Исследование университета «Кадир Хас» восприятия внешней политики Турции. Часть 3

6 июня с.г. стамбульский университет «Кадир Хас» опубликовал свое очередное, пятое по счёту, исследование, посвященное восприятию турецкой внешней политики среди граждан страны. Продолжаем анализ документа.

Следующий вопрос, который был задан участвующим в опросе, звучал следующим образом: хотите ли вы, чтобы Турция стала членом Европейского союза?

В этом, то есть в 2018 году, утвердительно на этот вопрос ответило 55,1% опрошенных. Показатели прошлых лет: 2015 – 53,5%, 2016 – 61,8%, 2017 – 48,4%. Как мы видим, значительная часть турецких граждан все ещё хочет вступления Турции в ЕС, хотя о подавляющем большинстве населения говорить не приходится.

Однако, следующий вопрос, который звучит как «по-вашему, через сколько лет Турция станет членом ЕС?» расставляет все точки на «i».

Вот распределение полученной в этом году в ответ временной шкалы: никогда – 71,7%, больше чем через 20 лет – 1,0%, от 11 до 20 лет – 4,6%, от 5 до 10 лет – 17,1%, менее чем через 5 лет – 5,6%. Число крайних пессимистов (отвечающих ежегодно «никогда») при этом заметно увеличилось за последние годы: 2015 г. — 47,6%, 2016 – 66,7%, 2017 – 81,3%. А основные оптимисты неизменно пребывают во временном отрезке от 5 до 10 лет до вступления.

Далее устроители опроса задают вопрос: «думаете ли вы, что вступлению Турции в ЕС препятствуют?».

Ответы здесь распределяются следующим образом: утвердительно ответили 64,4% опрошенных, отрицательно – 35,6%. При этом, количество тех, кто считает, что на турецком пути в евроинтеграцию ставятся искусственные заслоны, неизменно высоко: 2015 – 72,5%, 2016 – 55,9%, 2017 – 55,5%, хотя, любопытным образом, это мнение и не является полностью доминирующим.

Вот причины, по которым, на взгляд опрошенных, Турции не дают вступать в ЕС: религиозные и национальные отличия – 58,7%, демократия и права человека – 7,6%, проблема Кипра – 7,5%, из-за истории – 7,3%, из-за экономических проблем Турции – 5,6%.

С другой стороны, большинство принявших участие в опросе считают, что от вступления Турции в ЕС первая извлечет для себя пользу: да – 50,8%, нет – 36,0%, не имею представления  — 13,2%. И вот какие были получены ответы на просьбу эту пользу конкретизировать: улучшится экономический уровень – 73,4%, разовьется демократия – 46,1%, получат большее распространения права человека – 37,8%, в стране улучшится ситуация с безопасностью – 35,8%, будет обеспечена свобода поездок и перемещений – 35,0%.

Оборотная сторона вопрос: извлечет ли для себя ЕС пользу от вступления Турции в её ряды? И здесь также большинство склоняется к мысли, что извлечет: да – 52,1%, нет – 34,4%, не имею представления – 13,5%.

Что же Турция может дать ЕС? Вот какие были получены варианты ответов: молодое трудоспособное население – 55,7%, большой рынок (сбыта продукции и услуг – В.К.) – 53,4%, мультикультурализм – 44,9%, лучшую ситуацию с безопасностью – 29,6%, большее влияние на международной арене – также 29,6%.

Прокомментируем ответы, полученные до сих пор. Заметная доля населения Турции все ещё хочет вступления страны в ЕС. Аргументы, вроде процветающей в ЕС исламофобии, росте правых движений и негативном в массе своей отношении к туркам со стороны европейцев (все три – справедливы – В.К.), а также конкретные инциденты, которые происходят регулярно, если и оказывают влияние на турецких граждан, то пока не решающее.

Также в Турции ещё широко распространены иллюзии на тему того, что страны после вступления в ЕС получают мощный импульс к своему экономическому развитию. Что, разумеется, не так  — максимальную прямую экономическую выгоду для себя от новых членов извлекают европейские сверхдержавы — Германия и Франция. Особенно, первая, которая стала главным экономическим бенефициаром развала всего Восточного блока.

Ещё одно интересное заблуждение заключается в том, что Европе нужно молодое трудоспособное население, допустим, турецкое, в «промышленных масштабах» — то есть, вместо того, чтобы повысить квоты на рабочую иммиграцию, уже проще взять всю страну целиком.

Суммарное население стран, входящих в ЕС составляет свыше 500 млн человек – мобильных людей, не связанных в своих перемещениях или трудоустройствах национальными границами. В отдельных странах, допустим, в той же Франции, процветает безработица среди молодежи.

Тот спад населения, который наблюдается в Европе («Европа стареет» — В.К.), о котором так часто любят повторять СМИ, как в Турции, так и в России, не носит характера «вымирания» (сторонникам такой точки зрения уместно сравнить цифры спада европейского населения с цифрами «утечки российских мозгов» за рубеж – В.К.).

Да, и турецкий рынок товаров и услуг Европе, по большому счету не нужен: в Турции – высокая конкурентная среда, куда «залезть» надо постараться, а те из европейцев, кто хотел и мог это сделать, уже это сделали, пользуясь благами и привилегиями, которые им предоставляет наличие соглашения о Таможенном союзе между Турцией и ЕС. Тут, как раз, возможно возникновение обратной ситуации, когда недорогие (по европейским меркам – В.К.) и качественные турецкие товары и услуги получат большее широкий, по сравнению с нынешним, доступ на европейские просторы.

43.89MB | MySQL:92 | 0,953sec