Израильский эксперт о стратегии Израиля в отношении сектора Газа

Вопреки общепринятому мнению, у Израиля все-таки есть стратегия отношений с сектором Газа, по крайней мере, на краткосрочную и среднесрочную перспективу. Об этом пишет в блоге на сайте израильского издания The Times of Israel бригадный генерал (в отставке) Йоси Купервассер, израильский эксперт в вопросах безопасности и разведки. Ранее Й.Купервассер занимал пост начальника исследовательского отдела в подразделении военной разведки Министерства обороны Израиля и генерального директора Министерства по стратегическим вопросам и пропаганде. Й.Купервассер в настоящее время является руководителем проектов в Иерусалимском центре по связям с общественностью, специализируясь на аспектах безопасности израильско-палестинского конфликта[i].

В экономике одним из способов выяснить намерения того или иного экономического игрока является анализ так называемых «выявленных предпочтений». Необходимо просто посмотреть на то, что партнер делает, и тогда вы узнаете порядок его приоритетов. Й.Купервассер предлагает использовать выявленные предпочтения для рассмотрения израильской стратегии в секторе Газа. Каковы же составляющие кратко- и среднесрочной стратегии Израиля в этом палестинском анклаве, которая широко известна как «спокойствие в обмен на спокойствие», и которая отражает заинтересованность Израиля в том, чтобы избежать эскалации, и сохранить статус-кво?

Во-первых, из-за отсутствия какой-либо другой возможной альтернативы Израиль готов принять ХАМАС как де-факто правящую партию в секторе Газа. Нелегко легитимировать эту фактическую реальность, поскольку движение ХАМАС, признанное в Израиле террористической организацией, было создано для уничтожения еврейского государства. Однако в Израиле считают, что ХАМАС и его террористическую деятельность можно ограничить и сдерживать в течение длительного периода времени.

Во-вторых, для того, чтобы ограничить и сдерживать террор из Газы, Израиль использует комбинацию инструментов, которые, с одной стороны, призваны поддерживать силу ХАМАСа на достаточном уровне для распространения своей власти над воинствующими элементами в секторе Газа, а с другой – ослабить организацию и удерживать ее от нападения на Израиль. Сохранение этого хрупкого равновесия на протяжении долгого времени является сложной задачей. Время от времени Израилю приходится задействовать больше инструментов для исправления отклонений от сложившегося баланса сил. Инструментарий включает в себя широкий спектр военных возможностей и операций, блокаду в целях безопасности, эпизодическое экономическое давление, сотрудничество с Египтом и другими арабскими и международными игроками.

В-третьих, Израиль заинтересован в улучшении благосостояния населения Газы, и с этой целью он готов поощрять и облегчать доступ иностранным и арабским инвестициям в экономику Сектора, помимо того, что и так содействует оказанию гуманитарной помощи жителям этого прибрежного палестинского анклава. Несмотря на непростой политический контекст, Израиль постоянно рассматривает различные способы помощи жителям Газы в целях улучшения качества их жизни. Израиль также выступает за предоставление большей свободы передвижения жителям Газы, коль скоро это не ставит под угрозу его безопасность, и даже готов рассмотреть символические меры, такие как разрешение поставок товаров в анклав не через израильский порт Ашдод, а из других морских портов.

В-четвертых, для Израиля крайне важно, чтобы его политика в Газе была скоординирована и поддержана Египтом, поскольку Каир разделяет с Иерусалимом контроль над границами с сектором Газа и оказывает значительное влияние на способность еврейского государства реализовать первые два вышеупомянутых пункта. Для Египта главной проблемой является потенциал радикальных исламистских группировок в Газе, включая ХАМАС, в усилении радикальных сил в самом Египте, особенно на Синайском полуострове. Таким образом, в стратегиях Египта и Израиля существует много совпадений, хотя Египет преисполнен решимости не брать на себя больше ответственности за Газу, как того хотел бы Израиль.

В-пятых, Израиль видит больше преимуществ, чем недостатков в длительном разделении между сектором Газа и Палестинской национальной администрацией (ПНА), правящей на Западном берегу р. Иордан. Израильское правительство, безусловно, выступает против идеи о том, что Израиль должен вернуть ФАТХ в Газу. При этом Израиль не будет предпринимать шаги, направленные на то, чтобы воспрепятствовать возможному палестинскому примирению. Просто в Израиле считают, что примирение невозможно, потому что ХАМАС и ФАТХ откажутся уступить реальную власть на подконтрольных им территориях.

В-шестых, Израиль преисполнен решимости минимизировать случайные жертвы среди гражданского населения в секторе Газа, так как это противоречит его ценностям, интересам и приверженности международному праву, а также по той причине, что основным компонентом общей стратегии Израиля является предотвращение нанесения ущерба его собственной легитимности и имиджу.

В-седьмых, Израиль хочет быть уверенным в том, что конфликт в секторе Газа, который считается риском второго уровня, не будет препятствовать его способности сосредоточиться на проблемах первого уровня, таких как Иран или ситуация на северном фронте.

В-восьмых, пока покровители ХАМАСа, такие как Турция, Катар и Иран заняты решением гораздо больших проблем, ХАМАС не способен изменить свое положение, не уступив в том, что потребует от него Израиль. Террористическая деятельность ХАМАСа никогда не должна окупаться. Наоборот, ХАМАС должен заплатить весомую цену за любой  террористический акт.

Одновременно Й.Купервассер указывает на проблемы такой стратегии.

Между различными ее компонентами существуют явные противоречия, т.к. когда предпочтение отдается одной задаче, становится сложнее решить другую. Например, использование экономического давления, чтобы ослабить ХАМАС и убедить его сейчас отказаться от насилия, что на прошлом этапе хорошо сработало, препятствует задаче улучшения жизни в Газе и не позволяет избежать нанесения ущерба имиджу Израиля.

Среднесрочная стратегия в определенной степени входит в противоречие с заявленной долгосрочной стратегией Израиля, направленной на убеждение палестинцев принять мирную позицию в разрешении конфликта. Иными словами, изменить приоритеты для палестинцев, с тем, чтобы они поставили улучшение условий жизни выше борьбы за уничтожение еврейского государства. Например, изменение характера Ближневосточного агентства ООН для помощи палестинским беженцам и организации работ (БАПОР) имеет решающее значение для продвижения мирного подхода с палестинской стороны. Если бы все согласились с очевидным и простым фактом, что палестинцы, проживающие на контролируемой палестинской властью территории, не являются беженцами, а третье поколение потомков перемещенных лиц не может считаться беженцами, это намного ускорит достижение мира. Однако складывается впечатление, что из-за краткосрочных и среднесрочных задач израильское правительство предпочитает избегать любых шагов, которые затронули бы БАПОР.

Когда речь заходит о военных вариантах развития ситуации, Израиль хочет, чтобы ХАМАС беспокоился о возможности наземного наступления, которое лишит его контроля над Газой. Но в то же время у израильского правительства явно нет желания к проведению такой операции, поскольку оно хочет избежать потерь и воздержаться от возвращения сектора Газа. Израиль неоднократно заставлял ХАМАС расплачиваться за нападения посредством точечных авиаударов и лишения возможности осуществления террористических действий (запусков ракет, морских операций, использования тоннелей, огненных воздушных шаров и змеев). Все это Израиль может сделать, не прибегая к наземной операции.

После одностороннего размежевания с сектором Газа в 2005 году Израиль не считает себя оккупационной силой в анклаве, тогда как палестинцы и многие другие международные игроки не согласны с израильской позицией, и Египет, в свою очередь, отказывается взять на себя ответственность за эту территорию.

Таким образом, у Израиля есть кратко- и среднесрочная стратегия в отношении сектора Газа, которая, как и большинство других стратегий, содержит внутренние противоречия и должна быть уместной в чрезвычайно сложной ситуации. Во время недавней эскалации стратегия снова себя проявила, хотя более жесткие меры против зачинщиков поджогов и их главарей, а также более оперативное ограничение деятельности на пограничном пропускном пункте Керем-Шалом могли сократить период противостояния и раньше заставить ХАМАС прекратить насилие.

Как бы то ни было, продолжающаяся нестабильность и провокации со стороны палестинских сил в секторе Газа бросают вызов способности Израиля придерживаться своей стратегии. Например, они не желают отказываться от наращивания своих сил или использования живых щитов и от дальнейшего удержания тел израильских солдат, погибших в Газе в 2014 году во время израильской операции «Нерушимая скала». С точки зрения израильтян стратегия палестинского руководства отличается хаотичностью, она противоречит идее стабильности и процветания, однако тем самым для израильской власти весьма усложняется задача следования своей стратегии.

[i] Есть ли у Израиля стратегия в отношении сектора Газа? // The Times of Israel. 19.08.2018. URL: https://blogs.timesofisrael.com/does-israel-have-a-strategy-on-gaza/ (на англ. яз.)

52.45MB | MySQL:102 | 0,687sec