К вопросу о членстве Афганистана в ШОС. Часть 1

Ситуация вокруг Афганистана продолжает оставаться крайне сложной, а геополитическая активность растет в геометрической прогрессии. Официальный Кабул при поддержке и участии США вступил в переговорный процесс с экстремисткой оппозицией — движением «Талибан» (запрещено в РФ). В конце 20 октября 2018 года в Афганистане должны состояться парламентские  выборы, имеющие значение для будущего политического ландшафта страны. При этом война идет своим ходом. Только-только стихли бои за стратегически важную провинцию Газни на юго-востоке. Движение «Талибан» по-прежнему контролирует ни много ни мало около 40 % территории страны, большую часть сельской местности и имеет фундаментальное влияние в восточных и южных провинциях. Фактически талибы заменили правительство во многих частях страны. В этой связи не лишним будет обратиться к вопросу об участии Кабула в работе Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) и попытаться проанализировать теоретические выгоды для обеих сторон. Афганистан вступил в качественно новый этап своего развития. Непрекращающаяся война вряд ли будет завершена в обозримом будущем. Однако Кабул пошел на крайне важный шаг и начал переговорный процесс с талибами. В начале сего года президент Афганистана Ашраф Гани Ахмадзай выступил с сенсационным заявлением, призвав членов группировки сесть за стол переговоров, принять участие в выборах, а также обещал признать движение политической силой. Таким образом, был дан формальный старт переговорному процессу. Естественно, что за данной инициативой стоят главные спонсоры нынешнего афганского государства  — США. Американцы ведут прямые переговоры, курируют связи Кабула с талибами, а также, по крайней мере, пытаются контролировать весь процесс. Данное обстоятельство можно назвать положительным и никак иначе. После семнадцатилетней безнадежной войны, в Вашингтоне пришли к выводу о невозможности победы военным путем. Новая администрация во главе с Дональдом Трампом фактически признала наличие единственно возможного выхода из самой долгой для США войны. И это переговоры с талибами с последующей их интеграцией в политическую реальность Афганистана. Движение «Талибан», безусловно, является экстремистским, радикальным и активно использует террористические методы борьбы. Однако с антропологической и социальной точки зрения талибы представляют собой часть афганского консервативного религиозного сельского общества. Этот факт долгое время игнорировался американским (и не только) политическим классом, однако ситуация начала меняться. Таким образом, запущен процесс, который потенциально способен изменить не только политический, но и социально-культурный облик афганского государства.

Следует также отметить, что афганское правительство, как президент Ашраф Гани, так и глава исполнительной власти — премьер-министр Абдулла Абдулла, являются самыми тесными союзниками США и вряд ли пойдут на шаги, которые могли бы не понравиться американцам. С политической точки зрения, это выглядит логично. Вашингтон не только является главным гарантом безопасности, но и основным спонсором и фактически «создателем» Исламской Республики Афганистана. Вряд ли любой другой политик пошел бы на обострение отношения с таким могущественным партнером, имеющим все рычаги влияния Однако здесь есть и другой фактор. Афганистан исторически находился в сфере интересов целого ряда государств. Среди них достаточно назвать такие страны, как Россия, Китай, Индия, Пакистан, страны Центральной Азии (все члены ШОС), а также Иран (страна-наблюдатель). Таким образом, исходя из глобального геополитического контекста, у ШОС есть определенные рычаги влияния и, несомненно, заинтересованность в контролируемости процесса изменений в Афганистане. Не меньший интерес к кооперации с ШОС проявляет собственно и само афганское правительство. Летом 2012 года на саммите ШОС в Пекине Афганистан получил статус наблюдателя. А в 2015 подал заявку на членство. В 2017 году глава исполнительной власти — премьер-министр Абдулла Абдулла официально попросил о включении его страны в ШОС в качестве полноправного члена. «Мы подтверждаем наш интерес стать полноправным членом ШОС», — сказал политик на заседании ШОС в расширенном составе. В свою очередь заместитель министра иностранных дел Хекмат Карзай сказал, что другие страны должны поддержать полное членство Афганистана в ШОС. Однако с вопросом вступления Кабула в ШОС в качестве постоянного члена есть определенные трудности. Как выразился в беседе с автором этих строк высокопоставленный дипломат, занимающийся непосредственно вопросами ШОС, «организация сейчас не сможет переварить вступление Афганистана». Также собеседник добавил, что «в ШОС только-только вступили Индия и Пакистан (летом 2017 года – авт.) и сейчас идет процесс притирки этих двух стран».  Так, председатель правительства России Дмитрий Медведев заявил, что при «рассмотрении возможности вступления Афганистана надо учитывать имеющиеся там проблемы: страна находится под влиянием очень сложных политических факторов, ведет борьбу с терроризмом». А уже в мае сего года постоянный представитель России при секретариате ШОС Дмитрий Лукьянцев заявил: «Участники организации, принимая решение о приеме новой страны, должны быть абсолютно уверены, что угрозы терроризма, экстремизма и наркотрафика не перекинутся с ее территории в страны ШОС. Пока такой безоговорочной уверенности в отношении Афганистана, к сожалению, нет. Сдерживающим фактором здесь также является иностранное военное присутствие на территории страны. При этом с Афганистаном ведется тесное сотрудничество по всем обозначенным выше вопросам».

52.69MB | MySQL:104 | 1,920sec