Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (1 – 7 октября 2018 года)

Основные события в регионе на минувшей неделе были связаны с Сирией и Ираком. 2 октября министр обороны России С. Шойгу сообщил о переброске в Сирию зенитной ракетной системы С-300. Парламент Ирака 2 октября избрал Б. Салиха президентом республики, а 3 октября Б. Салих поручил кандидату на пост премьер-министра А. А. Махди сформировать кабинет министров.

Россия передала Сирии 49 единиц техники в рамках поставки ЗРС С-300, в том числе 4 пусковые установки, сообщил 3 октября глава Минобороны РФ С. Шойгу. Кроме того, С. Шойгу заявил, что Россия усилила систему РЭБ в Сирии и «контролирует основное направление, с которого происходили заходы на сирийскую территорию, на 200 км». Работа по установлению единой системы управления ПВО в Сирии будет завершена к 20 октября. На обучение сирийских военных использованию комплексов С-300 уйдет около трех месяцев. Персонал уже отобран и процесс обучения начался.

Передача Россией ЗРС С-300 Сирии вызвала негативную реакцию со стороны Израиля, США и их западных союзников. При этом израильское руководство заявляет, что Израиль не может отказаться от операций в Сирии, несмотря на поставку этой стране российских С-300. США полагают, что поставки Россией в Сирию комплекса С-300 «приведут к увеличению угрозы стабильности на Ближнем Востоке, и рассматривают такой шаг Москвы как серьезную эскалацию напряженности в регионе». Об этом заявил 3 октября госсекретарь США М. Помпео.

Иранский Корпус стражей исламской революции нанес 1 октября ракетные удары по территории Сирии к востоку от реки Евфрат, где, как утверждаю в Тегеране, находились организаторы теракта, совершенного 22 сентября в иранском городе Ахваз. Сообщается, что помимо ракет удары наносили иранские беспилотники. Иран заявил, что целью удара его баллистических ракет и БПЛА была штаб-квартира террористов. По словам представителя КСИР это было «послание для террористических групп и их спонсоров: если они нападут на Иран, то последует жестокое наказание».

Сложная обстановка сохраняется в провинции Идлиб на северо-западе Сирии. По информации СМИ, руководство террористической группировки «Джебхат ан-Нусра» (запрещена в РФ) согласилось распустить свои военные формирования в провинции Идлиб, а члены группировки покинут демилитаризованную зону в Идлибе. Помимо этого должна быть распущена созданная джихадистами гражданская администрация, которая управляла этой территорией. Сообщается, что на весь процесс потребуется около трех месяцев. За это время радикалы должны будут вывести из буферной зоны тяжелое вооружение и передать его турецким военным. Официальных подтверждений этой информации с турецкой стороны пока не поступало.

Ориентирующаяся на Турцию коалиция «Фронт национального освобождения», объединяющая отряды вооруженной сирийской оппозиции, начала вывод тяжелых вооружений из демилитаризованной зоны в Идлибе. В то же время боевики некоторых экстремистских группировок отказываются выходить из создаваемой демилитаризованной зоны. По данным Минобороны РФ, боевики в Идлибской зоне деэскалации неоднократно обстреливали населенные пункты в провинциях Латакия и Алеппо, в том числе огонь велся с позиций протурецких формирований.

3 октября президент России В. Путин отметил, что идлибская сделка между Москвой и Анкарой «очень хорошая», поскольку благодаря ей удалось предотвратить кровопролитие. По мнению Путина, «две возможности существует, чтобы исправить ситуацию (незаконное размещение контингента ВС США на территории Сирии). США должны получить мандат Совбеза ООН или приглашение от Сирии для размещения своего контингента на территории страны, иначе Вашингтон нарушает нормы международного права». Путин также заявил, что все страны должны стремиться, чтобы никаких иностранных войск в САР не было после победы над терроризмом. При этом войска России также могут быть выведены, если решение об этом «будет принято на уровне правительства Сирии». Президент России В. Путин и премьер-министр Индии Н. Моди 5 октября заявили о недопустимости внешнего вмешательства в политический диалог в Сирии.

Российско-турецкое соглашение по Идлибу предотвратило кровопролитие, является временной мерой и позволит Дамаску установить контроль над этим регионом, заявил 7 октября президент Сирии Б. Асад.

Целью Турции в отношении Сирии является поиски решений в тандеме с Россией и с привлечением к обсуждению сил международной коалиции, заявил 2 октября президент Турции Р. Т. Эрдоган. 4 октября Р. Т. Эрдоган сообщил, что Турция сохранит присутствие в Сирии до тех пор, пока в этой стране не будут проведены выборы. Кроме того, «необходимо прежде полностью уничтожить террористическую угрозу и опасность ее распространения».

США увеличили вдвое число своих дипломатов, которые находятся в Сирии на территориях, освобожденных от «Исламского государства» (запрещено в РФ) и находящихся под контролем сирийских курдов и оппозиции, сообщил 2 октября глава Пентагона Дж. Мэттис.

Иран должен вывести свои силы из Сирии, поскольку они представляют угрозу для Израиля, заявила 4 октября канцлер Германии А. Меркель.

Заметные подвижки происходят в политическом процессе в Ираке. Так, 2 октября Совет представителей (парламент) избрал президента республики. Им стал Бархам Салих — бывший глава правительства иракской курдской автономии. Кандидатуру Б. Салиха выдвинул Патриотический союз Курдистана. На следующий день, 3 октября, президент Ирака Б. Салих дал поручение кандидату в премьер-министры Аделю Абдель Махди сформировать кабинет министров. Новый премьер должен в течение месяца представитель парламенту список министров на утверждение. Сообщается, что Махди получил поддержку крупнейших политических объединений в парламенте.

4 октября влиятельный шиитский политик и богослов М. ас-Садр, блок которого «Саирун» имеет наибольшее число мест в парламенте, сообщил, что его сторонники не будут претендовать на министерские портфели в новом правительстве Ирака под руководством А. А. Махди. При этом М. ас-Садр призвал его «сформировать кабинет не под давлением партийности или конфессиональных квот». Одновременно шиитский лидер подчеркнул, что у будущего правительства будет год для претворения в жизнь реформ, в противном случае «весь народ Ирака восстанет».

Решение Европы о создании структуры, которая позволит проводить финансовые операции с Ираном, несмотря на санкции — важный шаг для сохранения ядерной сделки, заявил 3 октября президент ИРИ Х. Роухани. Иран и Европа должны превратить предварительные договоренности в реальные механизмы по сохранению ядерной сделки, считает глава МИД Ирана М. Д. Зариф.

«Применение санкций против Ирана несправедливо», — заявил 1 октября президент Турции. Р. Т. Эрдоган. По его словам, Анкара придает «особое значение тому, чтобы Иран не был изолирован от политических решений, которые формируют будущее региона».

5 октября президент России В. Путин и премьер-министр Индии Н. Моди отметили важность полного и эффективного выполнения СВПД по Ирану. Сообщается, что Индия закупит 9 млн баррелей иранской нефти в ноябре, невзирая на санкции Вашингтона против Тегерана.

Верховный руководитель Ирана А. Хаменеи заявил 4 октября, что «люди его страны переживают сложные времена под гнетом санкций США против Тегерана».

МАГАТЭ проводит беспристрастную оценку отсутствия незаявленных ядерных материалов у Ирана и придает независимости своей деятельности первостепенное значение, заявил 2 октября глава Агентства Ю. Амано. Тем самым он ответил на призыв премьер-министра Израиля Б. Нетаньяху к МАГАТЭ немедленно провести проверку объекта в Тегеране, о котором он рассказал в ходе своего выступления на Генассамблее ООН. США также призывали МАГАТЭ провести проверку этого объекта.

Международный суд ООН частично удовлетворил ходатайство Ирана о введении временных мер в отношении США на период проведения разбирательства между двумя странами. США, в частности, должны обеспечить, чтобы введенные 8 мая санкции не затрагивали гуманитарную сферу и гражданскую авиацию Ирана. Кроме того, суд призвал обе стороны воздержаться от действий, которые могут привести к усугублению разногласий. В ответ США заявили о выходе из Договора о дружбе, экономических отношениях и консульских правах с Ираном от 1955 г., на который ссылался в своем решении суд.

4 октября канцлер Германии А. Меркель заявила, что необходимо сделать все, чтобы не дать Ирану получить ядерное оружие. Она при этом дала понять, что отдает предпочтение политическим методам урегулирования конфликтных ситуаций в регионе.

Парламент Ирана одобрил 7 октября законопроект о присоединении страны к Международной конвенции о борьбе с финансированием терроризма.

На минувшей неделе канцлер ФРГ А. Меркель посетила с визитом Израиль. По его итогам стороны подписали ряд документов, направленных на укрепление отношений между Израилем и Германией в сферах культуры, научно-технического сотрудничества, экономики и борьбы с терроризмом. Некоторые эксперты отмечают со стороны Берлина «существенное сглаживание критики ближневосточной страны по палестинской проблеме».

Король Саудовской Аравии Сальман не смог бы продержаться без военной помощи, которую ему оказывают США, и двух недель. С таким утверждением выступил 2 октября президент США Д. Трамп. В ответ наследный принц КСА Мухаммед бен Сальман назвал неверным это утверждение Д. Трампа, отметив: «Видите ли, мы должны сознавать, что любой друг будет говорить хорошие вещи и плохие вещи. Так что не бывает так, чтобы 100 процентов ваших друзей говорили хорошие вещи о вас, даже о членах вашей семьи. Бывает непонимание. Мы относим это к такой категории». Наследный принц заявил также, что при президенте Б. Обаме США проводили на Ближнем Востоке политику, которая противоречила целям КСА, однако Эр-Рияд сумел защитить свои интересы. По словам Мухаммед  бен Сальмана, КСА ничего не будет платить за свою безопасность. «Все оружие, которое мы получили от США, было куплено за деньги, это не бесплатные поставки». Наследный принц сообщил, что программа вооружения КСА изменила свой вектор, вернувшись к закупкам именно американских вооружений — более 60% поставок идут из США.

1 октября президент Турции Р. Т. Эрдоган заявил: «У нас с Россией сложились самые тесные отношения во всех сферах: от Сирии до туризма. Мы будем еще больше укреплять наши отношения и еще больше развивать наше сотрудничество». Одновременно Эрдоган выразил надежду на то, что Вашингтон изменит свою политику в отношении Анкары в соответствии с духом стратегического партнерства и «пересмотрит свои ошибочные взгляды на Турцию. Нас расстраивает полная непоследовательность США в отношении нас, учитывая длительные стратегические связи между нашими странами», — отметил турецкий президент.

Р. Т. Эрдоган 7 октября объявил, что «современная Турция не нуждается в заимствованиях и иной технической поддержке со стороны МВФ». Эрдоган заявил о недопустимости увеличения внешнего долга страны и отметил, что Анкара раз и навсегда закрыла тему кредитования МВФ. Эрдоган считает, что, сейчас основы национальной экономики Турции здоровы, а макроэкономические показатели намного более позитивны, чем в большинстве других развивающихся государствах.

Порядка 20 тыс. палестинцев приняли 5 октября участие в еженедельных акциях протеста на границе сектора Газа с Израилем. В ходе столкновений с израильскими военными участники акции жгли покрышки у пограничного ограждения, бросали гранаты и камни в израильских солдат. Сообщается о трех убитых и 376 раненых с палестинской стороны.

 

Приложение

 

О некоторых особенностях мароккано-американских отношений

 

 

Марокканское руководство, сознавая важность для страны американской политической поддержки, получения от Вашингтона экономической, финансовой, научно-технической и военно-технической помощи, заинтересовано дальнейшем развитии и упрочении партнерских отношений с США. По словам короля Мухаммеда VI, Марокко поддерживает с Соединенными Штатами «отличные отношения», представляющие собой «особое стратегическое партнерство».

Что касается США, то важное геостратегическое положение Марокко на стыке Европы и Северной Африки во многом объясняет интерес Вашингтона к этой стране. Америка неоднократно заявляла о своей непосредственной заинтересованности в стабильном развитии королевства, в укреплении его безопасности как прозападно ориентированного государства. Вашингтон рассматривает Рабат в качестве надежного партнера в Западном Средиземноморье, Магрибе, арабском мире и Африке, на поддержку которого он может рассчитывать. В 2004 г. американская администрация предоставила Марокко статус важного (привилегированного) союзника США вне НАТО, что позволяет королевству участвовать в совместных военных программах, сняло существовавшие ранее ограничения на поставки некоторых видов вооружения и военной техники и, что немаловажно, получать дополнительную американскую финансовую помощь.

Марокко и США обсуждают важные проблемы в сферах внешней политики и безопасности в рамках стратегического диалога с участием глав внешнеполитических ведомств двух государств. Первый раунд этого диалога прошел в 2012 г. в Вашингтоне. По итогам встреч стороны подчеркнули, что и в дальнейшем «будут усиливать консультации по вопросам стратегии, открывать новые пути сотрудничества и осуществлять поиск возможностей диверсификации механизмов сотрудничества». Марокко и США подтвердили также свое намерение интенсифицировать двустороннее сотрудничество в вопросах региональной безопасности. При этом американская сторона приветствовала усилия Марокко в этой сфере.

Принципиально важной для Марокко является проблема Западной Сахары. Как известно, США изначально (с 1975 г.) в целом поддерживали марокканскую позицию по её решению. Вашингтон положительно оценил инициативу Рабата (2008 г.) о предоставлении сахарским провинциям широкой автономии в составе марокканского королевства, назвав этот план «серьезным и реалистичным».

Вместе с тем, позиции Марокко и США по западносахарской проблеме не всегда совпадают, что приводит к трениям в двусторонних отношениях. Так, в апреле 2013 г. США в проекте резолюции Совбеза ООН записали положение о включении в мандат Миссии ООН в Западной Сахаре функции контроля за соблюдением прав человека в этом регионе, что вызвало резкое недовольство со стороны Марокко. В знак протеста Рабат даже отменил проведение ежегодных совместных учений армий двух стран. После того, как США отказались от этой затеи, инцидент был исчерпан.

В апреле 2018 г. США представили в Совет Безопасности ООН проект резолюции по Западной Сахаре, который был принят членами Совета. Согласно тексту этого документа стороны сахарского конфликта должны «возобновить переговоры без каких-либо предварительных условий» с тем, чтобы прийти к «взаимоприемлемому политическому решению», ведущему к «самоопределению сахарцев». Американский проект резолюции содержал также требование к сторонам конфликта «воздерживаться от любых действий, способных дестабилизировать ситуацию или угрожать мирному процессу», подчеркивалась неприемлемость существующего статус-кво. Марокко, поддержало эту резолюцию Совбеза ООН, отметив её «позитивное содержание».

Соединенные Штаты, проводя курс на развитие многопланового сотрудничества с Алжиром, выступают за скорейшую политическую нормализацию мароккано-алжирских отношений, «преодоление препятствий и обоюдное содействие стабильности, безопасности и интеграции Магриба». В Вашингтоне позитивно относятся к идее проведения прямых переговоров между Рабатом и Алжиром, в том числе по урегулированию Западной Сахары. Однако при этом американцы «не являются сторонниками навязывания решения какой-либо из сторон». Такое поведение США, как полагают эксперты, «обусловлено их нежеланием впутываться в региональные споры между двумя странами». Тем самым Вашингтон в своей политике в Магрибе стремится к тому, чтобы, «с одной стороны, не ухудшить свои связи с уже традиционным союзником в лице Марокко, а с другой стороны, не сорвать наметившееся сближение с Алжиром».

Рабат в сирийском конфликте изначально принял сторону противников режима президента САР Б. Асада и всячески поддерживает американскую политику на сирийском направлении.

В мае 2018 г. Марокко разорвало дипломатические отношения с Ираном, обвинив Тегеран в поддержке западносахарского Фронта ПОЛИСАРИО. В этой связи ряд экспертов считает, что королевство «разыгрывает иранскую карту», чтобы добиться более четкой поддержки со стороны США по вопросу Западной Сахары.

Марокко не поддержало решение президента США Д. Трампа о переносе американского посольства в Израиле из Тель-Авива в Иерусалим и признании этого города столицей еврейского государства. Король Мухаммед VI, являющийся главой комитета по Иерусалиму при Организации исламского сотрудничества, в декабре 2017 г. обратился к Трампу с посланием, в котором заявил, что Иерусалим, по его мнению, должен остаться «землей сосуществования и символом толерантности для всех». Марокканский монарх также подчеркнул, что эти шаги Вашингтона «окажут негативное влияние на перспективы достижения справедливого и всеобъемлющего урегулирования палестино-израильского конфликта».

Отмечая прогресс Марокко в вопросах соблюдения прав человека, по сравнению с рядом других арабских стран, США, тем не менее, критикуют сохраняющиеся в королевстве многочисленные недостатки в этой сфере. В частности, это касается пыток и других злоупотреблений, совершаемых полицией и органами безопасности, нарушений в сфере судопроизводства, коррупцию, которая остается «серьезной проблемой во всех ветвях власти». Вашингтон призывает Рабат активнее проводить политические реформу демократической направленности, прилагать больше усилий для решения обостряющихся социальных проблем страны.

Развиваются двусторонние торгово-экономические отношения. Особое значение для королевства имеют регулярные поставки американской пшеницы. В целом же доля США во внешней торговле Марокко не столь велика. Американцев здесь опережают Франция, Испания, Италия, Китай, Германия, Индия и Саудовская Аравия. Большое значение для Марокко имеет периодически предоставляемая США финансовая помощь. США содействуют Марокко в осуществлении различных экономических и социальных проектов.

Активно развивается сотрудничество между Марокко и США в борьбе с терроризмом. Марокканские спецслужбы поддерживают тесные контакты с американскими ФБР и ЦРУ. Королевство является постоянным участником региональных антитеррористических учений для стран Магриба и Сахеля «Финтлок», которые регулярно проводятся под руководством США в рамках американской программы «Транссахарской антитеррористической инициативы». Согласно подписанному сторонами рамочному соглашению, США и Марокко намерены сотрудничать в «урегулировании кризисов, укреплении безопасности границ, проведении расследований дел обвиняемых в терроризме». Стороны также договорились вместе содействовать подготовке антитеррористических кадров в странах-партнерах в Магрибе и Сахеле. Марокко поддержало в 2014 г. создание Соединенными Штатами международной антитеррористической коалиции по борьбе с террористической организацией «Исламское государство» (запрещено в России) и вступило в этот альянс.

США являются основным партнером Марокко в сфере военного и военно-технического сотрудничества. Американцы реализуют несколько программ сотрудничества: подготовка кадров для королевских ВС, поставки вооружения, военной техники и снаряжения, проведение совместных учений на марокканской территории, участие в строительстве военных объектов. Действует совместный комитет по военному и военно-техническому сотрудничеству. Корабли ВМС США совершают регулярные заходы в порты Марокко. По соглашению от 1982 г. США могут использовать марокканские военно-воздушные базы в Кенитре, Сиди-Слимане и Бен-Герире «в случае возникновения чрезвычайных ситуаций на Ближнем Востоке и в Африке».

Таким образом, мароккано-американские отношения развиваются стабильно и, несмотря на порой возникающие трудности и «шероховатости», имеют хорошие перспективы для дальнейшего укрепления и развития.

33.42MB | MySQL:68 | 0,777sec