О поездке госсекретаря США М.Помпео на Ближний Восток и серьезных внешнеполитических проблемах Иордании

28-30 апреля госсекретарь США Майк Помпео совершил поездку по трем государствам Ближнего Востока, посетив Саудовскую Аравию, Израиль и Иорданию. Арабские и международные наблюдатели сходятся в том, что этот блиц-визит преследовал три цели. Во-первых, ускорить формирование антииранского альянса в регионе. Во-вторых, в части, касающейся Израиля и Иордании, выработать новый план ближневосточного (израильско-палестинского) урегулирования, что представляется почти невыполнимой задачей. В-третьих, начать реализацию проекта Дональда Трампа по созданию арабского военного контингента на севере Сирии для фактического отделения от САР районов, населенных курдами и суннитскими арабскими племенами на северо-востоке страны. Примечательно, что в маршрут поездок госсекретаря не был включен Каир. Судя по всему, в Вашингтоне понимают, что египетское руководство крайне отрицательно смотрит как на конфронтацию с Ираном, так и на вмешательство в сирийские дела.

В Эр-Рияде Майк Помпео предпринял усилия по урегулированию кризиса в отношениях между Катаром и арабской «четверкой» (КСА, ОАЭ, Бахрейн, Египет), достаточно резко объяснив саудовскому руководству, что Вашингтон заинтересован в скорейшем прекращении блокады Катара. Таким образом, он дал сигнал семье Аль-Сауд к прекращению распрей с ближайшими соседями для того, чтобы сосредоточиться на главном враге – Иране. В его адрес шеф американской дипломатии не пожалел черных красок. По информации газеты «Аш-Шарк аль-Аусат» Иран был «сердцем переговоров и дискуссий, состоявшихся между госсекретарем и высшими должностными лицами королевства». При этом Помпео заявил о том, что нынешняя американская администрация в отличие от своего предшественника (президента Б.Обамы) «не будет закрывать глаза на широкий размах терроризма, за которым стоит иранский режим». Обе стороны договорились о необходимости внести поправки и изменения в СВПД. «Иран является самым большим государством-спонсором терроризма в мире, и мы должны иметь гарантии, что он не приобретет ядерное оружие», — отметил Помпео. Министр иностранных дел КСА Адель аль-Джубейр предложил ввести дополнительные санкции против Ирана: «Мы убеждены, что против Ирана должны быть введены новые санкции за его ракетную программу, поддержку терроризма и вмешательство в региональные дела». Помпео заверил принимающую сторону в том, что безопасность Саудовской Аравии является приоритетом для внешней политики США, и обвинил Иран в поддержке хоуситов в Йемене и ракетных обстрелах территории КСА. В то же время (и это осталось за кадром сообщений саудовской прессы) американский госсекретарь побуждал Эр-Рияд к прекращению «кровавой интервенции» и поиска мирных способов разрешения йеменского конфликта. По-видимому, в связи с давлением, оказываемым либеральными гуманитарными организациями на Вашингтон и сопровождаемым обвинениями в военных преступлениях в адрес КСА. По сообщению портала Middle East Eye, Помпео предложил своим саудовским партнерам открыть порты и воздушное пространство Северного Йемена для доставки гуманитарных грузов в связи с голодом в этой стране.

На переговорах в  Иордании Майк Помпео и его коллега Айман ас-Сафади подчеркнули приверженность сохранению зоны деэскалации на юге Сирии и желание способствовать этому доступными средствами.   Выступая на пресс-конференции в Аммане по итогам своих переговоров с иорданцами, М.Помпео отметил приверженность американской администрации «двустороннему решению» (то есть решению о создании на территории Палестины двух государств в соответствии с резолюциями ООН от 1947 года). При этом он призвал палестинскую сторону вернуться к переговорам, которые она бойкотирует с января 2018 года в ответ на решение Дональда Трампа о переносе американского посольства в Иерусалим.

Напомним, что Иордания в декабре 2017 года на саммите ОИС в Стамбуле однозначно осудила данный американский шаг и подтвердила признание Иерусалима в качестве столицы палестинского государства. Иорданско-израильские отношения, характеризовавшиеся стабильностью на протяжении последних десятилетий, в прошлом году также оказались на грани кризиса. Существенное похолодание в них было вызвано убийством сотрудником израильского посольства в Аммане 23 июля 2017 года двух иорданцев, которые, по его словам, напали на него. Затем была обстреляна машина иорданского адвоката, ехавшего на Западный берег реки Иордан. Иорданско-израильский дипломатический конфликт был исчерпан в конце января 2018 года при американском посредничестве после формальных извинений, принесенных израильской стороной. Основной причиной, побудившей Амман к примирению с Израилем послужила угроза сокращения американской помощи Хашимитскому королевству в объеме 1,5 млрд долларов.

Редактор газеты «Рай аль-Йаум» Абдельбари Атван пишет о том, что в ходе визита Помпео американцы убеждали короля Абдаллу II ввести военный контингент на юг Сирии, в провинции Дераа, Кунейтра для противодействия Асаду в возвращении контроля над этими территориями. В то же время Амман крайне не заинтересован в проведении подобной операции, чтобы не вступать в конфронтацию с Дамаском и Тегераном. До сих пор иорданское правительство отмалчивается по поводу инициативы Джона Болтона о создании арабских миротворческих сил в Сирии. Помимо стремления развернуть экономическое сотрудничество с Ираном от этой затеи Амман отвращает и соперничество с Саудовской Аравией, которая, несомненно, будет основным участником и спонсором предполагаемых общеарабских сил.

Известный американский политолог Дэвид Игнатиус, занимающийся проблемами Ближнего Востока, в феврале с.г. указал на три причины определенной напряженности в иорданско-саудовских отношениях. В Эр-Рияде крайне недовольны тем, что иорданский король Абдалла II  не поддержал новые саудовские внешнеполитические инициативы. Во-первых, Иордания не разорвала отношения с Катаром и не присоединилась к арабской «четверке» (КСА, ОАЭ, Бахрейн, Египет), ведущей блокаду этого государства. Во-вторых, Амман не направил свой военный контингент для войны в Йемене. И это при том, что иорданская армия считается одной из лучших в регионе, а иорданский спецназ известен своей высокой боевой подготовкой. На протяжении последних двадцати лет иорданцы участвовали во многих миротворческих, а порой и откровенно наступательных операциях. Они посылали свои контингенты для участия в мирных миссиях в Боснии, Косово и Дарфуре. Летом 2011 года иорданский спецназ участвовал в свержении правительства Муаммара Каддафи в Ливии. Наконец, вооруженные силы королевства активно помогали американцам в борьбе против «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России) на севере Сирии и Ирака, а вот в йеменской интервенции участвовать отказались. Этому есть две причины. Во-первых, король Абдалла II как человек военный с самого начала понял, что саудовская война в Йемене не имеет шансов на успех. Во-вторых, правящая семья Иордании, как и хоуситы, принадлежит к племени Бану Хашим (племени Пророка Мухаммеда), и участие иорданцев в таком конфликте было бы согласно бедуинской этике воспринято как предательство. Третьей причиной иорданско-саудовских разногласий Игнатиус считает то, что иорданское правительство не наложило ограничений на действия в своей стране движения «Братья-мусульмане», являющегося одним из основных врагов Эр-Рияда.

От себя добавим еще несколько причин, не способствующих стратегическому партнерству между Амманом и Эр-Риядом. Это, во-первых, глубокое недоверие к саудовской политике, испытываемое в последнее время Амманом. По признанию одного высокопоставленного иорданского чиновника, высказанного газете «Рай аль-Йаум» иорданское руководство крайне недовольно покровительственным тоном Эр-Рияда и фактическим срывом саудитами программы экономической помощи Иордании, достигавшей в последнее время ежегодных объемов в один миллиард долларов. При этом иорданская экономика находится в кризисном состоянии. Госдолг превысил 36 млрд долларов. Правительство страны было вынуждено отказаться от субсидий на воду, горючее, электроэнергию, основные продукты питания, что уже привело к взрыву социального недовольства. Своего пика это недовольство достигло после того, как правительство КСА объявило о проекте создания нового города Неом, в непосредственной близости от иорданской Акабы, даже не уведомив об этом иорданских коллег, которые узнали об этом из газет. Во-вторых, Иордания, долгое время поддерживавшая хорошие отношения с Израилем, позиционировала себя в качестве посредника между этим государством и остальным арабским миром. После того как саудовцы по нескольким каналам начали прямые переговоры с израильтянами (опять же не поставив в известность Амман), Иордания лишается этого статуса. До сих пор ухудшение взаимных отношений никак не отражалось в официальной риторике короля Абдаллы II и других иорданских политиков. Основной причиной здесь является нежелание подвергать риску 400 тысяч иорданцев, работающих в Саудовской Аравии, и перечисляющих на родину солидные суммы. Между тем, в Аммане помнят события 1991 года, когда в ответ на поддержку иорданцами Саддама Хусейна правительство КСА  выслало на родину всех иорданских рабочих.

В декабре 2017 года газета Tehran Times сообщила об отставке трех представителей королевской семьи, занимавших высокие посты в иорданских вооруженных силах. Ими являются родные братья короля принцы Али бен Хусейн и Таляль бен Хусейн и двоюродный брат Фейсал бен Мухаммед. По информации иранской газеты, все они готовили военный переворот в координации с саудовским наследным принцем Мухаммедом бен Сальманом. Мы не можем подтвердить или опровергнуть эти сведения, но даже само наличие подобных слухов говорит о глубоком недоверии между двумя государствами. Таким образом, иорданское правительство сталкивается с дилеммой: участвовать в американо-саудовских действиях в Сирии и тем самым вызвать на себя огонь Дамаска (плюс активизацию деятельности джихадистов в самой Иордании) и его союзников или отказаться от планов США, что приведет к шантажу Вашингтона и ухудшению экономической ситуации в стране. Ближайшее будущее покажет, какой выход будет найден из этой ситуации.

52.75MB | MySQL:104 | 0,322sec