Американские эксперты о росте напряженности между Ираном и Израилем

Разведка США засекла первое в текущем году испытание Ираном баллистической ракеты семейства «Фатех». Об этом сообщил в пятницу телеканал «Фокс ньюс» со ссылкой на трех должностных лиц Соединенных Штатов. По их утверждению, испытания баллистической ракеты «Фатех-110» совпали по времени с военно-морскими маневрами, проведенными на прошлой неделе в Ормузском проливе Корпусом стражей исламской революции (КСИР, элитные подразделения ВС Ирана). Ракета была запущена с базы КСИР на юго-востоке Ирана, пролетела свыше 160 км над Ормузским проливом до полигона в пустыне на территории Исламской Республики. Пуск засекли американские спутники разведывательного назначения, уточнил телеканал. В Пентагоне отказались подтвердить сведения «Фокс ньюс». Ранее командующий ВМС Исламской Республики адмирал Хосейн Ханзади сообщил, что национальные интересы Ирана являются определяющим фактором в вопросе сохранения Ормузского пролива открытым для судоходства. 4 июля КСИР заявил о готовности перекрыть пролив для транспортировки нефти в другие страны в том случае, если США продолжат санкционную политику по отношению к Ирану. При этом надо отметить, что новый запуск ракеты американские эксперты рассматривают в большей степени не как какие-то демонстрации возможностей по перекрытию Ормузского пролива (если Иран это и будет делать, в чем есть серьезные сомнения, то уж точно не с помощью ракет «Фатех»), а как демонстрацию нарастания возможной угрозы в отношении Израиля. В принципе сейчас вся территория Израиля полностью покрывается иранским ракетами, даже без учета их возможной дислокации в Сирии. Возвращаясь промежуточно к теме возможного блокирования Ираном Ормузского и Баб-эль-Мандебского проливов,  отметим, что такой вариант реален только в случае полного отказа Брюсселя от хотя бы дипломатической поддержки Тегерана и реальной блокировки всего нефтяного экспорта Ирана. И тот, и другой варианты сейчас надо расценивать, как крайне маловероятные. Как мы и сообщали ранее, с учетом выхода французской «Тоталь» ее место в «Южном Парсе» оперативно заняли китайцы, а на фоне полного прекращения  экспорта иранской нефти в Южную Корею и Францию, резко возросли  объемы поставок на китайском и индийском направлениях. И в последних двух случаях это не «сезонный фактор» до начала наступления второго этапа санкций в ноябре, а реальная политика на среднесрочную перспективу.

Но вернемся к оценкам американских экспертов в отношении возможной эскалации напряженности между Израилем и Ираном в рамках  размещения иранских ракет в Сирии и Ливане. Согласно этому анализу, Иран и «Хизбалла» будут продолжать наращивать свои усилия по укреплению своего ракетного и артиллерийского потенциала, угрожая Израилю там, где он наиболее уязвим. Американцы полагают уже традиционно, что это прежде всего  экономическая сфера. Израиль в свою очередь будет стремиться воздействовать на  Вашингтон и Москву, чтобы ограничить деятельность Тегерана в Сирии. В случае войны Израиль будет стремиться снять нагрузку со своей системы противоракетной обороны, предприняв наземное вторжение в Сирию или Ливан, чтобы уничтожить возможные пусковые площадки иранских ракет или ракет «Хизбаллы», а также сами боезапасы. Очень интересные выводы. Пока согласимся только со вторым, поскольку израильтяне ровно это и делают сейчас. Причем в случае с Москвой такие усилия принесли очевидные результаты в рамках операции в южной зоне деэскалации, чего Израиль очень сильно боялся по причине выхода на северную границу отрядов той же «Хизбаллы». В отношении остальных выкладок американцев есть очень серьезные сомнения. Наземные вторжение на два фронта теоретически возможно, но практически бесполезно. Ровно по той причине, что вторгаться надо на всю территорию Сирии, где иранцы и их ливанские союзники могут теоретически эти ракетные установки разместить. Причем это не шахты или иные стационарные точки, а передвижные комплексы. Это мы сейчас говорим о чисто военных аспектах, которые делают такие шаги невозможными с практической точки зрения. А есть еще политические. Например, присутствие в Сирии российских военных или априори негативная реакция мирового сообщества на такую военную операцию. В этой связи еще раз отметим, что израильтяне очень не хотят воевать в одиночку. Поэтому их основной задачей на данный момент времени является доведение ирано-американской эскалации до той точки, когда США решаться на проведение превентивного удара по иранским ядерным объектам. Но вот Вашингтон делать этого не желает, поскольку в этом уж точно, в отличие от санкций, для него нет никаких экономических преференций, а вот проблем сопутствующих будет много. В этой связи не совсем понятно, что подразумевается под тезисом американских экспертов о том, что Израиль старается через США «убедить Иран отказаться от дислокации своего ракетного оружия в Сирии». США в силу своей позиции по Ирану никаких рычагов для этого просто не имеют. Эти рычаги имеет только Москва, и ровно поэтому израильское руководство и ведет разговор на эту тему только с российской стороной.

По оценке американских экспертов, в случае открытого конфликта между Израилем и Ираном последний может попытаться нанести удар по своему средиземноморскому сопернику несколькими способами. Однако наибольшую угрозу Израилю представляют баллистические и тактические ракеты Ирана и его ливанского союзника «Хизбаллы». Последняя продемонстрировала серьезность своей угрозы Израилю в прошлом в рамках нанесения ему серьезного экономического ущерба в результате ежедневных ракетных обстрелов во время Второй ливанской войны 2006 года. В то время арсенал «Хизбаллы» состоял примерно из 10 000 ракет, подавляющее большинство из которых были ракетами малой дальности. Хотя Израилю удалось уничтожить большую часть  арсенала ракет дальнего радиуса действия «Хизбаллы» в ходе своих первых воздушных ударов, ливанской группе удалось в среднем запустить  по 120 ракет в день по Израилю во время конфликта. В целом, эти запуски обошлись израильской экономике в 3,5 млрд долларов, поскольку они вынудили закрыть предприятия, провести призыв резервистов, открыть склады стратегического резерва, плюс столкнуться с массовым оттоком туристов. Двенадцать лет спустя «Хизбалла» может похвастаться значительно более мощным арсеналом. Предполагается, что группа располагает запасами более 130 000 ракет и снарядов. Кроме того, «Хизбалла» также значительно улучшила качественный характер своего оружия и теперь располагает ракетами, которые имеют большую дальность и улучшенную точность (ракеты «Фаджр-5», ракеты «Фатех-110» и другие). И согласно заслуживающим доверия сообщениям, «Хизбалла» также получила в свое распоряжение ракеты «Скад-Б/К». Иран также укрепил свои собственные ракетные силы в Сирии, в состав которых входят основные ракеты большой дальности и даже заводы по производству оружия на месте. При этом Израилю не хватает стратегической глубины для отражения этих атак из-за его небольшого географического размера. По данным американцев, особенно уязвимыми в этой связи являются крупные статические объекты, такие, как транспортные, водные, электрические, ядерные и нефтегазовые объекты. Естественно, любой удар по химическим и промышленным объектам может нанести значительный сопутствующий ущерб в результате выброса опасных химических веществ и газов. Даже помимо физического ущерба от нападения на такие объекты, последствия ракетно-артиллерийских обстрелов Израиля нанесут значительный ущерб экономике страны, как это имело место во время конфликта 2006 года с Ливаном. Такой сценарий также вынудит израильские власти мобилизовать значительную часть своих резервных войск для участия в боевых действиях, что еще больше скажется на нормальной экономической деятельности.

Эти конкретные факторы уязвимости обеспечивают Тегерану мощный асимметричный сдерживающий фактор, который он намерен и далее укреплять.  Прежде всего с точки зрения ответных мер на случай прямой агрессии США и Израиля против Ирана.

В этой ситуации фактически единственным способом по получению гарантий своей безопасности для Израиля остается диалог с Москвой и Вашингтоном. Израиль добился определенных успехов в этом отношении, поскольку и Вашингтон, и Москва обязались работать над созданием буферной зоны между контролируемыми Израилем Голанскими высотами и проиранскими группами. В рамках этого плана Кремль недавно объявил, что Иран отведет свои тяжелые вооружения по меньшей мере на 85 километров от Голанских высот. Тем не менее, более широкие амбиции Израиля полностью изгнать Иран из Сирии сталкиваются со значительными ограничениями, поскольку Москва не желает и не способна заставить Тегеран полностью отказаться от размещения своих сил в Сирии. При этом регулярные воздушные удары к кардинальному изменению этой ситуации не привели. По оценке американцев, рейды нанесли значительный ущерб иранским объектам, но не помешали Ирану сохранить и даже укрепить свое присутствие в Сирии.

Что же касается системы ПВО «Железный купол», то она, по оценке американцев доказала свою эффективность. Но с одной поправкой. Пока она  обеспечивает  защиту от ракетных ударов в конфликтах против относительно слабого противника, такого как ХАМАС в секторе Газа. Но сеть противоракетной обороны страны уязвима для ударов, в которых противник запускает ракеты, превышающие количество израильских перехватчиков. И этот вариант реален в случае одновременной атаки Ирана и «Хизбаллы». Выходом из такой ситуации является широкомасштабная наступательная операция. Но есть очень серьезные сомнения в том, что ЦАХАЛ способен с одинокой эффективностью вести широкомасштабные наступательные операции на сирийской и ливанском фронтах одновременно. К тому же непонятно, что в той же Сирии надо захватить, и как потом это удерживать. Разрушить пару стартовых площадок можно, но это лишь оттяжка по времени. Кстати, в командовании израильских вооруженных сил это понимают и на настоящий момент никаких планов в отношении прямого вторжения в тот же Ливан нет. Никакие вторжения не позволят израильтянам решить главную задачу: добиться ухода Ирана из Сирии. Это свершившейся факт, и единственной возможностью для израильтян решить эту задачу было только свержение режима Б.Асада и превращение Сирии в территорию перманентного суннитского радикализма. Этого не произошло и уже, видимо. не произойдет. А это означает только один алгоритм решения задачи для Израиля — продолжение диалога с Москвой.

56.8MB | MySQL:106 | 0,688sec