Об антииранских заявлениях наследного принца КСА Мухаммеда бен Сальмана

Продолжающийся визит наследного принца Мухаммеда бен Сальмана в США, помимо плотного графика и множества встреч с представителями политической и бизнес-элиты США, вызывает пристальный интерес еще в связи с громкими заявлениями, которые Мухаммед бен Сальман делает для американской прессы. Особенно, если это касается внешней политики КСА, когда в своем интервью для The Wall Street Journal от 30 марта с.г., он заявил о необходимости дальнейшего ужесточения санкций в отношении Ирана. «Мы должны добиться этого, чтобы избежать военного конфликта. Если мы не сумеем этого сделать, у нас через 10–15 лет, вероятно, начнётся война с Ираном» — сказал он.

Со своей стороны, иранцы моментально отреагировали на подобные выпады. Пресс-секретарь МИД Ирана Бахрам Касеми ответил в весьма саркастическом стиле, что не могло не задеть самолюбие Мухаммеда бен Сальмана, процитировав строки из персидской поэмы XIII века: «Схваткой с орлом муравей ищет быстрой гибели». Он также посоветовал наследному принцу «не играть со смертью», и напомнить «взбалмошному новичку» в политике о судьбе бывшего иракского лидера Саддама Хусейна, который в свое время также пытался «решить иранский вопрос». Кроме того, после столкновений палестинских демонстрантов с израильскими военными на границе Израиля с сектором Газа, он обвинил КСА в ответственности за гибель палестинцев. В своем заявлении от 31.03.2018 г. он сказал, что «Израиль считает, что он может действовать безнаказанно из-за секретных связей с несколькими лидерами в регионе», в результате «позорных усилий» которых, это произошло. В этих выпадах содержался явный намек на Мухаммеда бен Сальмана.

В свою очередь наследный принц КСА тоже не промолчал и дал волю своим антииранским сантиментам. В интервью с главным редактором журнала The Atlantic Джеффри Голдбергом от 02.03.2018 г. он сделал ряд заявлений, которые посчитали просто беспрецедентными. Прежде всего, он определил главных противников КСА, которых он назвал как «треугольник зла». Первая грань – Иран и его шиитская экстремистская шиитская идеология, основанная на идее «прихода скрытого Имама», который распространит ислам даже в Америке»; вторая грань – «Братья-мусульмане», поставившие цель использовать демократическую систему выборов, чтобы прийти к власти и построить свой призрачный халифат; третья грань – «Исламское государство» и «Аль-Каида» (обе организации запрещены в России).

Однако как стало ясно, главным противником он считает именно Иран и его нынешнее руководство. «Гитлер не делал того, что пытается сделать верховный лидер (Али Хаменеи –авт.). Гитлер пытался завоевать Европу. … Верховный лидер пытается покорить мир. Он Гитлер Ближнего Востока». Поэтому главная цель не просмотреть ситуацию как было в Европе в 20-х годах XX в. и остановить его любым путем – экономическим, политическим, на уровне спецслужб, чтобы избежать войны. С этой точки зрения все действия саудовцев, особенно в Йемене, это действия по обеспечению безопасности королевства. «Мы сделали это в Африке, Азии, Малайзии, Судане, Ираке, Йемене, Ливане. Мы считаем, что после того, как мы отразим удар, проблемы будут происходить внутри Ирана. Мы не знаем, рухнет ли режим или нет — это не цель, но если рухнет, здорово, это их проблема. Сейчас у нас есть сценарий войны на Ближнем Востоке. Это очень опасно для всего мира. Мы не можем рисковать здесь. Теперь мы должны принять серьезные болезненные решения, чтобы избежать болезненных решений позже», — заявил наследный принц.

При этом он попытался снять обвинения КСА в поддержке террористических группировок и экспорте экстремистской идеологии. Отвечая на вопрос о «ваххабизме», Мухаммед бен Сальман категорически отверг его существование в КСА. По его мнению, в королевстве присутствуют все четыре суннитских мазхаба (ханбалитский, ханафитский, маликитский и шафиитский), которые полностью равноправны. Отметим, что в этом есть доля правды, т.к. с точки зрения мусульманских правовых школ такого понятия не существует, поэтому сам термин не корректен. Сами саудовцы называют свою форму ислама «салафия» (от араб. предшественники), которая принадлежит к ханбалитскому мазхабу. Кроме того, в последние годы представители других мазхабов были включены в Верховный совет улемов КСА и другие религиозные структуры, но салафиты по-прежнему представлены в подавляющем большинстве. Особо коснулся Мухаммед бен Сальман темы положения саудовских шиитов, у которых, якобы, в КСА нет проблем, а «проблемы только с идеологией иранского режима», потому что у него «нет  права вмешиваться в наши внутренние дела».

Однако подлинно сенсационным его заявлением стало признание права Государства Израиль на свое существование, и он дал понять о возможности установления дипломатических отношений с КСА. Если в своем интервью наследный принц постарался «демонизировать» Иран и его руководство в полной мере, то в отношении Израиля он проявил максимум политкорректности, особенно когда коснулся истории арабо-еврейских отношений. По его мнению, «еврейский народ имеет право на национальное государство, по меньшей мере, на часть земли, принадлежавшей его предкам», но при этом отметил, что Саудовская Аравия имеет некоторые опасения по поводу священной для мусульман мечети в Иерусалиме и судьбы палестинцев, но не имеет каких-либо возражений против других народов. «В случае урегулирования будет много интересов между Израилем, государствами Совета сотрудничества стран Персидского залива и такими странами, как Египет и Иордания», — сказал он. После интервью Дж.Голдберг признал, что такое заявление о праве еврейского народа «владеть собственной землей», — «красная линия», которую до сих пор не переходил еще не один арабский лидер. Если на Западе, особенно после массивной и хорошо профинансированной PR-кампании по формированию имиджа Мухаммеда бен Сальмана как энергичного и успешного реформатора, такие заявления были восприняты  позитивно, то «арабская интернет-улица» и аналитики «недружественных» стран отреагировали крайне негативно на подобные заявления. Спектр обвинений был самый широкий от сговора с «сионистским образованием» до прямого предательства интересов арабов и палестинцев.

Тем не менее, представляется, что именно «иранская угроза» является главной проблемой для королевства по мнению Мухаммеда бен Сальмана. Хотя его заявления о возможности войны в регионе, если ИРИ не подвергнется экономическому и политическому воздействию, скорее являются скорее больше эмоциональными, чем конкретной программой действия. Однако определенный план в антиранской стратегии КСА можно понять из некоторых его выступлений. Прежде всего, Эр-Рияд стремится внести раскол в лагерь союзников Ирана в регионе. Заявив, о необходимости сохранения присутствия американских войск в Сирии, как минимум в среднесрочной, если не долгосрочной перспективе, Мухаммед бен Сальман допустил возможность, что нынешний президент Сирии может остаться у власти, если при этом не будет марионеткой Ирана. «Башар останется. Но я надеюсь, что в интересы не входит дать иранцам делать все, что они хотят», — сказал он. О том, что со стороны КСА предпринимались какие-то реальные шаги по установлению отношений с Б.Асадом, можно судить по заявлению лидера «Хизбаллы» Хасана Насраллы в середине марта с.г. По его словам, саудовцы провели несколько встреч, которые не достигли успеха. Якобы, они дважды предлагали сирийскому президенту поменять союзников в обмен на финансовую поддержку и программу по реконструкции послевоенной Сирии, но тот решительно отказался от этого.

Кроме Сирии, шаги по расколу «шиитского полумесяца» предпринимаются в Ираке. Отмечается, что КСА осторожно и целенаправленно пытается наладить контакты с шиитскими религиозными и политическими лидерами Ирака (великий аятолла Али ас-Систани, Муктада ас-Садр и др.). В прошлом году министр иностранных дел Адель аль-Джубейр совершил визит в Ирак (в последний раз мининдел КСА посещал эту страну только в 1990 г.). Иракские СМИ также намекнули, что Мухаммед бен Сальман может совершить официальный визит в Багдад, и даже предполагалось его посещение религиозной столицы иракских шиитов — Наджефа. Однако Эр-Рияд выступил с заявлением, что такая поездка не была запланирована, особенно после акций протеста в иракской столице по этому поводу. Тем не менее, саудовцы крайне заинтересованы в поиске путей по сближению с шиитскими структурами в Ираке. При этом делается акцент, что они не против шиизма как такового, но против его «иранского» варианта. В этом направлении Эр-Рияд может действительно добиться определенного успеха, т.к. многие иракские шиитские богословы, не являются сторонниками доктрины Хомейни «вилайят аль-факих», а также иранского присутствия в стране. Тем более, Эр-Рияд в последние годы в своей пропаганде делает упор на  «арабскую идентичность», а не на религиозную принадлежность шиитского населения Ирака.

Таким образом, если суммировать все факты и последние по времени заявления, можно предположить, что антииранский курс Эр-Рияда будет усиливаться. Однако алармистские предположения о начале «первой исламской мировой войны», и расползании военного конфликта не только в регионе, но и в глобальном евразийском масштабе, представляются преувеличенными. Хотя, если Д.Трамп будет и впредь стоять за выход США из ядерной сделки с ИРИ, то кризисный вариант может быть реализован значительно раньше, чем названный Мухаммедом бен Сальманом срок в 10-15 лет. С такими новыми планами по решению «иранской проблемы» связываются и недавние перестановки в высших эшелонах власти США, когда посты госсекретаря и советника по нацбезопасности заняли «ястребы», такие как М.Помпео и Дж.Болтон. Напомним, что именно Дж.Болтон еще при президенте Дж.Буще-младшем был сторонником жестких мер в отношении стран «оси зла» вплоть до силовых акций в регионах стратегических интересов США. Очевидно такую же позицию он сохранил уже и в отношении «треугольника зла», куда также включен Иран. В таком случае налицо формирование «антииранской группы» в администрации Д.Трампа, а возможно именно Дж.Болтон станет «координатором» американской внешнеполитической стратегии на этом направлении. Во всяком случае, теперь в Вашингтоне все политические амбиции Мухаммеда бен Сальмана будут встречать полное взаимопонимание и поддержку. По мнению некоторых аналитиков, американцы сделали ставку на будущего саудовского монарха для реализации своих планов по переформатированию Ближнего Востока, которые были приостановлены или остались нереализованными при президентстве Б.Обамы. Поэтому вполне возможно говорить о формировании антииранского «тройственного альянса» — Израиль-США- КСА. Тем не менее, конкретные действия этого альянса пока остаются неясными и будут зависеть от многих факторов и дальнейшего развития ситуации в регионе.

39.83MB | MySQL:93 | 1,049sec