О реакции турецкого руководства на введение США антииранских санкций

5 ноября с.г. со стороны США вступил в силу очередной пакет антииранских санкций, включающий меры против 600 иранских компаний из сфер энергетики (в т.ч. торговля нефтью), финансов, судоходства и т.д.

При этом, стало известно о том, что Турция вошла в число тех 8 стран, которых санкции не коснутся в том смысле, что им, со стороны США, «разрешено» продолжать свое торгово-экономическое сотрудничество с иранскими контрагентами. Интересным образом, официального заявления относительно полного списка этих стран Государственный департамент США не сделал. Считается, что в список «исключительных» стран, кроме Турции, вошли Индия, Япония, Южная Корея и (возможно) Китай. Что ещё известно из заявления Майкла Помпео – так это то, что и этот список из 8 стран является временным. В том смысле, что они временно могут продолжить свое сотрудничество с Исламской Республикой. Опять же, допустимая продолжительность этого сотрудничества не сообщается. Считается, что этот срок дан на 6 месяцев.

Выступая 6 ноября перед своей фракцией Партии справедливости и развития (ПСР) в Великом национальном собрании (Меджлисе) Турции,  Р.Т.Эрдоган  прокомментировал ситуацию с антииранскими санкциями.

Процитируем турецкого президента: «По правде говоря, мы не считаем эти санкции правильными. Потому что санкции – это шаги, направленные на нарушение мирового порядка. Они противоречат международному законодательству и дипломатии. Мир хочет уже жить в процессе, который основан на мире. То есть, мы не хотим жить в империалистическом мире, мы не хотим находиться под давлением империалистов. Не должно быть такого, чтобы кто-то говорил: «У меня есть возможности и сила, следовательно, я буду делать все (что захочу – В.К.)». В настоящее время ни Европа, ни Европейские страны не смотрят на это дело положительно. На саммите в Париже (10-11 ноября – В.К.) этот вопрос станет предметом обсуждения».

Далее президенту был задан вполне разумный вопрос, относительно того, что страна будет делать после того самого шестимесячного периода, который США предоставляют. То есть, есть ли у Турецкой Республики на счет своих дальнейших шагов «дорожная карта»?

Опять же, предоставляем слово турецкому президенту: «Относительно санкций, наш подход предельно ясен. Особенно в вопросах, касающихся нефти мы говорим одно и то же. У этого (то есть, у иранских поставщиков в Турции — В.К.) нет альтернативы. Следовательно, мы никогда не будем следовать санкциям. Мы отсюда (то есть, из Ирана — В.К.) получаем 10 млрд куб. м природного газа. Я что буду морозить своих граждан в зимнем холоде, когда не куплю газ? Мы не будем это исполнять. Для нас это неприемлемо».

Логически вытекает для турецкого президента и вопрос относительно вице-президента банка Halkbank Хакана Атиллы, находящегося под стражей в США и именно по вопросу нарушения антииранских санкций и того, что американское правосудие пытается квалифицировать в качестве отмывания денег.

Здесь турецкий президент заявил следующее: «На самом деле, это вошло в наш телефонный разговор. Сейчас, конечно, наши министры казначейства и финансов продолжают обсуждать этот вопрос. Это тоже продолжается в положительном направлении».

Находящийся на момент вступления нового пакета антииранских санкций в Японии, министр иностранных дел Турции М.Чавушоглу также выразил свою позицию по этой ситуации.

В частности, она прозвучала следующим образом: «Мы не верим, что можно добиться какого-либо результата с помощью санкций. Вместо санкций, как я думаю, более практичным является разумный диалог и обмен мнениями. Это – наш принципиальный подход». Напомним, что Турция является соседом Ирана и приобретает у этой страны природный газ и нефть, министр обратил внимание на то, что таким странам, какими являются Турция и Япония (нетто-импортеры природных ресурсов), из-за санкций оказывается очень тяжело диверсифицировать свои источники закупок энергоносителей. Как подчеркнул министр Чавушоглу, попытки загнать Иран в угол и его изолировать не являются «умными», а «наказание» иранского народа не является, к тому же, ещё и справедливым. В заключение, министр напомнил следующее: «Сегодня не только соседние страны, но и страны из многих других регионов испытывают влияние этих односторонних санкций по стороны США».

Подводя черту, надо отметить следующее: дать ряду стран шестимесячный срок на торговлю с Ираном, с точки зрения дипломатии, является разумным шагом. С одной стороны, наиболее важные партнёры для США не загоняются в угол. С другой стороны, американцы создают себе дополнительное конкурентное преимущество в последующих переговорах. Ведь этот шестимесячный срок можно продлевать, а можно не продлевать. С другой стороны, Турция в переговорах с США, помимо демонстрации своей нужности, имеет возможность использовать козырь относительно того, что антииранские санкции мешают ей диверсифицировать свои источники закупок. Понятно, что самой разумной альтернативой для Турции, в плане закупок нефти и природного газа, если иранские объемы выпадут, станет Россия. И именно усилением России на энергетическом рынке Турции самым разумным представляется «постращать» американцев. Собственно, так надо рассматривать намек министра Чавушоглу про «сложности диверсификации». Что же до воинственной риторики в адрес США, то её смело можно относить на счет местных избирателей. Простым примером того, какой перекос наблюдается в отношениях между Турцией и Ираном, является то, что США не отдала за пастора Э.Брансона вице-президента банка Halkbank Х.Атиллу. Хотя такой размен просился и отвечал бы главному в дипломатии принципу взаимности. Но ни о каком паритете между США и Турцией речи не идет. Поэтому единственным способом для Турции избежать исключения из упомянутой восьмерки стран является, выражаясь просто, доказывать свою полезность в регионе и прикрываться Россией, которая с гипотетическим уходом Ирана может  получить в Турции дополнительные объемы поставок энергоносителей.

52.15MB | MySQL:103 | 0,490sec