Военно-политическая обстановка в Ираке (сентябрь 2018 года)

В сентябре 2018 года в Ираке сохранялась сложная военно-политическая обстановка. Основные политические силы страны продолжали трудные переговоры целью определения кандидатуры премьер-министра и последующего формирования правительства. В минувшем месяце депутаты избрали спикера Совета представителей (парламента). Проблемы, вызвавшие в июле массовые акции протеста и беспорядки в южных и центральных провинциях Ирака (качество базовых услуг, безработица и др.) по-прежнему далеки от своего разрешения, что делает ситуацию в этих регионах нестабильной. Так, в начале сентября очередная крупная вспышка насилия произошла в южной провинции Басра. Несмотря на разгром основных сил террористической группировки «Исламское государство» (ИГ, запрещено в РФ), положение дел в сфере безопасности также остается сложным. В стране сохраняется джихадистская угроза и высокий уровень террористической активности. Неурегулированными остаются многие вопросы в отношениях между федеральным правительством Ирака и властями иракской курдской автономии. В своей внешнеполитической деятельности иракское руководство основное внимание по-прежнему уделяло вопросам получения зарубежной политической поддержки и материальной помощи, в том числе военной и военно-технической. Возобновление американских санкций против Ирана осложнило внешнеполитическое и внешнеэкономическое положение Ирака: Багдаду приходится делать сложный выбор между соблюдением американских санкций и сохранением нынешнего уровня отношений между двумя странами.

Положение дел в сфере безопасности в Ираке остается сложным, а в некоторых местах напряженным. И это, несмотря на поражение основных сил ИГ и сокращение масштабов военных операций против незаконных вооруженных формирований.

В сентябре в стране сохранялся высокий уровень террористической активности боевиков различных экстремистских группировок, главным образом «Исламского государства». В то же время крупный теракт в минувшем месяце был совершен лишь один  — 12 сентября.

В минувшем месяце Турция продолжала свою военную деятельность в северных районах Ирака против боевиков сепаратистской Рабочей партии Курдистана (РПК, в Турции признана террористической организацией и запрещена). В иракском воздушном пространстве активно действовали турецкие ВВС, наносившие удары по объектам боевиков РПК в северном Ираке. Так, в сентябре ими было совершено 8 налетов (в августе — 6). Удары наносились 1, 4, 7, 8, 9, 10, 19 и 21 сентября.

5 сентября турецкая артиллерия вновь обстреляла пограничные районы Иракского Курдистана, что вызвало массивные пожары в горах.

В сентябре Совет Лиги арабских государств призвал Турцию вывести свои силы из Ирака и положить конец нарушению суверенитета соседней страны. Представитель Ирака в межарабской организации настоятельно призвал государства-члены ЛАГ просить Турцию «не вмешиваться во внутренние дела Ирака и прекратить провокационные действия, которые подорвали бы укрепление доверия и угрожали региональной безопасности и стабильности».

Министр иностранных дел Ирака И.аль-Джаафари призвал 28 сентября с трибуны 73-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН положить конец военному присутствию Турции в Ираке. В частности, И.аль-Джаафари подчеркнул: «Ирак многократно заявлял, что категорически против присутствия турецких сил в Башике (на севере Ирака, — В. Ю.) и других продолжающихся нарушений суверенитета Ирака. В то время как Ирак стремится улучшить отношения с Турцией, как и с другими соседними государствами, [Багдад] призывает занять ясную и четкую позицию в отношении этих нарушений и положить им конец».

В сентябре власти в Багдаде приняли решение развернуть пограничные силы по всей границе между иракской курдской автономией и Турцией. Совет национальной безопасности Ирака пошел на этот шаг, чтобы «защитить границу и помешать любым нарушениям». Обсуждалось ли это решение с руководством Иракского Курдистана, не уточняется.

В последнее время отмечается усиление военной активности Ирана на границе с иракской курдской автономией. Так, 8 сентября ударам со стороны Ирана подверглась штаб-квартира Демократической партии Иранского Курдистана. При этом, по меньшей мере, 14 человек погибли и 42 получили ранения. Сообщается, что лагерь ДПИК подвергся ракетным обстрелам и налетам с воздуха во время встречи функционеров этой партии. Правительство Иракского Курдистана осудило иранские удары, назвав их «неприемлемыми и ведущими к подрыву безопасности и стабильности региона». В иракском МИДе заявили, что Багдад считает недопустимым удары по территории республики без предварительной координации с властями страны.

Деятельность террористических организаций на территории Ирака вынуждает Иран принимать ответные меры, заявили в МИД ИРИ. Начальник Генштаба ВС Ирана генерал А.Х.Багери подчеркнул, что «власти Иракского Курдистана и Ирака должны выдать Исламской Республике людей, причастных к террористическим действиям против Ирана», добавив, что «если деятельность курдских террористических группировок не прекратится, то Иран может повторить ракетный удар, так как это обусловлено интересами безопасности страны».

Правительство курдской автономии не намерено выдавать Тегерану кого-либо из членов запрещенных в Иране политических организаций, проживающих в Ираке, заявили 13 сентября в Эрбиле. В то же время власти автономии призвали турецкую РПК и иранские курдские оппозиционные группы избегать любых шагов, которые могли бы дать Тегерану и Анкаре повод для бомбардировок Иракского Курдистана. Было заявлено, что РПК и иранские курдские силы присутствуют в приграничных районах Курдистана, и это привело к трансграничным бомбардировкам со стороны Ирана и Турции, что «препятствует нормальной жизни гражданских лиц и опустошает приграничные деревни»». Что касается иранских и турецких бомбардировок, то Тегеран и Анкара, тем не менее, ни под каким предлогом не должны нарушать границы и территориальную целостность Иракского Курдистана, говорится в заявлении курдского регионального правительства.

30 сентября иранские беспилотники бомбили пограничные районы иракской курдской автономии в провинции Эрбиль.

Отметим, что ведущие страны Запада «решительно осудили» нанесение иранских ударов на севере Ирака.

Иракское правительство неоднократно заявляло о полной победе над террористами «Исламского государства» на территории страны, однако боевики ИГ продолжают активно действовать в различных районах республики. В то же время джихадисты на данный момент не имеют в Ираке обширных территорий под своим контролем.

В прошедшем месяце на севере Ирака в Мосуле и окрестностях города, а также в провинции Найнава продолжались операции иракской армии и отрядов народной самообороны по выявлению и ликвидации «спящих ячеек» ИГ. Кроме того, в окрестностях Мосула зафиксированы боестолкновения между правительственными войсками и боевиками «Исламского государства».

Очень сложная ситуация сохраняется в северной провинции Киркук, где продолжают активно действовать боевики ИГ. В прошедшем месяце джихадисты неоднократно атаковали позиции иракских военных и ополченцев в различных районах региона. Кроме того, террористы взорвали нефтепровод между Киркуком и Дубизом и опору линий электропередач в районе Хувейджа на юго-западе провинции.

22 сентября правительственные войска при поддержке авиации и при содействии формирований местных племен начали масштабную операцию по прочесыванию пустыни в провинциях Салах-эд-Дин, Анбар и Найнава в направлении границы с Сирией.

Продолжаются операции иракской армии и шиитских ополченцев «Аль-Хашд аш-Шааби» против боевиков «Исламского государства» в провинции Салах-эд-Дин. 15 сентября бойцы отрядов «Аль-Хашд Аш-Шааби» предотвратили попытку проникновения боевиков в город Самарра. 22 сентября формирования «Аль-Хашд аш-Шааби» начали операцию против отрядов боевиков ИГ, скрывающихся в горном районе Хамрин. Отмечается, что гористый характер этого района позволяет группам террористов скрытно перемещаться по провинции и совершать вылазки в соседние провинции Дияла и Багдад.

Несмотря на многократные контртеррористические операции, проводимые в провинции Дияла, расположенной к северо-востоку от Багдада, боевики ИГ по-прежнему продолжают действовать в ряде районах региона.

7 сентября «Зеленая зона» в центре Багдада, где расположены важнейшие государственные учреждения и многие зарубежные диппредставительства, вновь подверглась минометному обстрелу.

Группы боевиков «Исламского государства» продолжают действовать в западной провинции Анбар, населенной преимущественно арабами-суннитами. Проправительственные силы регулярно проводят рейды против джихадистов в обширном пустынном регионе в Анбаре. Так, в конце сентября правительственные войска обнаружили в одном из районов провинции схроны боевиков ИГ. Укрытия находились под землей и могли вмещать автомашины, мотоциклы, оружие и необходимое для мобильных групп джихадистов снаряжение. Часть техники на земле была укрыта маскировочной тканью для затруднения обнаружения с воздуха.

18 сентября иракские вертолёты оказали поддержку преимущественно курдским отрядам Сил демократической Сирии в боях против сторонников ИГ в районе сирийского города Абу-Камаль недалеко от границы с Ираком.

В южной провинции Кербела колонна правительственных войск и сил безопасности 7 сентября попала в засаду, устроенную боевиками ИГ.

Таким образом, по состоянию на 1 октября, боевики «Исламского государства» продолжали действовать на территории Ирака в провинциях Киркук, Найнава, Салах-эд-Дин, Анбар, Дияла и в некоторых других местах. Под контролем террористов остаются отдельные районы в этих провинциях. Кроме того, «спящие ячейки» террористической организации подпольно действуют и в других регионах Ирака.

Интенсивно продолжают действовать иракские ВВС. В сентябре основные усилия правительственной авиации были направлены на поддержку сухопутных войск в провинциях Анбар, Салах-эд-Дин и Дияла.

Уменьшение масштабов военных действий против террористов ИГ в Ираке привело к снижению боевой активности авиации западной коалиции во главе с США. В минувшем месяце отдельные авиационные удары наносились на севере Ирака в пустынных районах провинции Найнава, в районе городов Махмур, Мосул, Киркук, Кайяра, Кисик и Баадж; по целям в провинции Анбар (пустынные районы провинции, районы городов Эр-Рутба, Рава, Багдади и Аль-Асад), в горном районе Хамрин и в районе города Байджи в провинции Салах-эд-Дин. В боевых действиях участвуют как пилотируемые самолеты, так и ударные БПЛА. Ведется воздушная разведка иракской территории. Всего с 8 августа 2014 года по 30 сентября 2018 года авиация США и их союзников нанесла по позициям и объектам боевиков «Исламского государства» в Ираке 12585 ударов, в том числе в сентябре – 22 удара (в июле – 24). Для сравнения отметим, что в Сирии в минувшем месяце авиация западных союзников нанесла по боевикам ИГ и их объектам 215 ударов (в августе — 64).

В сентябре основные усилия авиации западной коалиции в Ираке были направлены на оказание поддержки с воздуха иракским войскам, участвовавшим в боях против вооруженных формирований «Исламского государства» на севере Ирака и западной провинции Анбар. Наибольшее число авиаударов ВВС коалиции нанесли в районе города Махмур (5).

По утверждению командования коалиции, все воздушные удары на территории Ирака наносятся по согласованию с правительством и военным руководством этой страны. В сентябре авиация западной коалиции не понесла боевых потерь в ходе действий в Ираке.

Иракское правительство, несмотря на разгром основных сил «Исламского государства», прилагает значительные усилия по укреплению армии и других национальных силовых структур, повышению их боеспособности в интересах достижения больших успехов в противостоянии с вооруженными формированиями противников режима. При этом особое внимание уделяется улучшению технической оснащенности войск, насыщению их современными и эффективными образцами вооружения и военной техники, улучшению качества подготовки различных категорий военнослужащих. В данном вопросе основной упор делается на получение необходимой и возможно большей зарубежной помощи.

Вместе с тем, как показывает ход военных действий в стране, боеспособность иракской армии и шиитских ополченческих формирований, а также курдских вооруженных сил пешмерга, несмотря на имеющийся прогресс, в целом все еще остается низкой. Негативно на положении дел в армии и других силовых структурах отражается и политический кризис в стране, жесткое противостояние между различными группировками и кланами в иракском руководстве.

Наиболее масштабную военную и военно-техническую помощь оказывают Ираку Соединенные Штаты. Эксперты считают, что «политическая, военная и экономическая зависимость нынешнего багдадского режима от США еще велика».

В сентябре американский генерал Пол Лакамера был назначен новым командующим операцией Inherent Resolve («Непоколебимая решимость»), проводимой международной коалицией против террористической группировки «Исламское государство» в Ираке и Сирии. Он сменил генерала Пола Фанка.

Россия будет вносить вклад в укрепление военного потенциала Ирака, заявил 28 сентября замглавы МИД РФ М.Богданов, По его словам, энергетическое и военное сотрудничество России и Ирака, а также партнерство в сфере борьбы с терроризмом достигло высокого уровня.

В Багдаде продолжается работа совместного информационно-координационного центра с участием Ирака, Ирана, России и Сирии. В сентябре в центре во время очередной конференции по безопасности представители стран-участниц обсудили совместные усилия по борьбе с терроризмом. «В рамках мероприятия поднимались вопросы развития четырехстороннего координационного центра на фоне борьбы с международными террористическими организациями, а также проблемы безопасности и оценка совместного опыта работы в центре за период его существования».

Действующий премьер-министр Ирака Х.аль-Абади 3 сентября объявил себя в качестве не только главнокомандующего вооруженными силами страны, но и главой проправительственного ополчения «Аль-Хашд аш-Шааби». Х.аль-Абади сделал это во время посещения штаб-квартиры ополченцев.

В руководстве «Аль-Хашд аш-Шааби» заявили о готовности атаковать силы США, если в Багдаде не выполнят обещания по выводу иностранного контингента из республики. Об этом говорится в распространенном 3 сентября заявлении 11 крупнейших шиитских группировок, входящих в ополчение. Ополченцы также призвали влиятельного шиитского политика и религиозного деятеля М.ас-Садра воздействовать на официальные власти и добиться вывода «оккупационных войск» из Ирака.

США ответят Ирану в случае атак на американские интересы в Ираке со стороны шиитских вооруженных группировок, поддерживаемых Тегераном, предупредил 25 сентября госсекретарь М.Помпео.

Руководство иракской курдской автономии продолжает прилагать усилия по укреплению военных возможностей региона.

17 сентября в Эрбиле глава курдского регионального правительства Н.Барзани встретился с министром обороны Германии У. фон дер Ляйен. Германский министр пообещала продолжить помощь вынужденным переселенцам и беженцам в Курдистане. Барзани поблагодарил Берлин за то, что он поддерживал регион Курдистан на протяжении войны против ИГ.

Израиль готов атаковать иранские военные объекты не только в Сирии, но и в Ираке, заявил 3 сентября министр обороны еврейского государства А.Либерман. Премьер-министр Израиля Б.Нетаньяху заявил 26 сентября, что его страна продолжит проводить военные операции против иранского присутствия на территории Сирии, Ливана и Ирака и «еще где угодно для защиты нашего государства и наших людей».

По данным Международной организации по миграции (МОМ) в результате зверств террористов из ИГ с января 2014 года около 6 млн иракцев стали внутренне перемещенными лицами (ВПЛ), что составило 15% от общей численности населения страны. К настоящему времени примерно 4 млн человек вернулись на прежние места жительства. Таким образом, в Ираке остается 1,93 млн ВПЛ. Согласно имеющимся данным, около 574 тыс. перемещенных лиц проживают во временных лагерях. Наибольшее число ВПЛ проживают в северной провинции Найнава и в провинциях Дахук и Эрбиль, входящих в состав курдской автономии. В МОМ заявили, что разрушение жилых домов и объектов инфраструктуры, отсутствие денежных средств и рабочих мест, а также ситуация с обеспечением безопасности являются главными препятствиями на пути возвращения перемещенных лиц в родные края.

В сентябре 2018 года внутриполитическая обстановка в Ираке оставалась сложной. На всем протяжении минувшего месяца продолжались трудные переговоры и консультации между представителями ведущих политических сил страны по вопросу кандидатуры на пост премьер-министра и возможному составу нового иракского правительства. В сентябре депутаты избрали спикера Совета представителей, однако не смогли определиться с кандидатурой президента республики (он был избран 2 октября). Проблемы, вызвавшие в июле массовые беспорядки в южных и центральных провинциях Ирака (качество базовых услуг, безработица и др.) все еще далеки от своего разрешения, что делает ситуацию в этих регионах нестабильной. В начале сентября очередная крупная вспышка насилия произошла в южной провинции Басра.

3 сентября новый состав Совета представителей начал свою первую сессию спустя почти четыре месяца после выборов в высший законодательный орган страны. Работа парламента протекала трудно. Так, курдские законодатели от Демократической партии Курдистана (ДПК) и Патриотического союза Курдистана (ПСК) покинули первую сессию парламента Ирака. Первоначально от участия в работе Совета представителей отказались и депутаты коалиций «Государство закона» во главе с Н.аль-Малики и «Фатх» во главе с Х.аль-Амири. В итоге заседание было перенесено на 17 сентября, но состоялось на два дня раньше – 15 сентября. В этот день Совет представителей избрал на пост спикера экс-губернатора провинции Анбар М.аль-Халбуси. Его кандидатуру выдвинул блок «Национальный фронт» (55 мест), объединивший крупнейшие суннитские партии. Также был избран 1-й вице-спикер. Им стал Х.Кааби от блока «Саирун», который возглавляет М.ас-Садр. 16 сентября парламент Ирака избрал второго вице-спикера. Им стал Б.Хаддад, представляющий ДПК.

Согласно конституции Ирака, со вступлением в должность спикера у законодателей есть месяц на избрание президента из числа депутатов-курдов, который, в свою очередь выдаст мандат на формирование правительства коалиции большинства в парламенте. Вопрос о регистрации крупнейшего альянса в законодательном собрании до конца сентября оставался открытым.

12 сентября политический блок «Наср» заявил о выдвижении своего лидера — действующего премьер-министра Х.аль-Абади — на второй срок. Однако 14 сентября Х.аль-Абади заявил, что не намерен оставаться главой правительства еще на один срок, отметив: «Я следую указаниям религиозных властей и подчиняюсь решению великого аятоллы Али ас-Систани. Мы продолжим служить народу Ирака. Я останусь на посту до формирования нового правительства, дав пример мирного перехода власти».

М.ас-Садр заявил 17 сентября, что достиг соглашения с коалицией «Фатх», возглавляемой Х.аль-Амири, относительно кандидатуры на пост нового премьер-министра Ирака. Им стал Адиль Абдель Хамади — член шиитского Верховного исламского совета Ирака и бывший министр нефти страны (основные парламентские фракции поддержали его кандидатуру). А.А.Хамади характеризуют как «прозападного исламиста умеренного толка». Известно, что американцы неоднократно пытались сделать его премьером, но эти усилия неизменно блокировал Тегеран. Имеет хорошие личные отношения с вице-президентом Ирака, лидером парламентского альянса «Ватанийя» А.Алауи и курдским лидером Масудом Барзани.

18 сентября лидер коалиции «Фатх», руководитель шиитского ополчения «Аль-Хашд аш-Шааби» Х.аль-Амири заявил об отказе выдвигаться на пост премьер-министра Ирака. При этом он обвинил аравийские монархии и США в оказании давления на внутриполитический процесс в Ираке.

Отметим, что активную деятельность в вопросах, связанных с формированием нового иракского правительства, развернули ведущие курдские политики – лидер ДПК Масуд Барзани, глава курдского регионального правительства Нарчиван Барзани  и другие. Они постоянно проводили встречи с ведущими иракскими политиками – М.ас-Садром, Н.аль-Малики, А.аль-Хакимом, Х.аль-Абади.

24 сентября дату избрания нового президента Ирака перенесли с 25 сентября на 2 октября. Перенос голосования был обусловлен противоречиями в рядах крупнейших курдских партий, традиционно выдвигающих единого кандидата на пост президента. Так, ПСК выдвинул Б.Салиха, который ранее руководил региональным правительством, а также занимал пост вице-премьера Ирака в 2006-2009 годы. Ему в противовес правящая в Иракском Курдистане ДПК представила Ф.Хусейна, возглавлявшего с 2005 года канцелярию лидера ДПК М.Барзани. Кроме того, документы для участия в выборах подали еще 18 депутатов как от политических движений, так и независимые. Напомним, что кандидат на пост главы государства должен быть гражданином Ирака из числа этнических курдов старше 40 лет, иметь законченное высшее образование, обладать солидным опытом политической работы, незапятнанной репутацией, не иметь судимости. 2 октября Совет представителей избрал Б.Салиха новым президентом Ирака.

Обстановка в страдающей от дефицита питьевой воды, массовых отравлений, перебоев с электричеством и массовой безработицы южной провинции Басра в начале сентября вновь резко обострилась.

Волнения начались 2 сентября, когда несколько десятков демонстрантов собрались у входа нефтяного месторождения Нар Бин Омар Басра. 4 сентября шесть человек погибли и 40 получили ранения, пострадали 37 полицейских в ходе столкновений с полицией в Басре. Сотни демонстрантов предприняли попытку взять штурмом администрацию провинции, подожгли один из корпусов. Манифестанты жгли покрышки и перекрывали дороги. Протестующие заявляли, что их требования не выполнены.

Столкновения между демонстрантами и полицией в Басре продолжились 5 сентября. Участники акций протеста, как и прежде, требовали от властей решить проблему с подачей электричества и водоснабжения, покончить с коррупцией и безработицей. Манифестанты атаковали несколько госучреждений, в частности, сожгли здание региональной администрации. 6 сентября был блокирован морской порт Умм-Каср. Протестующие также перекрыли главную трассу, соединяющую Басру с Багдадом. Были сожжены представительства некоторых шиитских вооруженных ополчений и Партии исламского призыва. Для разгона протестующих, вооруженных камнями и бутылками с зажигательной смесью, полиция применяла слезоточивый газ и табельное оружие. Наибольшего размаха акции протеста и беспорядки достигли 7 сентября, когда на улицы Басры вышли порядка 20 тыс. человек и было захвачено и сожжено консульство Ирана в Басре. Власти Ирана приняли 7 сентября решение о закрытии пограничного терминала на юге Ирака, а МИД ИРИ призвал власти Ирака обеспечить защиту иностранных дипмиссий в охваченной протестами Басре и наказать виновных в уничтожении здания консульства. Протестующие также перекрыли трассу, ведущую к нефтяному месторождению «Западная Курна-2», расположенному в 65 км северо-западнее города, и проникли на его территорию. В то же время демонстранты не предпринимали никаких агрессивных действий в отношении диппредставительства России. В провинцию были стянуты дополнительные подразделения спецназа. Командование совместными операциями ВС Ирака отдало приказ сотрудникам органов безопасности в Басре решительно пресекать беспорядки, сопровождающие мирные протесты в городе. В ходе столкновений протестующих с полицией в дни беспорядков имеются убитые и раненые. Одновременно в провинциях Кербела, Майсан и в Багдаде прошли акции в поддержку жителей Басры, которые завершились мирно.

Обострение ситуации в южной провинции Басра осложнило политическую ситуацию в Ираке. Соперники действующего премьер-министра Х.аль-Абади жестко осудили действия правительства. Так, лидер шиитского блока «Саирун» М.ас-Садр призвал своих сторонников выйти на улицы в поддержку протестующих жителей Басры и «прекратить эти нарушения против народа Басры». М.ас-Садр также потребовал отставки Х.аль-Абади. Лидер коалиции «Фатх» Х.аль-Амири призвал Х.аль-Абади покинуть пост, поскольку он не смог справиться с кризисом в Басре.

8 сентября ситуация в Басре постепенно успокоилась. Возобновил работу порт Умм-Каср. Премьер-министр Х.аль-Абади приказал начать расследование в отношении силовых структур Басры, бездействие которых привело к массовым поджогам и порче государственного имущества. Власти Ирака сменили глав силовых структур в провинции. Парламент Ирака провел 8 сентября экстренное заседание, посвященное обстановке в Басре.

9 сентября власти Ирака окончательно отменили действие комендантского часа в городе Басра. В результате многодневных протестов и беспорядков инфраструктуре города и провинции нанесен заметный урон, а ситуация здесь по-прежнему далека от стабильности.

Эксперты отмечают, что «уйти протестующих с улиц заставила не чистая вода, потекшая из кранов, и не заработавшие электроприборы. В провинцию были переброшены практически все наличные силы безопасности из центральных районов и столичного округа, включая подразделения быстрого реагирования МВД, и одна мотопехотная дивизия в полном составе. Действовать силовикам пришлось крайне жестко, то же можно сказать и об оказанном им сопротивлении. Еще никогда ранее в постсаддамовском Ираке власти не были так близки к потере контроля над этой стратегически важной провинцией страны».

Губернатор провинции Басра А.аль-Айдани обвинил федеральное правительство в ухудшении ситуацию в регионе. Он отметил, что протесты в Басре являются результатом бездействия правительства в плане предоставления жителям основных государственных услуг. «Иракское правительство не выделило Басре ни одного доллара», — заявил А.аль-Айдани, напомнив, что несколько недель назад Х.аль-Абади обещал выплатить большую часть бюджета Басры, но так и не сделал этого. По словам губернатора, Багдад лишь погасил свои долги Басре, накопившиеся с прошлого года.

Высший судебный совет Ирака выдал 13 сентября ордер на арест губернатора провинции Басра А.аль-Айдани. Чиновник обвиняется в распространении ложных и порочащих сведений.

11 сентября Управление верховного комиссара ООН по правам человека призвало правительство Ирака провести расследование гибели людей во время массовых протестов в Басре. Напомним, что число погибших с июля достигло 20-ти, а число раненых превысило 300 человек.

Консульство Ирана в Басре после нападения протестующих 7 сентября переехало в другое здание и 11 сентября возобновило работу.

В рамках программы чрезвычайных действий по стабилизации ситуации в провинции Басра правительство Х.аль-Абади объявило о направлении 452 млрд динар для Басры и создании дополнительных девяти опреснительных установок. К решению вопроса нехватки электроэнергии подключена американская компания General Electric.

Управление Верховного комиссара ООН по правам человека в провинции Басра сообщило, что число местных жителей, отравившихся загрязненной питьевой водой, выросло до более, чем 70 тыс. человек. При этом до сих пор не удалось найти точную причину загрязнения воды. По другой информации, более 95 тыс. жителей провинции Басра пострадали от отравления питьевой водой.

Власти Кувейта ввели временный запрет на импорт продукции из Ирака из-за опасения распространения холеры на фоне массового отравления загрязненной водой на юге соседней страны.

16 сентября в Басре возобновились демонстрации. Сотни людей вернулись на улицы, пообещав продолжать акции протеста до тех пор, пока их требования не будут выполнены.

25 сентября в провинции Басра вновь прошли протестные демонстрации, поскольку требования протестующих так и не были удовлетворены правительством. Кроме выражения протестов против отсутствия чистой воды и электричества, демонстранты осудили убийство активистки, которая была похищена, а затем найдена мертвой днем ранее.

Три ракеты были выпущены 27 сентября с территории аэропорта Басры по генеральному консульству США в городе. В Вашингтоне приняли решение закрыть свое генеральное консульство в Басре. США утверждают, что Иран причастен к беспорядкам в Ираке, в том числе в Басре, и предупредили, что Вашингтон ответит Тегерану «быстро и решительно», если в Ираке пострадают американские граждане.

МИД Ирана отверг заявления США об угрозе безопасности с иранской стороны американскому консульству в Басре.

Добыча нефти Ирака остается на уровне около 4,36 млн баррелей в сутки, несмотря на беспорядки в стране, заявил министр нефти республики Д.аль-Луэйби. По данным министерства нефти Ирака, экспорт в сентябре составил «более 105 млн баррелей» при средней цене за баррель свыше 74 долларов. Таким образом, общая месячная выручка страны оценивается в 8 млрд долларов.

Следует отметить, что на 15 нефтяных месторождений Басры приходится почти 60% запасов нефти в Ирак. Выручка провинции составляет около 60 млн долларов в день. Объем добычи нефти составляет в среднем 3,6 млн баррелей в день.

В минувшем месяце в процессе урегулирования проблем в отношениях между федеральным правительством Ирака и властями иракской курдской автономии заметных подвижек не произошло и данный процесс все еще далек от своего завершения. Курдские власти постоянно выступают с различными жалобами и претензиями на действия багдадских властей на спорных территориях, занятых иракскими проправительственными силами осенью 2017 года. В целом же, несмотря на имеющиеся трудности, и различного рода «подводные камни», Багдад и Эрбиль продолжают диалог по спорным проблемам.

В курдской автономии в сентябре отметили годовщину референдума о независимости региона, прошедшего 25 сентября 2017 года, в ходе которого 92,73% пришедших на избирательные участки проголосовали за отделение от Ирака. Однако центральные власти Ирака и международное сообщество не признали результаты референдума. Лидеры правящей в автономии Демократической партии Курдистана, выступавшие по случаю годовщины референдума, единодушно заявляли, что не откажутся «от своей многолетней борьбы за независимость как за право народа Курдистана».

Глава Совета безопасности курдской автономии Масрур Барзани заявил 10 сентября, что «спорная курдская провинция Киркук сейчас находится под оккупацией иракских сил, и для решения этого вопроса требуются немедленные действия в рамках иракской конституции». В Эрбиле также утверждают, что власти, назначенные Багдадом в провинции Киркук, активизировали свои усилия по вытеснению курдов из этого региона.

Курдские СМИ сообщают, что таможенные посты, созданные по приказу действующего премьер-министра Ирака Х.аль-Абади, размещены на автомагистралях Киркук — Эрбиль и Киркук – Сулеймания. Они будут отвечать за налоги на торговлю между Курдистаном и Ираком.

Главным политическим событием в Иракском Курдистане в минувшем месяце стали выборы депутатов регионального парламента, прошедшие 30 сентября. Высшая независимая избирательная комиссия (ВНИК) автономии допустила к участию в выборах 709 кандидатов в составе 28 избирательных списков. Они боролись за места в 111-мандатном парламенте, при этом 11 мест отводится представителям религиозных и национальных меньшинств, 30 мест — законодательницам. Правом голоса обладают 3,3 млн жителей автономного региона. В отличие от выборов в федеральный парламент, прошедших в мае, курдская ВНИК решила отказаться от электронного учета голосов. Обработка бюллетеней проходила в ручном режиме. Для обеспечения прозрачности волеизъявления к работе на участках привлекли около 24 тыс. наблюдателей.

28 сентября досрочно проголосовали сотрудники силовых ведомств и бойцы курдских вооруженных формирований пешмерга. Из 170 тыс. силовиков проголосовали 162 345 человек, из которых 79 764 человек отдали свои голоса ДПК, а 56 887 — ПСК. Партия «Движение за перемены» («Горран») заняла третье место, получив 10 543 голоса. Остальные политические партии получили около 15 000 голосов.

В голосовании 30 сентября приняли участие 1 585 783 человека, что составляет 57,23% от общего числа избирателей. По предварительной информации, наибольшее число депутатских мандатов получит ДПК – 45, ПСК завоевала 21 мандат, «Горран» — 12. Остальные места достались более мелким партиям.

В сентябре 2018 года правительство Ирака в своей внешнеполитической деятельности продолжало курс на упрочение международных и региональных позиций страны, получение зарубежной политической поддержки и масштабной разнообразной помощи, требуемой для улучшения экономической и социальной ситуации в стране, укрепления обороноспособности республики и завершения противоборства с «Исламским государством». Кроме того, как федеральное правительство в Багдаде, так и власти курдской автономии в Эрбиле прилагали значительные усилия, чтобы заручиться внешней поддержкой своих действий по решению курдской проблемы.

Власти Ирака отказались от использования доллара в торговых операциях с Ираном в пользу национальных валют и евро. Большинство торговых сделок будут осуществляться в евро, иранских риалах и иракских динарах. В частных случаях предусмотрена система взаимовыгодного обмена. Напомним, что годовой торговый оборот между Ираном и Ираком составляет в среднем 8 млрд долларов.

Американские экономические санкции против Ирана сократили поток религиозных туристов в Ирак в начавшийся 11 сентября мусульманский священный месяц мухаррам. Трудности для иранских паломников усугубляются еще и тем, что Багдад отклонил просьбу Тегерана об отмене визового сбора во время мухаррама.

16 сентября новый спикер иракского парламента М.аль-Халбуси выступил против санкций США в отношении Ирана, заявив: «Мы готовы способствовать восстановлению безопасности и стабильности в регионе бок о бок с Ираном. Иракские депутаты категорически отвергают любые формы давления и экономические санкции в отношении Тегерана, считая их несправедливыми». М.аль-Халбуси подчеркнул, что «Тегеран навсегда останется партнером Багдада». На следующий день иракские СМИ сообщили, что М.аль-Халбуси провел телефонный разговор со спикером Палаты представителей Конгресса США П. Райаном, объяснив, что иранские СМИ неверно истолковали его слова о санкциях. Иракский политик пояснил, что соблюдение санкций США или отказ от них — это решение, которое должно принять иракское правительство, а не парламент.

Ирак решительно осудил теракт в иранском городе Ахваз, совершенный 22 сентября и унесший жизни десятков человек.

28 сентября посол Ирака в Москве Х.М.Хади заявил: «Наши отношения с Россией очень хорошие, как старые, так и текущие, они продолжаются. Российско-иракская торговля увеличилась на 52% с 900 млн долларов до 1,4 млрд долларов за последние два года». Иракский дипломат также сообщил, что «Багдад и Москва будут работать над дальнейшим увеличением и расширением своего двустороннего экономического сотрудничества в разных областях, и Ирак будет поддерживать инвестиции российских энергетических компаний».

Ирак открыл новую главу в своей истории и начал период восстановления после освобождения от «Исламского государства», заявил 28 сентября глава иракского МИДа И.аль-Джаафари, выступая на 73-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН. По словам министра, «наша страна постепенно отходит от войны с терроризмом и готовится к новому этапу — этапу восстановления и реконструкции, возвращению оставшихся беженцев в их дома, укреплению государственных институтов. Военная победа над террором не означает его окончательного уничтожения, мы стремимся ликвидировать причины его возникновения». Говоря о восстановлении пострадавших от ИГ районов, аль-Джаафари вновь призвал участников международной конференции по восстановлению Ирака после освобождения от «Исламского государства», прошедшей в Кувейте в феврале 2018 года и собравшей 30 млрд долларов, «выполнить данные обещания и обязательства». И.аль-Джаафари сообщил, что иракское «правительство работает над преодолением экономического кризиса посредством налаживания экономического партнерства, создания благоприятного инвестиционного климата для обеспечения стабильного роста и развития экономики Ирака». Министр также подчеркнул, что Багдад выступает категорически против любых «односторонних санкций, выходящих за рамки ООН» и указал на необходимость политического урегулирования в Сирии и Йемене.

Таким образом, в сентябре 2018 года в Ираке сохранялась сложная военно-политическая обстановка. Ведущие политические партии и объединения страны вели трудные переговоры о создании парламентских коалиций по итогам майских выборов в Совет представителей и возможном составе нового правительства страны. При этом в конце минувшего месяца наметились конкретные подвижки в решении вопроса о кандидатуре на пост главы кабинета министров. Напряженной остается ситуация в сфере безопасности. В различных районах Ирака продолжают активно действовать до конца не разгромленные бандформирования террористической группировки «Исламское государство». Неурегулированными остаются многие вопросы в отношениях между федеральным правительством Ирака и властями иракской курдской автономии. Возобновление американских санкций против Ирана осложняет внешнеполитическое и внешнеэкономическое положение Ирака: Багдаду приходится делать выбор между их соблюдением и сохранением нынешнего уровня отношений с Тегераном.

52.51MB | MySQL:103 | 0,938sec