Некоторые аспекты ирано-американского противостояния и позиции РФ и КНР: оценки китайских специалистов

Как отмечают обозреватели китайских специализированных военно-технических и военно-политических изданий, с момента победы Исламской революции в Иране в 1979 г. политика большинства президентов США была направлена на оказание давления и сдерживания развития Исламской Республики Иран и только в период пребывания Барака Обамы на посту президента внешнеполитический прессинг был несколько ослаблен. Смягчение американского давления на официальный Тегеран было выражено в шестистороннем соглашении по иранской ядерной программе – СВПД.

За период действия СВПД предприятия оборонно-промышленного комплекса Ирана смогли продвинуть некоторые научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы в области РЛС, баллистических ракет и т.д. В целом ОПК Ирана продолжает действовать в условиях технической изоляции, что обусловливает «ограниченность» большинства разработок. В качестве примера китайские специалисты приводят образцы танков иранского производства, которые представляют собой сочетание устаревших танков американского и советского производства. Единственный образец более современного ОБТ – танк под обозначением «Каррар», однако остаются вопросы с его серийным выпуском.

В отношении ключевого вопроса о возможности создания полноценной специальной боевой части для БРСД китайские специалисты сообщают, что соответствующие предприятия ОПК Ирана действуют согласно плана создания «ракетно-ядерного щита»: ядерная БЧ будет создана через 25 лет. Известно, что специальные службы Израиля продолжают тактику одиночных и групповых ликвидаций иранских ученых-ядерщиков.

Очевидно, что официальный Тегеран понимает – наличие ракетно-ядерных сил (РЯС) – это гарантия неприкосновенности государства. В отношении стратегии РЯС иранские специалисты не стремятся первыми использовать ракетное вооружение, т.к. возможен удар возмездия и после пуска ракет пропадает эффект неожиданности.

По оценкам китайских специалистов, Иран и Израиль воздерживаются от полноценного вооруженного конфликта, поскольку не имеют общей границы, более  того, находятся на значительном удалении друг от друга, значит, в ходе вооруженного противостояния будет применяться только тактическое и баллистическое вооружение, запасы которого ограничены как у Тегерана, так и у Иерусалима.

 Перекрытие Ормузского пролива

Как известно, после 4 ноября 2018 г согласно новых требований президента США Д.Трампа иранские нефтяники должны будут снизить объем экспорта сырой нефти на 50% до 1 млн. баррелей. Официальный Тегеран однозначно реагирует на это требование –  снижение объема поставок неприемлемо, поскольку США грубо, в одностороннем порядке нарушают «букву» СВПД. Китайские специалисты ожидают, что американские военные попытаются заблокировать пути движения нефтяных танкеров к иранским терминалам, что указывает на двусмысленное толкование принципа «защиты свободы мореплавания». В ответ на такие враждебные действия Иран готов приступить к блокаде всех перевозок через Ормузский пролив.

Единственное исключение иранские военные сделают только для нефтяных и газовых танкеров, перевозящих сырье из Катара. Следует отметить, что именно через катарские нефте- и газодобывающие компании иранские специалисты могут получить необходимые технологии для самостоятельной разработки газового месторождения «Южный Парс», на котором, по оценкам китайских специалистов, сосредоточено до 60% от запасов природного газа Ирана. Известно, что китайские специалисты планировали участвовать в разработке данного месторождения и добывать там от 150 до 540 млн куб. м в сутки, однако согласно решения президента Ирана Х.Роухани объем добычи ограничен 280 млн куб. м в сутки.

Основным средством «транспортной блокады» являются ПКР разных моделей, серийное производство которых налажено в Иране более 30 лет назад. Следует отметить, что блокада транзита нефти через Ормузский пролив вполне выгодна США по следующим причинам.

Во-первых, приостановка поставок нефти на мировые рынки повлечет за собой рост цен на нефть, значит, у американских нефтяников появится возможность обеспечить рентабельность собственных разработок.

Во-вторых, повышение цен на углеводородное топливо приведет к росту цен на бензин, дизельное топливо и мазут в странах ЕС, что повлечет за собой рост стоимости перевозок. Вполне вероятно, что Д.Трамп хочет сделать ЕС более сговорчивым по ключевым вопросам повестки дня благодаря искусственному третьему нефтяному кризису, который будет создан «иранскими руками». Благодаря такому замыслу Д.Трамп нанесет серьезный удар по экономике ЕС и втянет европейские государства в противостояние с Ираном.

По данным китайских источников, ежедневно танкеры перевозят от 18,5 до 20 млн баррелей нефти через Ормузский пролив, что составляет 60% от поставок нефти в ЕС, США и Азию (для Японии 85% импорта нефти поступает из Ирана). Только КНР перевозит 50% нефти через Ормузский пролив. Если Иран поставляет ежедневно китайским потребителям 660 000 баррелей, то ежемесячно КНР импортирует 39,46 млн тонн нефти. В этой связи необходимо отметить, что на национальных базах нефтяного резерва КНР сосредоточено запасов нефти на 30 суток и только после завершения строительства сети нефтехранилищ данный показатель можно довести до 90 суток.

Китайские специалисты указывают, что единственным реальным победителем в данной ситуации является Россия, которой необходимо повышение стоимости нефти на мировом рынке для наполнения бюджета и ускорения реализации программы перевооружения. По расчетам китайских экономистов, при формировании бюджета РФ с учетом стоимости барреля нефти 60 долл. США вполне возможно начало полномасштабной программы строительства надводных боевых кораблей – крейсеров проекта «Лидер», а при учетной стоимости 70 долл. США за баррель представляется реальным начало строительства нового атомного авианосца, который жизненно необходим ВМФ РФ для выполнения минимального объема задач в океанской зоне. В отношении гражданского сектора промышленности РФ, по расчетам китайских экономистов, прорывное развитие возможно при достижении стоимости 130 долл. США за баррель.

В отношении российского экономического присутствия в Иране китайским специалистам известно, что хотя  «ЛУКОЙЛ» приостанавливает проекты, но при этом другая компания – «Зарубежнефть» заходит на небольшое месторождение на западе Ирана. Стоимость проекта 742 млн долл. США.

Совершенно обратная ситуация в экономическом плане будет складываться в КНР, поскольку серьезный рост цен на нефть приведет к увеличению стоимости топлива и, как следствие, всех видов перевозок внутри КНР, что крайне нежелательно в условиях продолжения выполнения программы по развитию западных регионов страны.

Однако объединяющим моментом для Москвы и Пекина является необходимость защиты Тегерана от американских санкций и дальнейшей блокады, поскольку если РФ и КНР не будут оказывать  экономическую поддержку, то к началу следующего года в Иране прогнозируется возникновение крайне плохой экономической ситуации и укрепление антиправительственных сил. Китайские специалисты признают, что у РФ ограничены возможности по экономической помощи Тегерану, но есть возможность серьезно усилить обороноспособность Ирана, который является «южными воротами» РФ, т.е. для Москвы вопрос потери Ирана носит стратегический – жизненно важный характер.

Некоторые китайские аналитики отмечают, что сохранение Ирана важно для РФ и потому, что следующим объектом растущего давления Вашингтона будет вся ресурсно-добывающая промышленность РФ. По данным китайских источников, администрация президента США во взаимодействии со специальными службами и частными разведывательно-аналитическими организациями разрабатывает план перспективной блокады поставок нефти из РФ в страны ЕС.

 Значение китайско-иранского сотрудничества для Тегерана

Как отмечают китайские специалисты, в случае введения «санкций второго уровня» европейские банки, использующие систему электронных переводов SWIFT, не смогут переводить финансовые средства в Иран и пока данная проблема является ключевой для европейских компаний, которые пытаются сохранить свои иранские проекты. Для сравнения: китайские кредитно-финансовые организации будут способны осуществлять переводы денежных средств благодаря тому, что Центр обращения иностранной валюты КНР еще в октябре 2015 г. запустил «Китайскую систему международных платежей» (КСМП). Данная система позволяет гражданам РФ, Пакистана, Ирана, Индонезии, Малайзии, Таиланда, Венесуэлы и Анголы оплачивать покупки и получать деньги за поставки в национальных валютах.

К настоящему моменту КСМП – это единственная система, которая позволит китайским банкам безопасно осуществлять переводы в кредитно-финансовые организации Ирана. Вполне вероятно, что даже японские и южнокорейские компании, заинтересованные в сотрудничестве с Ираном, также будут пользоваться КСМП. Дополнительным положительным моментом является стабильность китайской национальной валюты и стабильность обменного курса в парах доллар–юань и евро–юань.

По оценкам китайских специалистов, «санкции второго уровня», которые введет Д.Трамп, станут дополнительным стимулом к интернационализации юаня. Основная цель данного процесса – сделать юань одной из основных валют в странах, которые поставляют ресурсы для КНР. Для сравнения: руководство Японии проложило путь национальной валюте под предлогом осуществления расчетов по любым сделкам, кроме ресурсно-энергетического сектора.

В перспективе юань будет представлять угрозу доллару США в борьбе за статус «единственного твердого товара» на планете, благодаря которому можно осуществлять обмен по схеме «товар–деньги–товар». Китайские экономисты ожидают, что США будут противодействовать переходу стран экспортеров нефти и газа на юань. Например, Ангола и Нигерия уже полностью перешли на юань при сделках по нефти. К настоящему моменту 60 государств хранят часть золотовалютных резервов в юанях, а в 28 государствах мира можно официально использовать юани для оплаты  сделок.

52.71MB | MySQL:103 | 0,471sec