В преддверии досрочных выборов в Турции: предвыборный расклад определяется

Утром в среду, 2 мая, четыре оппозиционных политических движения Турции, включая главную оппозиционную Народно-республиканскую партию (НРП), вновь образованную правую Хорошую партию (ХП), исламско-консервативную Партию счастья (ПС) и правоцентристскую Демократическую партию (ДП), заявили о создании коалиции для участия в досрочных парламентских выборах, которые состоятся 24 июня с.г., и оппонирования правящей Партии справедливости и развития (ПСР) и правой Партии националистического движения (ПНД).

Разумеется, третья по своему представительству в Великом национальном собрании (Меджлисе) Турции нынешнего созыва, осталась за скобками обеих альянсов, хотя и продолжает самостоятельно претендовать на то, чтобы пройти достаточно высокий 10%-й избирательный барьер в турецкое законодательное собрание.

Ожидается, что официальное заявление коалиции НРП – ХП – ПС – ДП будет сделано днем позже (на момент написания статьи – В.К.), 3 мая, то есть за три дня (6 мая – В.К.) до крайнего срока, установленного Высшей избирательной комиссией страны. Тогда же будет обнародовано имя оппозиционной коалиции, которой предстоит противостояние с «Народным альянсом» ПСР-ПНД. О готовности примкнуть к этому альянсу не раз в прошлом заявляла и правая Партия большого единства (ПБЕ), и буквально в тот же день, 2 мая, заявила о том, что она пойдет по партийным спискам Партии справедливости и развития.

Итак, как можно оценить шансы всех, определившихся к настоящему времени, ключевых участников?

Прежде всего, чисто математическим счетом — на основе результатов предыдущих выборов в ноябре 2015 года.

Считаем для начала правящий «Народный альянс»: 49,49% (ПСР) + 11,9% (ПНД) + 0,54 (ПБЕ) = 61,93%.

Теперь главную оппозиционную коалицию: 25,31% (НРП) + 0% (ХП, вновь образована) + 0,68% (ПС) + 0,15% (ДП) = 26,14%.

Плюс не забудем и результат, показанный на предыдущих выборах Партией демократии народов: 10,76%.

Но это – расклад предыдущих выборов образца 2015 года. Сегодня уже 2018 год и добавим сюда несколько неизвестных:

  1. «Темной лошадкой» выборов является, конечно, вновь созданная ХП и вопрос заключается в том, сколько голосов она сможет отнять не только у ПНД, но и у ПСР. При этом, мало у кого в Турции вызывало сомнение способность партии преодолеть в 2019 (!) году 10%-й избирательный барьер. Ранние выборы, некоторым образом, эти карты спутали, а партии приходится ускоряться, особенно, в своей работе в регионах.
  2. Оборотной стороной вопроса является то, во что превратилась ПНД, после того, как ХП от неё отделилась. Она производит полное впечатление «дышащей на ладан» и, со всей очевидностью, 10% для неё – непреодолимая планка.
  3. Важнейшим фактором является обложенная со всех сторон ПДН и ответ на вопрос, сможет ли ПСР забрать у неё курдских избирателей и воспрепятствовать её прохождению в Меджлис будущего созыва.
  4. Как показали двое подряд парламентских выборов в июне и ноябре 2015 года, электорат ПСР не только мобилизуем, но и мобилен. В том смысле, что есть заметная доля тех, кто может колебаться в зависимости от текущей конъюнктуры (скажем, в 2015 году их колебалось около 10% — В.К.).
  5. Относительно стабильной на фоне всех выглядит НРП со своими 25-тью процентами голосов. Изменения в представительстве партии в Меджлисе обусловлены, в первую очередь, прохождением или непрохождением других партий, нежели её собственными успехами в работе с электоратом.
  6. И, наконец, важнейшим аспектом успеха на будущих выборах является способность противостоящих коалиций создавать между собой синергию. В данном случае, не работают законы арифметики, когда 1+1=2. У коалиции-победителей должно получаться хотя бы 2,1, а то и больше. В этом смысле ряды правящей коалиции смотрятся куда как более однородно, чем у оппозиции, где многовато участников, для того, чтобы смотреться в глазах избирателей единым строем. Но именно подобная разноплановость и может преподнести сюрпризы при грамотной подаче себя избирателям.

Развивая мысль в последнем пункте, скажем, что если оппозиция заставит сыграть правящую коалицию по нижней планке, то она, пока лишь теоретически, может получить большинство в парламенте.

Нижней планкой для ПСР является около 40%, для ПНД – около 5%, а для ПБЕ – 0,5%, итого получается около 45,5%, чего может оказаться недостаточно для формирования однопартийного правительства.

Чудес от НРП никто не ждет с их 25%, но должен сыграть правый электорат за ХП, которая теоретически может набрать и 10% и даже 15%.

Но, представляется, что при любых условиях для победы оппозиционных сил, должна «выстрелить» прокурдская ПДН. Именно она смотрится ключевым фактором, который определит расклад в Меджлисе, в случае, если оппозиционерам удастся отнять правые голоса у ПСР-ПНД.

Верно и обратное, если ПДН не преодолевает 10%-й избирательный барьер, то шансы оппозиции на то, чтобы достичь заявленной цели, заметно уменьшаются. То есть, какими бы нерупокожатными официально ПДН не были, но оппозиция, если хочет победить, должна им подыгрывать.

52.71MB | MySQL:104 | 0,450sec