О реформе спецслужб КСА на фоне дела Хашогги

Скандал вокруг убитого в саудовском генконсульстве в Стамбуле журналиста Джамаля Хашогги заставил саудовские власти принять неожиданные меры: заняться реформой спецслужб КСА. Вернее имитировать такую реорганизацию, поскольку в конце октября король Сальман поручил возглавить комиссию по реформированию спецслужб своему сыну и первому насленому принцу Мухаммеду бен Сальману. То есть, именно тому человеку, которого практически все эксперты и спецслужбы основных мировых игроков называют главным организатором  убийства Хашогги. Пусть, и по неосторожности.  В комиссию также входит Халед бен Али аль-Хумадиан, глава Директората общей разведки (GIP), и Абдулазиз бен Мухаммед аль-Хуарани, глава Управления государственной безопасности (PSS). Собственно прямое участие крон-принца в инциденте  с Хашогги не является большим секретом: американские спецслужбы практически сразу же после убийства четко проинформировали президента Д.Трампа о сути происходящего и основных фигурантах этого дела.  Спецслужбы США получают все больше доказательств того, что наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бен Сальман Аль Сауд причастен к убийству журналиста Джамаля Хашогги. Об этом говорится в статье, опубликованной еще 18 октября в электронной версии газеты «Нью-Йорк таймс». В этой связи опять отметим, что эта газета в настоящее время практически стала площадкой для Катара в рамках его информационной войны с КСА. Но в данном случае есть очень мало сомнений сомневаться в реальности описанного в издании.  По словам источников издания из числа американских и европейских официальных лиц, «разведывательные службы США пока не получили прямых улик причастности принца», однако они собирают «все больше косвенных улик». В числе последних перехваченные сообщения, из которых якобы следует, что саудовские официальные лица обсуждали план задержания Хашогги, а также присутствие людей из охраны наследного принца среди тех, кого подозревают в причастности к исчезновению журналиста. Американская сторона, как отмечается в материале, «пока не смогла сделать вывод относительно того, отдал ли принц Мухаммед прямой приказ об убийстве Хашогги или он намеревался захватить его и доставить обратно в Саудовскую Аравию». «Официальные лица также сказали, что в свете наличия у принца полного контроля над службами безопасности крайне маловероятно, что операция могла быть проведена без его ведома», — говорится в статье. Выводы разведки, как ожидается, вскоре будут представлены президенту США Дональду Трампу.

Вместе с тем отметим, что назначение именно Мухаммеда бен Сальмана главой комиссии по реформированию аппарата спецслужб очень знаковое со всех точек зрения. Прежде всего, с точки зрения ясного направления Западу четкого сигнала о том, что нынешняя позиция наследного принципа в структуре экономического и силового блока КСА является для короля Сальмана незыблемой, а значит является для всех некой «красной линией» с точки зрения  требований к Эр-Рияду в рамках расследования дела Хашоги.  Как сообщается в официальных сводках, комиссия под руководством наследного принца уже рассмотрела на своем первом заседании в конце октября план реформы и оценила текущую ситуацию внутри силового блока. Министерская комиссия, как сообщают местные СМИ, выявила пробелы в отношении следующих элементов: организационная структура руководства, правовые рамки и применяемые нормы, политика, процедура управления. Она приняла необходимые рекомендации и пообещала продолжить регулярные встречи.

Что же будет предложено в рамках этого реформирования в итоге? Резонансное дело Джамаля Хашогги, который 2 октября отправился в саудовское генконсульство в Стамбуле и оказался в ловушке, устроенной для него саудовскими силовыми структурами, уже повлекло за собой ряд отставок в саудовских спецслужбах. Так, после того, как Эр-Рияд обнародовал официальную версию убийства Хашогги, своих должностей лишились советник кронпринца и заместитель главы GIP генерал Ахмед аль-Асири и советник королевской канцелярии в ранге министра Сауд аль-Кахтани. Комиссия же, которая была создана, кстати, по настоятельной рекомендации США и возглавляется наследным принцем Мухаммедом бен Сальманом, как ожидается, объявит о реформах силового блока 18 ноября, и они будут в основном направлены на купирование последствий дипломатического кризиса. По данным ряда источников, реформы будут носить исключительно косметический характер. За исключением  кампании найма в ряды силового блока новых сотрудников и уточнения правовой базы в рамках деятельности спецслужб КСА за рубежом, единственная реальная инновация будет касаться создания некой новой инспекции по делам разведки, которая будет подчиняться и направлять свои доклады исключительно наследному принцу. То есть, создается некая надведомственная внутренняя контрразведка. При этом отметим, что наследный принц уже провел  реформу разведывательного аппарата в июне 2017 года. Вернее, если быть окончательно точным, то в прошлом году эта реформа была завершена, и имела она своей целью не придания деятельности спецслужб некого оттенка  законности и транспарентности, а монополизации контроля на силовым блоком в руках Мухаммеда бен Сальмана. Напомним, что в июне прошлого года произошло смещение министра внутренних дел Мухаммеда бен Наефа, чему предшествовало два года упорной кадровой работы наследного принца, который постепенно расставлял лояльных себе людей на ключевые посты в силовом блоке. В середине июня 2017 года им был объявлено о ряде назначений в руководстве спецслужб наряду с передачей королевской канцелярии права управления  прокуратурой по уголовным и коррупционным расследованиям, что превратилось в мощный  инструмент уничтожения политических конкурентов Мухаммеда бен Сальмана. В апреле  по инициативе наследного принца также был создан Национальный совет безопасности при королевской администрации во главе с ветераном саудовских спецслужб Мухаммедом аль-Шафли. Он, кстати, сейчас активно занимается афганским досье в рамках установления контактов командирами талибов и проведения секретных консультаций с чинами пакистанских разведслужб.  Именно в июне 2017 года заместителем начальника GIP стал верный человек Мухаммеда бен Сальмана  Ахмед аль-Асири.  Кронпринц тогда же назначил лояльных себе людей (все из которых являются принцами третьего поколения или членами его собственного клана), на ключевые министерские и губернаторские должности. Например, заместителем губернатора Восточной провинции Сауда бен Наефа стал племянник кронпринца Ахмед бен Фахд бен Сальман, а сводный брат Мухаммеда бен Сальмана Фейсал бен Сальман, который в настоящее время является губернатором Медины, готовится к повышению. Ряд наблюдателей считают, что принц Мухаммед бен Наеф проиграл свою битву за власть еще летом 2015 года, когда он не сделал ничего, чтобы остановить увольнение своего близкого союзника и известного советника по антитеррору Саада аль-Джабри.

Согласимся, что этот процесс начался именно в  2015 году, когда новый король Саудовской Аравии Сальман бен Абдель Азиз Аль Сауд 23 января назначил своего сына Мухаммеда бен Сальмана министром обороны и главой  Королевского суда, передав ему ответственность за практически все проблемы в области безопасности, с которыми в настоящее время сталкивается королевство. Вопрос был тогда только в том, что в этой системе еще на тот период времени оставался прямой конкурент, министр внутренних дел и второй наследный принц  Мухаммед бен Наеф, который попал в окончательную опалу спустя два года и лишился всех своих постов. И именно этот момент надо полагать окончанием «реформирования» системы спецслужб и всего силового блока в целом. Но именно к январю 2015 года надо отнести начало взлета по карьерной лестнице генерала Халеда бен Али бен Абдаллы аль-Хумадиана, который 30 января заменил принца Халеда бен Бандара бен Абдель Азиза Аль Сауда на посту главы GIP. Он являлся первым главой этой структуры, который не выходил из дома Саудов, с 1979 года. Х.аль-Хумадиан, который также был близок к покойному отцу министра внутренних дел принцу Наефу, с 2011 года возглавлял Главное следственное управление (Мабахит) Министерства внутренних дел, которое являлось по сути антитеррористической разведкой этого ведомства. Если еще проще, то именно это подразделение собирало основной компромат на основных религиозных клириков королевства, что потом было использовано крон-принцем в рамках своей антикорупционной кампании. Эта же структура курировала деятельность всех благотворительных фондов КСА, через которые идет основное финансирование различных подконтрольных Эр-Рияду радикальных джихадистских группировок за границей.  Х.аль-Хумадиан —  выпускник факультета исследований в области уголовного правосудия  Мичиганского государственного университета в Гранд-Вэлли, и в связи с этим имеет много контактов в ФБР и ЦРУ. И именно он сейчас курирует контакты с этими ведомствами по линии партнерских связей в рамках GIP. И в данном случае обратим внимание на одну деталь. Дело в том, что в период с лета 2017 года эти функции наследный принц передал своему доверенному лицу А.аль-Асири, которого он назначил заместителем Х.аль-Хумадиана. И это безусловно последнего не обрадовало. В этой связи версия ряда осведомленных экспертов сообщает о том, что Х.аль-Хумадиан безусловно был в курсе операции А.аль-Асири в отношении Хашогги, но сам в ней участия не принимал, и сознательно, как опытный оперативник, не предупредил своего не в меру ретивого и крайне неопытного заместителя (а для него успех в этой операции был еще одной ступенькой на пути к должности главы GIP) о всех очевидных рисках этой авантюры. В результате А.аль-Асири «сгорел», и одновременно исчез и главный конкурент для Х.аль-Хумадиана не только с точки зрения возможного преемника, но и главного  конкурента в рамках контактов с американцами по линии спецслужб.

Второй важный персонаж в этой комиссии  Абдулазиз бен Мухаммед аль-Хуарани начал свой карьерный взлет именно в 2017 году, когда он был назначен на должность директора всех разведывательных служб Министерства внутренних дел. Это  генерал и тогда «второй человек» в МВД сыграл ключевую роль в маргинализации Мухаммеда бен Наефа, которого в результате сместили с поста министра внутренних дел в конце июня 2017 года. Как глава PSS, А.аль-Хуарани имеет сейчас полный контроль   над всеми внутренними структурами  Саудовской Аравии в области безопасности, включая расследования, специальные силы, контроль авиации и борьбы с терроризмом. Новому подразделению был предоставлен бюджет на этот год в размере 5 млрд долл.США, что, по данным источников, в два раза превышает бюджет GIP. B этот момент очень четко демонстрирует нам приоритеты  отца и сына Сальманов в области безопасности, а также то, что глава внутренней безопасности пользуется гораздо большим уровнем доверия со стороны наследного принца чем глава внешней разведслужбы. При этом отметим, что  с момента своего создания PSS и GIP строго и буквально исполняли приказы исключительно  наследного принца, начиная от задержания членов королевской семьи  в отеле Ritz Carlton в Эр-Рияде во время антикоррупционной чистки в прошлом году до увольнения ряда религиозных лидеров. И в этой связи рискнем предположить, что в результате всех нынешних реформирований аппарата спецслужб никто из перечисленных выше серьезных фигур не пострадает.

52.78MB | MySQL:112 | 0,357sec