О борьбе Катара с конкурентами на рынке СПГ

По оценкам ведущих экспертов, к концу 2019 года США станут одним из трех крупнейших в мире экспортеров сжиженного природного газа (СПГ). В этой связи Катар, который до сих пор был крупнейшим в мире производителем СПГ, в следующем году начнет осуществлять более агрессивную стратегию в условиях конкуренции со стороны Соединенных Штатов и Австралии.  Отметим, что 21 июня с.г. Еврокомиссия объявила о начале антимонопольного расследования по поставкам сжиженного природного газа в страны ЕС катарской компанией Qatar Petroleum («Катар петролеум»). «Европейская комиссия открыла расследование для проверки, препятствуют ли соглашения по поставкам сжиженного природного газа между Qatar Petroleum и европейскими импортерами свободному потоку газа внутри Европейской экономической зоны в нарушение европейских норм по конкуренции», — говорится  заявлении Еврокомиссии. «Энергия должна свободно перемещаться внутри ЕС независимо от того, откуда она приходит. Мы открыли расследование, чтобы установить, есть ли какие-либо проблемные статьи в контрактах по поставкам газа с Qatar Petroleum, которые бы создавали территориальные ограничения (для перепродажи газа внутри ЕС — прим. ТАСС). Такие статьи могут повредить конкуренции и подорвать возможность потребителя получать максимальные выгоды от единого рынка ЕС», — заявила в этой связи еврокомиссар ЕС по конкуренции Маргрете Вестагер.  Qatar Petroleum является крупнейшим поставщиком сжиженного природного газа как в мировом масштабе, так и на европейском рынке. Еврокомиссия подчеркнула, что «будет пристально изучать, содержат ли долгосрочные контракты этой компании, заключаемые обычно на 20-25 лет, прямые или косвенные территориальные ограничения». В этой связи эксперты указывают на то, что это расследование, итоги которого довольно туманны, могут быть результатами неких договоренностей между Вашингтоном и Берлином в рамках достижения консенсуса между США и ЕС по вопросу  начала поставок  американского сжиженного газа в Европу. В этой связи прогнозируется, что Соединенные Штаты будут наращивать в свое давление на Европейский союз.  При этом Китай вряд ли будет покупать СПГ у США из-за нынешней торговой войны, предпочитая вместо этого покупать российский газ. Такой сценарий вытекает из того факта, что к концу 2018 года Соединенные Штаты приступят к реализации девяти экспортных проектов по сжиженному природному газу, общая мощность которых составит 36,7 млн тонн в год. Это увеличит экспортный потенциал страны примерно до 63 млн тонн в год (до 2016 года  эта цифра составляла  всего лишь 1,5 млн тонн в год).  Последствия роста экспорта СПГ из США и Австралии уже начали оказывать влияние на мировой рынок, а это в свою очередь означает, что геополитическая битва за СПГ будет в центре внимания в следующем году, особенно между четырьмя странами: Катаром, Китаем, Россией и Соединенными Штатами.

На протяжении многих лет Катар является мировым лидером по экспорту СПГ. В 1997 году это государство Персидского залива еще не экспортировало СПГ, но уже к 2011 году оно возглавило рейтинг мировых экспортеров  с установленной мощностью 77 млн тонн в год. Эта цифра могла бы быть и больше, но в 2005 году Доха ввела мораторий на разработку новых участков Северного месторождения — крупнейшего в мире из-за опасений по поводу избыточного предложения и перепроизводства. Сегодня растущее давление со стороны Австралии (параллельно с ростом США, страна также увеличила свои мощности СПГ на 62,3 млн тонн в год с 2015 по 2018 год), США и других стран заставило Доху объявить в апреле 2017 года, что она отменит  этот мораторий в ближайшее время в попытке повысить свой экспортный потенциал с 77 до 100 млн тонн в год. Но всего два месяца спустя после этого решения три соседа Катара — Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты и Бахрейн — ввели экономическую блокаду в его отношении под предлогом «враждебного регионального курса Дохи». Отметим, что это решение «арабской четверки»  произошло сразу после того, как американский президент Д.Трамп во время своего визита в Эр-Рияд дал «добро» на проведение такого курса в отношении Дохи, обещая свою поддержку в этом вопросе. Но, как водится, обманул. Поэтому  также обратим внимание на то, что одним из побудительных мотивов для американского президента мог стать в этом случае именно вопрос конкуренции с Катаром на рынке СПГ. Если это так, то Вашингтон в данном случае снова просчитался. Итог «блокады» Дохи оказался противоположным. Это давление со стороны глобальных конкурентов на рынке СПГ и местных политических конкурентов побудило Доху стать более агрессивной в энергетическом секторе и провести реформы, чтобы сделать его более гибким. Проблема Катара никогда не заключалась в том, что его экспорт СПГ и разработка природного газа имеет высокую себестоимость; напротив, добыча газа на Северном месторождении относительно технологически проста и дешева. Теперь Доха старается использовать эти свои конкурентные преимущества для того, чтобы побудить международные нефтегазовые компании инвестировать в Катар вместо более дорогих аналогичных рынков, даже если последние являются более политически стабильными, такие как Австралия и Соединенные Штаты. И для того, чтобы достичь новых целей по росту экспорта, Катар должен найти новые направления для него. В этой связи главным препятствием для этого пока являются действующие долгосрочные контракты Катара на экспорт СПГ до первой половины  2020 года. Кстати, именно в этот период времени должен заработать и главный проект по СПГ в Канаде: в прошлом месяце Royal Dutch / Shell и ее партнеры приняли окончательное инвестиционное решение по своему крупному проекту LNG Canada, который стал первым подобным решением по такому проекту за более чем пять лет. Появление США  на рынке СПГ уже вызвал  сдвиг на азиатских рынках СПГ, а также ускорению тенденции к заключению международными трейдерами  краткосрочных контрактов и ценообразованию на основе спотовых сделок на природный газ, а не на традиционных ценах на нефть. Это вынудило Катар изучить пути реорганизации своего энергетического сектора для обеспечения конкурентоспособности. В начале этого года в Qatar Petroleum влились еще две основные  газовые компании Катара— Qatargas и RasGas. И после перестановки в кабинете министров 3 ноября генеральный директор Qatar Petroleum Саад аль-Кааби стал новым министром энергетики страны и теперь будет контролировать реформы в этой сфере, изначальным инициатором которых он и был.  В то же время новым председателем Qatar Petroleum стал шейх Абдулла бен Хамад Аль Тани, брат эмира Тамима бен Хамада Аль Тани. Таким образом, Доха перевела все свои газовые институты под практически прямое государственное управление.

52.18MB | MySQL:103 | 0,505sec