США меняют стратегического союзника в Персидском заливе с Саудовской Аравии на ОАЭ

Саммит Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ: Бахрейн, Катар, Кувейт, ОАЭ, Оман, Саудовская Аравия) и США пройдет в начале 2019 года. Об этом агентству КУНА заявил в четверг 25 октября первый заместитель главы МИД Кувейта Халед аль-Джаралла. «В соответствии с достигнутыми ранее договоренностями, саммит пройдет в январе будущего года», — сказал он. При этом подготовительные переговоры на уровне глав МИД ожидаются в течение ноября, место проведения Х.аль-Джаралла не уточнил. Ранее сообщалось о планах провести встречу на высшем уровне США — ССАГПЗ до конца текущего года. Уточним, что в данном случае Вашингтон пытается использовать такую встречу не только для очередной попытки минимизировать негативные последствия нынешнего кризиса между Катаром и «арабской четверкой» (КСА, ОАЭ, АРЕ, Бахрейн). Напомним, что летом 2017 года Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет заявили о разрыве дипломатических отношений с Катаром, обвинив Доху в поддержке терроризма и вмешательстве в их внутренние дела. За этим последовали экономические санкции и транспортная блокада эмирата. Страны, в частности, закрыли воздушное пространство для катарской авиации. В Катаре назвали решение арабских соседей необоснованным. Позднее «квартет» сформировал список требований, которые в Дохе посчитали невыполнимыми и призвали пересмотреть. В их числе понижение уровня дипломатических отношений с Ираном, закрытие телеканала «Аль-Джазира», прекращение военного сотрудничества с Турцией и ликвидация турецкой военной базы в Катаре. В этой связи подчеркнем, что надежд на какое-то кардинальное прорывной примирение в рамках предстоящего саммита мало. По крайней мере, на тех условиях, которые выдвинули в свое время члены «четверки». Косвенным свидетельством такого положения дел является и следующий факт. В середине ноября  начальник штаба обороны Катара Ганем бен Шахин Аль Ганем проинспектировал работу по расширению турецкой базы Тарик бин Зияд на окраине Дохи. Казармы сейчас активно расширяются для того, чтобы создать комфортные места для дислокации там примерно 3000 солдат, которые разместились здесь после начала блокады Катара со стороны Саудовской Аравии и ОАЭ. Все работы по модернизации базы выполняются в соответствии с условиями двустороннего соглашения о военной помощи и вмешательстве между Дохой и Анкарой 2014 года.  То есть, катарцы, как мы видим, не готовы пока выполнять это требование «арабской четверки». Как впрочем, и остальные. Да и общий фон взаимоотношений между Дохой и странами «большой четверки» в ряде региональных узлов далеки от идеала и явно служат плохими предпосылками для какого-то принципиального прорыва в рамках преодоления системного кризиса в ССАПГЗ. Здесь и непримиримые противоречия между его участниками в Ливии, где они поддерживают полярные внутриливийские силы и кланы; в Йемене, где катарцы возобновили финансовую помощь местным «Братьям-мусульманам» (а это главная угроза национальной безопасности Абу-Даби) в лице партии «Ислах»; продолжается жесткая конкуренция за влияние между Катаром и ОАЭ в районе Африканского Рога; идет катарско-турецкая поддержка террористов на Синае; и таких эпизодов внутривидовой борьбы можно перечислять еще долго. Но главное в данном случае иное — реальных внешнеполитических предпосылок или сигналов о возможности компромисса между участниками этого кризиса пока не наблюдается. В этой связи отметим, что США постараются использовать предстоящий саммит в первую очередь для решения иных задач: оформление регионального союза между Израилем, АРЕ и аравийскими монархиямиг, в первую очередь ОАЭ; лоббирование своей редакции БВУ, который на сегодня безусловно забуксовала. При этом Вашингтон все более отчетливо демонстрирует перенос своего основного упора в рамках региональной опоры на ОАЭ, а не КСА. И это связано не только с делом Хашогги, но и с серьезными опасениями в том, что КСА не выдерживает тяжести бремени главного «регионального жандарма», как в силу неустойчивости положения нынешнего кронпринца Мухаммеда бен Сальмана, что дело Хашогги только подтвердило; неубедительного военного потенциала королевства, что демонстрируется воочию в том же Йемене, и безусловной опоры Эр-Рияда именно на радикально-джихадистский фактор в рамках распространения своего регионального влияния, что отчетливо видно в Сирии и Йемене. То есть, как главный покупатель американского вооружения и игрок для восполнения выпадающих нефтяных объемов иранского экспорта (это, кстати, также можно принять с большой оговоркой: себе в убыток в Эр-Рияде действовать не готовы, и отсюда обнародование планов по снижению своего нефтяного экспорта в декабре, и скорее всего, в начале будущего года) Эр-Рияд безусловно сохраняет для американцев свое значение, но вот относительно роли «регионального жандарма» и скрепы будущей региональной оси влияния есть серьезные сомнения. В этой связи в США оживились серьезные оппозиционные силы (причем в двухпартийном формате), которые не поддерживают стремление президента Д.Трампа и его зятя Дж.Кушнера сделать именно КСА главным региональным союзником. ОАЭ в данном случае рассматривается этими силами, которые широко представлены в силовом блоке и Госдепартаменте как более удобный и гибкий кандидат на эту роль. В данном случае это отчетливо видно по тому, как американцы четко выступают за эмиратскую редакцию умиротворения Йемена, или по тем фактам тесного взаимодействия между ОАЭ и США на территории бывшей Сомали. И в последнее время к такому же сценарию склоняется и сам Трамп.

В этой связи обратим внимание на следующее сообщение. Наследный принц Абу-Даби, заместитель верховного главнокомандующего ВС Объединенных Арабских Эмиратов Мухаммед бен Заид аль-Нахайян принял министра финансов США Стивена Мнучина 24 октября и обсудил с ним двустороннее сотрудничество в области финансов, инвестиций и борьбы с терроризмом. Об этом говорится в сообщении, размещенном  на странице наследного принца в «Твиттере». «Мухаммед бен Заид принял министра финансов США, чтобы обсудить вопросы двустороннего сотрудничества в области финансов, инвестиций и борьбы с терроризмом», — говорится в сообщении. В рамках этих переговоров обсуждались конечно вопросы окончательного отказа ОАЭ от офшорной зоны торговли с Ираном и более жесткой политики по блокированию «отмыва» денег и осуществления транзакций иранских компаний через банки ОАЭ. Но был и еще один вопрос: окончательное согласование вопросов поставок в ОАЭ самой современной технологии на сегодня в области шифрования. В этой связи эксперты отмечают, что запланированный экспорт в ОАЭ новейших технологий шифрования США приближает страну к внутреннему кругу самых близких американских военных союзников вне НАТО. При этом контракт  на продажу F-35 в ОАЭ также практически предрешен. При этом отметим, что поставки аналогичной техники в КСА пока даже не стоят на ближайшей повестке дня, а с учетом дела Хашогги, вообще могут быть отложены в долгий ящик. Это сближение между ОАЭ и США был оформлен во время встречи наследного принца Абу-Даби Мухамеда бен Заида  и Дональда Трампа еще в мае 2017 года, но в практическую плоскость этот альянс переходит только сейчас. По оценке экспертов, в последнее время военный союз между США и ОАЭ в новое качество. Различные оборонные и разведывательные источники подтверждают, что  Абу-Даби получил от Вашингтона «добро» на экспорт систем Mode 5, которая является самой последней модификацией системы «свой-чужой» в рамках единой системы управления воздушным движением (IFF), и которая  используется американскими военными и их союзниками для идентификации самолетов и транспортных средств друг друга. Mode 5, который был разработан специалистами АНБ для повышения производительности и безопасности системы IFF, использует самые современные методы модуляции, кодирования и криптографии, а также обеспечивает расширенные возможности обработки данных. Эта технология на сегодня используется только ближайшими военными союзниками США: членами НАТО, Японией, Бразилией и Израилем. Хотя он представляет собой будущий стандарт НАТО для всех военных ретрансляторов и навигаторов вооруженных сил альянса, некоторые страны НАТО только недавно начали оснащать свои самолеты этой технологией. И это примечательно на примере того, что ОАЭ прямо сейчас начинают подготовительные работы в этом направлении с помощью специальной  команды инженеров из АНБ. На сегодня только еще одна страна в регионе Персидского залива Оман имеет потенциальную возможность быть  вовлеченной в программу  модернизации своего флота истребителей F-16 системами IFF Mode 5. Переговоры на эту тему сейчас идут.

Одним из основных последствий этого контракта является то, что Абу-Даби фактически исключил сейчас приобретение военной техники ряда европейских компаний, которая не будет совместима с технологиями Mode 5. То же касается возможного российского оружейного экспорта. ОАЭ также обязывает всех иностранных поставщиков  к установке совместимых систем в рамках будущих контрактов по модернизации своих ВВС на среднесрочную перспективу. Внедрение Mode 5 полностью перестраивает системы командования, управления, связи, компьютерного оснащения,  искусственного интеллекта (C4I), систем  т.н. сетецентрических операций (системы технической разведки, такие как ELINT и SIGINT, а также системы геопространственной разведки или GEOINT). Союз с США касается не только шифрования, но и контента. Поток информационного обмена между двумя странами, особенно разведывательных данных, собранных АНБ, постоянно увеличивается.

Повторим, что этот импульс к стратегическому партнерству был оформлен в рамках переговоров на высшем уровне  в Вашингтоне в мае 2017 года. Помимо обязательств по расширению обмена разведывательными данными и укреплению оперативной совместимости, в оборонную сделку, которая была тогда подписана, был включен ряд других договоренностей, таких как размещение американских истребителей в ОАЭ и обучение эмиратских пилотов, специальных сил и разведывательного персонала. В то время как итальянский Leonardo и французский Thales будут выполнять модернизацию Mode 5 на самолетах производства США или стран ЕС в Азиатско-Тихоокеанском регионе — ВВС Японии, Южной Корее и Австралии — основным субподрядчиком для ОАЭ стала американская корпорация и главный партнер Пентагона в области кибербезопасности и шифрования  Raytheon, который уже работает над некоторыми из наиболее критически важных систем кибербезопасности в ОАЭ. F-35, который Lockheed Martin хочет продать в ОАЭ, поставляется с уже установленной технологией Mode 5. Поэтому заказ окончательно свяжет ВВС ОАЭ с Пентагоном, в частности, из-за его зависимости от автономной логистической информационной системы F-35 (ALIS — «облачной» системы, которая в состоянии режима «он-лайн» отправляет технические данные с поставляемых самолетов в информационно-аналитический центр Lockheed Martin. На этом фоне эксперты отмечают, что перспективы французских компаний (прежде всего в рамках поставок истребителей Rafale) стали очень туманными. Тем более, что согласно ряду источников, визит в Париж наследного принца Абу-Даби Мухаммеда бен Заида  17-18 октября и его переговоры на эту тему большого прогресса не принесли. В ходе  встреч с президентом Эммануэлем Макроном и министром иностранных дел Жаном-Ивом Ле Дрианом наследный принц не получил от Парижа обещаний внятной и большей поддержки военных усилий Объединенных Арабских Эмиратов в Йемене, и, в частности, в рамках штурма порта Ходейды. И этот момент безусловно также наложил свой негативный отпечаток и на перспективы ВТС между Францией и ОАЭ.

52.78MB | MySQL:104 | 0,327sec