? – В.К.). Тут, как достаточно справедливо утверждает Альманах, налицо – двойные стандарты. Ибо, сами европейцы активно используют в Турции свою мягкую силу, но, при этом, не позволяют аналогичную деятельность турецким НПО.

Невзирая на то, что упомянутое выше решение, как уже было сказано, не имеет юридической силы, но принятие антитурецкой резолюции ознаменовалось разного рода «штрафами и санкциями» в адрес Турции. В частности, предусмотренные бюджетом ЕС ассигнования (финансовая помощь) в пользу Турции в размере 4,4 млрд евро так и не были переведены.

Развития в 2017 году не получил и вопрос реализации соглашения по обмену беженцами (Брюссельское соглашение – В.К.), а также облегчения для Турции визового режима по въезду в страны ЕС. И это, как пишет Альманах, невзирая на значительное сокращение числа беженцев в ЕС – до 103 тысяч в первой половине года. И как бы Турция старательно не выполняла своих обязательств по Брюссельскому соглашению, Европа стоит на своем: из 72 критериев для упрощения визового режима невыполненными остаются семь. Разумеется, они не выполняются потому, что некоторые из них Турция не рассматривает в качестве конструктивных. Особенно, в том, что касается её антитеррористической деятельности против РПК, «Исламского государства» (ИГ, запрещенная в РФ террористическая организация) и ФЕТО.

39.69MB | MySQL:91 | 0,910sec