О применении коммерческих БПЛА для совершения террористических атак

По ряду данных, за последний месяц системы ПВО России несколько раз реагировали на попытки неопознанных дронов приблизиться к объектам группы ВКС в Сирии. В этой связи некоторые эксперты отмечают, что это первые такие попытки после аналогичных действий  сирийских групп сопротивления с целью организовать атаки на российские базы в Сирии в начале года. Российские военные за последние несколько месяцев уничтожили в Сирии 17 беспилотных летательных аппаратов (БПЛА). Об этом сообщил в среду 4 апреля министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу. По его словам, беспилотники, применяемые боевиками в Сирии, несут оружие и могут действовать на расстоянии более 100 км. «В течение последних трех месяцев мы уничтожили 17 таких аппаратов», — сказал он в ходе VII Московской конференции по международной безопасности, которая проходила 4-5 апреля. Министр добавил, что создание таких аппаратов невозможно без технического содействия развитых стран. «Появление таких средств в густонаселенных районах может иметь катастрофические последствия как для населения, так и для объектов критической инфраструктуры», — сказал министр. В этой связи видимо есть смысл еще раз затронуть эту тему потенциальной угрозы и перспективы использования дронов различными исламисткими и джихадистскими группами  с точки зрения атак военных и гражданских объектов. По оценкам американских экспертов в области контртеррора, доступность коммерческих дронов создает потенциальную опасность для использования их  в террористических целях. По их статистике, до настоящего времени нападения со стороны джихадистов с использованием беспилотных летательных аппаратов включали сбрасывание военных боеприпасов исключительно с коммерческих моделей. При этом сложности получения военных боеприпасов и при изготовлении качественного самодельного беспилотника боеприпасов будет служить сдерживающим фактором для таких атак. В этой связи делается вывод о том, что потенциальные атаки террористов с использованием дронов против гражданских и военных объектов, скорее всего, пока вызывает больше паники, нежели чем наносит прямой ущерб. Как и широкое использование сейчас активистами ХАМАСа воздушных змеев, шаров и птиц для попытки организации поджогов в Израиле в рамках новой кампании неповиновения.  Палестинские радикалы из сектора Газа для запуска горящих предметов на территорию Израиля с целью поджогов начали использовать птиц с привязанной к их лапкам проволокой с подожженной паклей. Об этом сообщила во вторник правительственная пресс-служба еврейского государства в распространенном коммюнике. «Особь птицы пустельга обыкновенная, к лапам которой была привязана проволока с горючим материалом, была обнаружена 16 июля висящей на дереве неподалеку от границы с сектором Газа, — говорится в документе. — Это экстраординарное событие является первым зарегистрированным случаем, когда животное используется для поджогов». В ведомстве добавили, что пустельга обыкновенная с закрепленной на лапах проволокой «обнаружена инспекторами Управления национальных парков Израиля после начала пожара в заповеднике «Хабесор». В пресс-релизе указывается, что власти Израиля «рассматривают возможность подачи жалобы в рамках соответствующих международных договоров на использование животных в целях террора». Палестинские радикалы начали запускать горящие воздушные змеи и шары в сторону Израиля в ходе стартовавшей в конце марта у забора безопасности на границе Газы массовой протестной акции «Марш возвращения». Израильская армия уже смогла приспособить недорогие гражданские беспилотники для борьбы с этой угрозой, но не всех змеев и не все шары удается перехватить. «Около тысячи гектаров национальных парков и заповедников сгорели к настоящему моменту в приграничных с сектором Газа районах, — сообщили во вторник в израильской правительственной пресс-службе. — Пустельга обыкновенная — это небольшая хищная птица, которая встречается повсюду в Израиле, главным образом — в прибрежных районах у Средиземного моря». И в данном случае отметим, что палестинские радикалы перешли к использованию таких средств для стимулирования паники  среди населения прежде всего по причине большей дешевизны и эффективности таких средств устрашения по сравнению даже с коммерческими дронами. И что самое главное — более низкой их уязвимости с точки зрения обнаружения их средствами ПВО. Но их оборотной стороной является очень узкий диапазон использования и отсутствие средств для точного направления на цель. В случае серьезных целевых актов против конкретных объектов по-прежнему будут использоваться исключительно дроны. Каковы в таком случае перспективы?

В этой связи амеркианские эксперты делают вывод о том, что по мере того, как более технически совершенные дроны будут становится более коммерчески доступны, будут пропорционально расти и диапазон  их использования террористами для проведения атак за пределами зоны военных действий. И что более важно — БПЛА могут быть использованы преимущественно для других целей — таких как наблюдение, которое позволяет выявлять засады, производить доразведку объектов  вооруженного нападения, и корректировать огонь переносных артиллерийских средств. При этом использование дронов для этих целей по своей эффективности значительно превышает КПД по сравнению с использованием их с точки зрения сброса боеприпаса. Среди последних случаев использования дронов террористами американцы выделяют два.  10 июля беспилотник с двумя ручными гранатами потерпел крушение у дома министра общественной безопасности штата Нижняя Калифорния Херардо Мануэля Соса Олахеи. В этом инциденте также участвовал второй беспилотник, который использовался для контроля этой атаки и наводил первый дрона на цель. Анализ фотографий разбившегося дрона показывает, что на нем находились южнокорейские осколочные гранаты, популярное оружие среди мексиканских наркокартелей, но они не выявили предполагаемого механизма запуска гранат. Дрон, участвующий в этом инциденте, был более крупной моделью с шестью роторными двигателями  типа, которые ранее использовалась для контрабанды небольших партий наркотиков через границу США из Мексики. В этой связи эксперты говорят  о том, что дроны в самой ближайшей перспективе начнут использоваться в том числе и как средства коммуникаций между террористическими ячейками в рамках тех или иных локальных конфликтов в условиях использования противником средств радиоразведки. Этот момент был наиболее уязвимым для членов НВФ в рамках тех же чеченских кампаний, что вынуждало их переходить на способы курьерской связи. А это затягивало время передачи информации и усиливало риски провала связников. В тот же день итальянские власти объявили, что карабинеры в южной провинции Потенца арестовали македонского джихадиста, который, по их мнению, готовился совершить нападение с использованием беспилотника. Во время обыска его квартиры полиция, как сообщается, обнаружила, что он скачал видео джихадистов, которые давали инструкции  по вооружению и использованию дронов, в том числе, по схемам их вооружения СВУ. Они также изъяли несколько коммерческих беспилотных летательных аппаратов, но взрывчатых веществ при этом не обнаружили: он просто не успел их еще приобрести. При этом американские эксперты указывают на факт широкого тиражирования подобного рода использования дронов на исламистских сайтах в последние месяцы, что практически всегда является четким индикатором того, что такие способы террора скоро начнут широко использоваться джихадистами-инициативниками в рамках атак против гражданских целей.

Атаки с участием БПЛА, вероятно,  станут более распространенными и в конечном итоге будут представлять глобальную угрозу. 11 июля, Центр по борьбе с терроризмом в Вест-Пойнте опубликовал анализ программы «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России) в рамках использования беспилотников. В том числе и в рамках выявления путей приобретения коммерческих дронов под соответствующей легендой, а также их использования для совершения терактов и наблюдения.  В этом исследовании был вскрыт основной трафик переправки дронов из стран Европы в Сирию и Ирак для дальнейшего использования сторонниками ИГ. И основными покупателями коммерческих беспилотников согласно этому анализу являются представители колонии выходцев из Бангладеш в Великобритании и Испании, которые сначала закупали через принадлежавшие им фирмы дроны для коммерческих нужд в  Бангладеш, а затем переправляли их в Турцию, а оттуда они попадали уже в руки боевиков ИГ. Это само по себе свидетельствует о вовлеченности турецких силовиков в такого рода операции. Интересно и тот факт, что выходцы из Бангладеш, которые участвовали в таких операциях, являются сторонниками «Братьев-мусульман». Это несколько не «бьется» с тем фактом, что ИГ является чисто салафитской группой, но зато полностью сочетается с идеологической основой нынешнего турецкого режима. И с поддержкой со стороны Катара, который и стоял за созданием ИГ.  В этой связи американские военные делают вывод о том,  что эта  сложная транснациональная цепочка поставок может быть при желании легко воспроизведена в другом месте. При этом отдельные террористы или маленькие группы исламистов в Европе могут обходиться и без таких сложных логистических цепочек.  Коммерческие дроны легко доступны по всему миру. Большинство из них сегодня может нести относительно небольшие полезные нагрузки (в основном, не более одного фунта). Тяжелые беспилотные летательные аппараты, доступные для коммерческой продажи, которые могут перевозить более 20 фунтов, намного дороже, и их покупатели столкнутся с более тщательной проверкой. Тем не менее, по мере того, как будет совершенствоваться технология, и беспилотные летательные аппараты будут становится все более распространенными и дешевыми, вполне вероятно, что эта категория дронов с высокой полезной нагрузкой станет более доступной для джихадистов. Но это дальняя перспектива.

Помимо этого еще одним фактором лимитирования использования коммерческих дронов джихадистами-одиночками или группами в Европе является ограниченный доступ к боеприпасам. Использование ИГ дронов во многом была обусловлена  тем фактом, что оно имело в своем распоряжении обширные арсеналы иракской армии. Но в той же Европе и многих других странах боеприпасы менее доступны, а попытки приобрести их на «черном рынке» практически  с большей долей вероятности означает попадание в поле зрения правоохранительных органов. В других случаях террористы-инициативники сталкивались с очевидными сложностями в рамках изготовления СВУ самостоятельно. Приобретение компонентов для СВУ, их сборка, тестирование, а затем тестирование их с помощью дрона — все это усложняет цикл подготовки террористической атаки, увеличивая шансы на то, что злоумышленник будет обнаружен на этих этапах. Но даже если атакующему удастся провести прямую атаку с помощью дрона, физический урон, который может быть нанесен самодельными боеприпасами, будь то простые  самодельные бомбы или какая-то самодельная осколочная граната с использованием более мощного взрывчатого вещества, такого как тротил, просто не будет столь же эффективным, как профессиональные боеприпасы. В этой связи эксперты указывают на то, что использование дронов против гражданских целей будет носить в основном характер психологического воздействия. В случае, если вооруженный коммерческий беспилотник был использован для атаки большой толпы, психологические эффекты, вероятно, причинят больше вреда, чем само устройство, которое он доставляет. Например, паническое бегство людей может причинить больше травм, чем сам взрыв. Важно также иметь в виду, что использование дронов не ограничивается прямыми атаками. Эти устройства, которые являются весьма эффективными платформами для наблюдения, могут использоваться для сбора разведывательных данных об объектах, жилых помещениях или о прибытии и уходе потенциальных объектов террористической         атаки, облегчая планирование нападений с помощью других средств. Эффективность беспилотных летательных аппаратов в качестве инструментов наблюдения должна быть предметом особой обеспокоенности для служб безопасности, которые будут вынуждены помимо наземных камер наблюдения более широко использовать сейчас и камеры наблюдения за воздушным пространством охраняемых объектов.

52.38MB | MySQL:103 | 0,473sec