О террористической угрозе в Юго-Восточной Азии

По оценке ряда экспертов, спустя полгода после окончания активных боевых действий с исламистами в городе Марави опасность в виде реанимации их активности на Южных Филиппинах продолжает сохраняться на достаточно высоком уровне. Прежде всего имеется ввиду совершение вооруженных рейдов, пиратство и похищение людей. При этом одной из главных предпосылок для рецидива подобного рода сценариев является отсутствие какого-либо внятного прогресса в рамках политических реформ со стороны правительства. Кроме того, исламисты сумели сохранить значительное число убежищ и баз на юге архипелага, что представляет сохранение потенциальных угроз нападений не только собственно в Южных Филиппинах, но и на цели в соседних Малайзии и Индонезии. Прошло шесть месяцев с тех пор, как вооруженные силы Филиппин официально завершили операции против боевиков групп сопротивления, которые позиционируют себя с «Исламским государством» (ИГ, запрещено в России) и сумели установить контроль над городом Марави на южном острове Минданао. Освобождение столицы Южной провинции принесло филиппинскому правительству некую мирную передышку, но не более того. Президент Родриго Дутерте значительно усилил уровень своей личной популярности на юге Филиппин в результате этой операции, но местные лидеры исламистской группы Моро продолжают сохранять свой боевой потенциал для повторения широкомасштабных акции и операций. При этом, несмотря на антиамериканскую риторику Манилы, ее сотрудничество с Вашингтоном по вопросам безопасности продолжает расти. Угроза вылазок боевиков на юге Филиппин сохраняется на очень высоком уровне, поскольку лежащие в основе сопротивления Моро причины для недовольства не решены, и в этой связи эксперты предсказывают новую вспышку исламистской активности уже в течение ближайших месяцев. Многие из факторов, которые характеризовали ситуацию с уровнем безопасности, в октябре 2016 года, когда силы безопасности ликвидировали последних боевиков в городе Марави, сохраняются до сих пор. На фоне ослабления группы «Мауте» во время битвы за город Марави боевики другой группы «Исламские борцы за свободу Бангсаморо» (BIFF), которые позиционирует себя «частью ИГ», продолжают оставаться на сегодня наиболее активной воинственной группой Миндинао. Деятельность группа сосредоточена в провинции Магинданао, расположенной между Давао и городом Котабато. Группа, насчитывающая примерно 200-300 членов, регулярно совершает нападения на силы безопасности. 11 марта с.г. филиппинские войска убили десятки бойцов BIFF, но 10 дней спустя боевики ответили нападением на полицейский участок. Несмотря на военные поражения и другие неудачи, BIFF продолжает представлять реальную угрозу для развития ситуации в Магинданао и прилегающих провинциях. Несмотря на то, что группа предпочитает действовать в основном в сельских районах, есть высокая вероятность нападения исламистов и на городские центры Давао и Котабато. По данным разведки Вооруженных сил Филиппин, остатки группы «Мауте» также активно восстанавливаются в северном Ланао-дель-Сур и в сельских районах за пределами города Марави. Пока их численность оценивается примерно в 200 бойцов, но эта цифра может быть серьезно увеличена за счет рекрутирования новых сторонников. Глава группы Абу Дар, который пережил осаду города Марави и сменил Иснилона Хапилона в качестве лидера «Исламского государства» на Филиппинах, сумел ускользнуть из города с награбленными десятками миллионов долларов наличными, золотом и драгоценностями. Органы безопасности отмечают, что такой процесс вербовки уже начался. При этом власти Малайзии полагают, что представителем ИГ в регионе является гражданин Малазии Мухаммед Амин Бако.
На Филиппинах также продолжается дислоцироваться группа боевиков «Абу Сайяф», которая ограничена исключительно архипелагом Сулу. Они продолжают периодически совершать вылазки в основном в рамках морского пиратства, уровень их активности никоим образом не претерпел изменений в связи с событиями в Марави. При этом их операции на море были в основном неудачными в течение последнего года по сравнению с их аналогичной деятельностью в 2016 и 2017 годах. Не последнюю роль в этом сыграло увеличения числа совместных морских патрулей между Филиппинами, Малайзией, Индонезией, Сингапуром и Австралией. Время реагирования на сигналы бедствия теперь измеряется в минутах, а не в часах, и патрулям даже удавалось в значительном числе случаев предупреждать нападения за счет хорошей работы средств раннего предупреждения и мониторинга основных зон мореходства.
В рамках решения задач по стабилизации ситуации на юге Филиппин Манила должна выполнить свои обещания по созданию автономного района вокруг Марави с полным восстановлением разрушенной инфраструктуры города. Одновременно планируется принять т.н. «Основной закон Бангсаморо» (BBL), который призван нивелировать уровень влияния исламистов путем передачи значительной части властных полномочий местным мусульманским лидерам. При этом принятие этого закона сталкивается с откровенным саботажем со стороны значительной части членов Сената страны, и в связи с этим крайний срок рассмотрения законопроекта в парламенте в октябре прошлого года был пропущен. Эта ситуация потенциально может привести к тому, что местные мусульманские авторитеты вновь дадут джихадистам полную свободу действий. В настоящее время Сенат намеревается рассмотреть BBL к началу июня. Президент Дутерте при этом планирует принять закон уже к концу этого года, в противном случае можно ожидать утерю им серьезной части поддержки среди местного населения. Частично эти настроения могут разжечь и участие китайского капитала в проектах по восстановлению Марави. На эти цели федеральным правительством выделено более 300 млн долларов. Пять китайских фирм входят в консорциум, участвующий в реконструкции, что привело к протесту местных жителей, которые только сейчас начинают возвращаться домой. Участие Китая автоматически вызывает протесты в отношении того, что выгоду от этого получают непосредственно китайцы, а не местные жители. Кроме того, любое присутствие Китая, как правило, разжигает националистические настроения на Филиппинах. Одновременно местные жители в своей массе не одобряют планы военных построить военную базу рядом с Марави: предполагается, что это делает жителей потенциальными жертвами в рамках нападений боевиков на военных. Все это вкупе с саботажем политических решений создает питательную среду для реанимации джихадистского недовольства.
По оценке экспертов, по крайней мере в течение последних двух лет южная часть Филиппин была наиболее благоприятной средой для проведения боевых операций исламистов в Юго-Восточной Азии. К этому привели более успешные действия органов безопасности и армии Малазиии и Индонезии в отношении нейтрализации оплотов боевиков в своих странах. Прежде всего, группы «Моджахедов Индонезийского Тимора» и группы Мухаммеда Ваннади Джедая, который был убит позднее в Сирии. Этот успех в сочетании с неспособностью филиппинских сил безопасности вытеснить группы боевиков из Минданао привел в тому, что многие местные исламисты перетекли из Малазиии и Индонезии в район Марави. При этом оценки экспертов о перетоке исламистов в Сирию и Ирак оказались неверными: исламисты в своей массе предпочли Филиппины. Тем более, что они создали устойчивый канал для осуществления таких операций контрабанды из малайзийских провинций Сабах и Калимантан в южную часть Филиппин. При этом, по данным малайзийских и индонезийских органов безопасности, исламисты на Филиппинах, Малазии и Индонезии имеют очень высокую степень координации в рамках планирования, снабжения оружием и подготовки кадров.

39.69MB | MySQL:91 | 0,914sec