Об американском военном присутствии в Кувейте, как примере организации системы регионального доминирования

США в своем присутствии в регионе Персидского залива опираются на систему опорных баз: военно-воздушных и военно-морских, большинство из которых были развернуты в 1990 г. во время военной операции «Буря в пустыне», в ходе кампании по освобождению Кувейта, аннексированного Ираком.  Примечательным при этом является выбор мест для расположения таких баз: на постоянной основе они развернуты не столько с точки зрения географической – для современных средств вооруженной борьбы и географии Персидского залива это непринципиально. Там, фигурально выражаясь, все рядом, везде мелко и тесно, и лететь чему угодно и куда угодно, считанные минуты.  В этом смысле, основные военные объекты США в Заливе, в контексте современных реалий, ориентированы, скорее, «вовне», и призваны обеспечивать штабные, логистические и ударные миссии ВС США на сопредельных территориях, в Афганистане, Ираке, Сирии и т. п.

Роль их, с точки зрения обеспечения задачи по стратегическому сдерживанию Ирана, на наш взгляд, второстепенна, поскольку эта задача уже давно перешла в разряд «общевойсковой», и потребует обязательного участия всех видов ВС США, сами же базы, в случае вооруженного конфликта с Ираном, с очень высокой степенью вероятности будут практически сразу либо уничтожены, либо выведены из строя. Иран на всех своих военных учениях не особо скрывает такие планы и отрабатывает вероятные сценарии.

Интереснее, по нашему мнению, выглядит логика военно-политического руководства США при определении размещения баз и контингентов в Персидском заливе, исходя, не из длины и ориентирования ВПП и глубины рейдовых стоянок и у причальных стенок, а исходя из выполнения задач парирования локальной угрозы по вектору «сосед-сосед» и обеспечения контроля и поддержания устойчивости местной правящей элиты. И здесь есть примечательная закономерность: постоянное военное присутствие ВС США на территории страны и их участие в обеспечении деятельности по обороне местных структур осуществляется в странах с правящей моноструктурой, при этом, ограниченной по численности и с рядом «скелетов в шкафу», в виде старых династических моментов напряженности, и в тех местах, где исторически не присутствовала Великобритания.  Речь идет, прежде всего, о Катаре и Кувейте.

Не присутствовала в них метрополия – прародитель, в смысле постоянно действующих структур ее колониального управления и коммерческой активности (наподобие операционных портов или аванпостов Ост-Индской компании). Везде, в подобных местностях Великобритания, как это не странно, присутствует явно, или опосредованно до сих пор: в Омане, в ОАЭ (созданными ей) и, параллельно с США, – в Саудовской Аравии и в Ираке. Собственно, Саудовская Аравия в нынешнем ее виде также обязана возникновением Великобритании, а в Багдаде находилась резиденция британского генерал-губернатора, остальные же, тогдашние «договорные территории» или просто не номинированные земли, известные в настоящее время, как Кувейт, Катар и Бахрейн стали местами постоянного присутствия ВС США. Разумеется, в этом есть и экономический резон, но нас в этом материале интересует внутренняя составляющая такого присутствия, на деле, мало отличающегося от «дружественной оккупации».

Во всех этих странах есть потенциал политической нестабильности, это слабые страны в смысле жизнеспособности и популярности правящих режимов, в военном отношении, в их экономиках, при всем внешнем благополучии, заложены структурные диспропорции, и эти территории потенциально уязвимы в степени, угрожающей интересам США. Настолько, что совокупность этих факторов, в первую очередь, и сыграла свою роль при выборе этих стран для постоянного территориального американского военного присутствия.  На фоне общей нестабильной обстановки в регионе и макро-конфликтных ситуаций, вроде тех, что разворачиваются вокруг Ирана и происходят в Сирии и, отчасти, в Ираке, на подобные вещи внимания не обращают, а между тем, они помогают понять логику действий США.  В военно-политической проекции, прежде всего, а не в геополитической, где Соединенные Штаты порой действуют настолько, казалось бы, необдуманно и рефлексивно, но это, только на первый взгляд. Все у них продуманно и гораздо глубже, чем это кажется некоторым экспертам.

Эталоном в этом смысле является, на наш взгляд, Кувейт. Лоуренс Сильверман, посол США в Кувейте, 29 октября подтвердил «приверженность его страны делу защиты безопасности Кувейта», подчеркнув, что эта темы будет на повестке дня арабско-американской встречи в верхах, чье проведение запланировано на январь будущего года в Вашингтоне.  При этом Л.Сильверман опроверг предположение, что будет вестись дискуссия о перспективах американских баз в Кувейте, и подчеркнул важную роль эмирата в «консолидации шести арабских государств Залива, что было недавно продемонстрировано в ходе встречи министров финансов, промышленности и здравоохранения, которую организовал Кувейт».

Отдельное внимание посол уделил организации взаимодействия между кувейтскими компаниями-контракторами, американскими подрядчиками и армией США, аспекты чего будут подробно обсуждаться в ходе фестиваля «Открой Америку». С учетом объема сотрудничества (десятки миллионов долларов в год), — отметил Л.Сильверман, мы намерены сконцентрироваться на «прозрачности» контрактов и ознакомлении с условиями и требованиями контрактов.  Кувейтским компаниям будет предложено подавать по три конкурентных предложения на каждую американскую заявку, а сами они, по всем видам материального обеспечения, будь то продовольствие или горючее, будут верстаться на срок до  6 месяцев.

Знаковым событием для кувейтско-американских отношений станет 6-й фестиваль «Открой Америку», который продлится в течение 2 недель и включает в себя знакомство с кухней (будет открыто 24 ресторана), культурой, музыкой, фильмами США, новинкам моды и техники, перспективами туризма, развитием автомобильной техники, здравоохранения и всем тем, что называется американским образом жизни.

Посол охарактеризовал отношения между ВС двух стран, «как доверительные и ценные», указав на важность их для поддержания стабильности в регионе. «Мы приветствуем неизменное гостеприимство кувейтской стороны касательно наших баз и возможности, при необходимости, использовать воздушное пространство Кувейта», —  добавил Л.Сильверман.

«Местные подрядчики и поставщики играют важную роль в снабжении наших военных объектов», — подчеркнул посол.  «Начиная от простых вещей, наподобие шредеров и соков, заканчивая строительными материалами, логистическими услугами, предоставлением провайдерских услуг, телефонии, охраной, уборкой территории и многим другим. В ходе фестиваля мы предоставим возможность всем желающим примкнуть к уже работающим подрядчикам, обеспечив их всеми необходимыми материалами», — заключил Л. Сильверман.

Посольство Кувейта в США организовало прием в честь второй леди, миссис Карины Пенс, которая удостоилась награды Кувейтско-американского гуманитарного общества за 2018 год «за вклад в решение гуманитарных проблем». На церемонии присутствовал вице-президент США Майк Пенс и ряд высокопоставленных чиновников и бизнесменов.

Оценивая кувейтско-американские отношения с момента прихода в Белый дом администрации Д.Трампа, можно констатировать, что здесь, как и в случае с Катаром, и с Бахрейном, не только не было отмечено каких-либо шероховатостей или кризисных моментов, которые чуть ли не каждую неделю случаются между Вашингтоном и Эр-Риядом, Каиром, нет-нет, Багдадом, не говоря уже о Дамаске или Сане. Здесь все прочно, стабильно, очень солидно и цивилизовано с точки зрения американских стандартов и перипетий внутриполитических нюансов в самих США. Все эти три региональным «лимитрофа» находятся вне критики, вне коррупционных скандалов, вроде взяток на оружейных контрактах, здесь нет нарушений прав человека и бизнеса, нет династических неурядиц и оппозиционных журналистов. Все настолько хорошо, что не сразу можно подыскать аналогии такого безоблачного состояния дел с внешними партнерами.

Причина этому, на наш взгляд, состоит в тщательном выборе Кувейта (и двух других упомянутых стран) с точки зрения максимальной эффективности и скорости обеспечения интересов США: в самом деле, Кувейт, над которым буквально нависают, сегодня дружественно-нейтральный, но, кто знает, какой он будет завтра, Ирак и Иран, Кувейт, где есть вопросы и внутри династии, Кувейт, располагающий колоссальными авуарами в США и большими запасами нефти, Кувейт, в буквальном смысле слова, держащий под контролем почти весь импорт и экспорт Ирака и не менее трети иранского, Кувейт, способный уравновесить любые проблемные вопросы, возникни они с Саудовской Аравией или ОАЭ, Кувейт, обеспечивающий постоянные и выгодные контракты военно-промышленному комплексу США и военным бизнесменам, в силу всего этого и многих других обстоятельств был выбран в качестве места постоянного американского военного присутствия в Персидском заливе. Присутствия эшелонированного, дублированного и резервированного, позволяющего США реализовывать свою текущую и среднесрочную стратегии без особой оглядки на союзников и международное сообщество. Именно поэтому на его территории были, есть и в обозримой перспективе будут американские базы. Не время от времени прилетающие самолеты, не приходящие и уходящие авианосные и десантные амфибийные группы, — этих можно встретить буквально везде, от Суэца, Баб эль–Мандеба и до Ормуза. А постоянно присутствующие на земле, многовидовые контингенты, которые за последние пятнадцать лет ни разу не сокращались, а только совершенствовались и развивались.

42.36MB | MySQL:92 | 0,934sec