О возобновлении поставок нефти из Киркука в Турцию через территорию Иракского Курдистана

Центральное правительство Ирака и власти курдской автономии достигли предварительной договоренности о возобновлении поставок нефти с месторождений в Киркуке в Турцию через территорию Иракского Курдистана. Об этом заявил в пятницу официальный представитель Министерства нефти Ирака Асем Джихад. «Федеральное правительство и курдская автономия пришли к принципиальному согласию о возобновлении экспорта нефти с месторождений Киркука в порт Джейхан по трубопроводу, проходящему по территории Иракского Курдистана, в объеме от 50 тыс. до 100 тыс. баррелей в сутки», — цитирует чиновника телеканал «Ас-Сумария». При этом представитель Миннефти подчеркнул, что экспорт и продажа нефти будут осуществляться иракской государственной компанией SOMO (State Oil Marketing Organization). Ранее правительство Иракского Курдистана заявило, что новый премьер-министр Ирака Адель Абдель Махди поддержал инициативу автономии по возобновлению нефтяного экспорта из Киркука в Турцию. Эрбиль предложил Багдаду использовать ветку трубопровода Киркук-Джейхан в курдском регионе для перекачки 250 тыс. — 300 тыс. баррелей. При этом все доходы от экспорта будут поступать в федеральную казну. Нефтяные залежи в Киркуке считаются одними из крупнейших в мире и оцениваются приблизительно в 13 млрд баррелей, или порядка 12% от общего объема запасов нефти в Ираке. Этот регион не входит в состав Иракского Курдистана, однако до недавних пор ключевая инфраструктура, в том числе нефтегазовый сектор, контролировалась курдскими военизированными формированиями «пешмерга». В середине октября прошлого года в ходе операции федеральных сил удалось вернуть под управление Багдада все нефтепромыслы, принадлежащие государственной Северной нефтяной компании (North Oil Company). Тогда же из-за разногласий между Эрбилем и Багдадом был приостановлен экспорт нефти из Киркука в турецкий порт Джейхан.  В этой связи эксперты отмечают несколько моментов.

  1. Это то, что рост предложения нефти-сырца на рынке привел к падению цен на нефть за последние семь недель. И случилось это во многом благодаря Ираку.
  2. Указанное выше соглашение о возобновлении поставки нефти в Турцию носит пока характер временной сделки между федеральным правительством Ирака и региональным правительством Иракского Курдистана (ИК), что позволит экспортировать нефть из спорной провинции Киркук по трубопроводу в Турцию через ИК впервые с июня 2017 года. На данный момент объем экспортируемой нефти составляет около 50 000 баррелей в сутки, но сделка нацелена на его повышение до 100 000 баррелей в сутки. Однако, если экспорт из Киркука вернется к нормальному уровню, то ежедневно на экспортные рынки может в теории поступать от 200 000 до 400 000 баррелей иракской нефти.

Это новый курс Багдада в рамках его компромисса с Эрбилем стал возможным только на из-за резкого взлета мировых цен на фоне антииранских санкций. Сейчас наступила корреляция, что обусловлена не сколько наращиванием иранских объемов нефтяного экспорта, сколько «исключениями» из санкций со стороны США для восьми стран.  Более того, давление США на Саудовскую Аравию вынудило Эр-Рияд резко увеличить объемы производства. Все вкупе это привело к разбалансировке мировых цен на нефть, что вынуждает страны ОПЕК и Россию вновь вернуться к обсуждению темпов сокращения добычи в декабре с.г. 11 ноября  министр энергетики Саудовской Аравии Халид аль-Фалих заявил, что его страна сократит экспорт на 500 000 баррелей в сутки, спустя один день он привел уже цифру планируемого сокращения в 1 млн баррелей в сутки. В этой связи отметим, что такое решение было во многом связано и поступающими данными о компромиссе между Багдадом и Эрбилем. Чем больше объемов иракской нефти будет поступать на рынок, тем больше сокращений добычи нефти будет обсуждаться на совещании ОПЕК «плюс» 6 декабря.

Несмотря на нынешнее временное соглашение о возобновлении экспорта нефти, многие основополагающие вопросы между федеральным правительством Ирака и ИК остаются нерешенными. Из-за этого в будущем вполне вероятны масштабные сбои. Такой сценарий, по оценке экспертов, можно будет ожидать уже в начале следующего года, если обе стороны не договорятся о том, кому в соответствии с конституцией страны от 2005 года должно быть  предоставлено право собственности на нефть, добываемую в Иракском Курдистане (ИК). До 2014 года Багдад имел огромные рычаги влияния на ИК, потому что, в отличие от Эрбиля, федеральное правительство контролировало свой собственный трубопровод, а также доступ «курдской» нефти к нему. Все изменилось в 2014 году, когда «Исламское государство» (ИГ, запрещено в России) сознательно вывели из строя нефтепровод  Киркук-Джейхан, а  Эрбиль завершил строительство своего обходного нефтепровода в Турцию. Это дало ему возможность экспортировать нефть через Турцию без вмешательства Багдада. Правительство Ирака надеется в самом скором времени  восстановить трубопровод Киркук-Джейхан и тем самым усилить свое влияние над энергетическим сектором ИК с точки зрения пересмотра нынешнего невыгодного ей по большому счету соглашения. Это восстановление станет как раз той самой точкой разрыва нынешнего соглашения. Фраза в сообщении «о передачи всех вырученных средств в федеральный бюджет» верна наполовину, поскольку Багдад обязался передать назад в Эрбиль их значительную часть в виде целевых траншей. А именно объем этих траншей и был основным «камнем преткновения» между Багдадом и Эрбилем. Напомним, что о сих пор основной темой беспокойства для Эрбиля является погашение внутренних и внешних долгов и заимствований. Финансовые проблемы руководства ИК велики и растут. По своей сути, Иракский Курдистан является регионом, в который государственная служба является системой борьбы с латентной безработицей: примерно 1 из 6 иракских курдов считаются государственными служащими или бойцами «пешмерга». Отягощенные раздутым государственным законопроектом о заработной плате на общую сумму от 700 млн до 800 млн долларов в месяц, курдские чиновники изо всех сил пытаются найти способ платить зарплату  бойцам «пешмерга», учителям, нефтяникам и другим государственным служащим. В то же время бюджет ИК должен каким-то образом финансировать эти патронажные сети, которые составляют основу курдского общества и стабильности региона. Общая сумма таких обязательства Эрбиль по расходам составляют от 1 млрд до 1,1 млрд  долларов в месяц (или  от 12 млрд до 14 млрд долларов в год). Один из способов оплаты этого счета — финансовая помощь Багдада. Напомним, что  в течение первой половины 2015 года иракское правительство заключило сделку с руководством ИК. В ее рамках в обмен на обеспечение курдами экспорта 550 000 баррелей в день сырой нефти через турецкий порт Джейхан, Багдад переводил  17% своего бюджета ИК (примерно сумму, необходимую для покрытия ежемесячного счета бюджетных расходов Эрбиля в размере 1,1 млрд долларов. И эта сумма сохранена в целом в рамках нынешнего нового соглашения, о чем в Багдаде предпочитают молчать). Однако в течение первого месяца тогда эта сделка развалилась; Эрбиль поставил только 145 000 баррелей нефти в сутки, а Багдад сократил свою выплату ИК до 208 млн долларов. В июне 2015 года курды из этой сделки вышли. И пока мировые цены были высокими, Эрбиль обходился и без траншей из Багдада. Все поменяла военная экспансия ИГ, вход России в Сирию  и разгром каналов контрабандных поставок нефти в Турцию, падение мировых цен и, как кульминация, неудачная идея с проведением референдума о независимости Иракского Курдистана. Сейчас на фоне роста мировых цен, отсутствия нефтепроводных альтернатив и стремления Багдада любой ценой максимально наполнить свой бюджет, амбиции Эрбиля снова выросли, что и привело в временному перемирию. Причем на условиях курдов, с чем Багдад конечно долго мириться не собирается.

52.22MB | MySQL:103 | 0,471sec