Размышления о геополитических факторах, толкнувших США к переговорам с «Талибаном»

Соединенные Штаты готовы работать со всеми сторонами, которые заинтересованы в поддержании мирного процесса в Афганистане. Об этом заявил накануне государственный секретарь США Майкл Помпео на брифинге для журналистов в Госдепартаменте. «Мы будем продолжать работать со всеми заинтересованными сторонами, которые поддерживают и содействуют всеобъемлющему мирному процессу в Афганистане», — заявил американский дипломат. Помимо этого, он рассказал, что спецпредставитель США по Афганистану Залмай Халилзад на днях вернулся из поездки в эту республику, он также посетил Объединенные Арабские Эмираты и Катар. Халилзад встретился с афганским президентом Ашрафом Гани, главой исполнительной власти — премьер-министром Абдуллой Абдуллой, а также другими должностными лицами и представителями неправительственных организаций, которые «содействуют мирному процессу между правительством Афганистана и талибами». «На каждой из своих встреч Халилзад подчеркивал, что все афганцы должны иметь право голоса при создании устойчивого мира в Афганистане», — заключил Помпео. «США будут поддерживать, содействовать и участвовать в мирных переговорах, но мира должны достичь сами жители Афганистана. Соединенные Штаты будут поддерживать эти мирные дискуссии, выступать посредником и участвовать в них, но мир должен быть достигнут решением афганцев и согласован между ними. Мы рассчитываем, что мирные переговоры будут включать и обсуждение роли иностранных игроков и сил»», — сказал он. Залмай Халилзад, американский дипломат, выходец из Афганистана, провел в Катаре встречу с руководством движения «Талибан». Стороны обсудили возможные шаги для прекращения 17-летнего внутреннего вооруженного конфликта в Афганистане.
В заявлении представителя талибов Забиуллы Муджахида говорится, что обе стороны обсуждали прекращение «оккупации» страны иностранными войсками и поиск путей мирного завершения конфликта. Представитель «Талибана» не был доступен для комментариев, однако два высокопоставленных лидера «Талибана», выступая на условиях анонимности, сообщили, что руководство группировки представит Халилзаду новый список требований. Обе стороны согласились в будущем продолжить взаимные встречи, отмечается в заявлении. В беседе с автором этих строк представитель талибов также подчеркнул, что главной темой были пути выхода из кризиса и «завершение оккупации страны». Очевидно, что у сторон разное представление о сложившейся в Афганистане геополитической обстановке. Ни один представитель американского истеблишмента не считает присутствие США в Исламской Республике Афганистан оккупацией. Такого же мнения придерживаются представители кабульского режима, президент Ашраф Гани и глава исполнительной власти – премьер-министр Абдулла Абдулла. Более того, «завершение оккупации», то есть вывод войск США из Афганистана – действие с  точки зрения официального Кабула нежелательное, так как оно подорвет его власть. Это что касается внутриполитического аспекта. Теперь перейдем к внешним факторам. Немаловажным аспектом для подталкивания США к переговорам с талибами является геополитический фактор. В 2001 году все без исключения государства региона, а также Россия и Китай поддержали США в Афганистане. Это касается даже таких «непростых» региональных игроков, как Иран и Пакистан. Они тоже де-факто встали на сторону Вашингтона. Но, как оказалось, ненадолго. В начале 2000-х у США были крупные успехи в Афганистане. Была принята конституция, проведены первые в истории страны демократически выборы, восстановлены города, созданные институты государства и власти. Появилась какая-никакая национальная армия. Некоторые лидеры талибов были убиты или пойманы. Остальные ушли в Пакистан. Американцам казалось, что они не вернуться, сложат оружие и станут пакистанскими крестьянами. Все это находило поддержку в мире и регионе. Ситуация стабилизировалась. Однако спустя какое-то время позиции сопредельных государств претерпели эволюцию. Сегодня практически все крупные игроки выступают против американского военного присутствия в Афганистане. Это касается России, Китая, Пакистана и Ирана. Таким образом, в Афганистане США фактически оказались в ситуации осажденной крепости. Их операцию по периметру не поддерживает практически никто. Эта геополитическая ситуация и есть та самая глобальная атмосфера, которая значительно ухудшила их положение. Однако долгое время никто в Вашингтоне этого факта не замечал. К слову, спецпредставитель президента России Замир Кабулов сказал автору этих строк, что США следует уйти из Афганистана. Это было в 2017 году. Скажем, в 2006 году представить такое было невозможно, а в 2009 — сложно. Иран начал предпринимать активные действия на западе Афганистана. Герат стал чуть ли не еще одной персидской провинцией. Пакистан открыто начал вести свою игру, которая полностью противоречила интересам его союзника и главного спонсора – США. Китай начал заявлять о недопустимости превращения региона в одну сплошную казарму или военную базу. Позже Пекин начал осуществлять свои экономические проекты в Афганистане. Кроме того, даже Индия, которая является близким союзником США, стала скептически смотреть на американскую политику в Афганистане. В последние годы влияние Нью-Дели в Афганистане растет в геометрической прогрессии. Индийский Отдел исследований и анализа (RAW — Research and Analysis Wing) – ведущая спецслужба страны, которая занимается внешней разведкой и борьбой с терроризмом ведет активную работу на афганской территории, имеет тесные контакты с различными афганскими политическими группами. В основном география работы индийских специалистов ограничивается севером и центральными регионами Афганистана. То есть там, где проживают национальные меньшинства – таджики, узбеки, туркмены и хазарейцы. Долгие годы вся политическая деятельность Индии на афганском направлении заключалась в противодействии Пакистану и укреплению его влияния на этой территории. Новая стратегия по Южной Азии и Афганистану, представленная Дональдом Трампом в прошлом году, отводила специальную роль Индии. Согласно этому документы, Индия фактически втаскивалась  в афганскую политику. Тезис об усилении влияния крупнейшей демократии стал ноу-хау Дональда Трампа. Этот пункт является не только ошибочным, но и геополитически опасным. Индия — противник Пакистана. Тот рассматривает Афганистан как зону своих стратегических интересов. Усиление индийского влияния пробудило более жесткие инстинкты пакистанцев. Возникает вопрос: неужели это кому-то нужно? Между прочим, это понимают в Индии и в кулуарах называют стратегию «антииндийской». Дели не хочет втягиваться в конфликт: ему интересны инфраструктурные проекты, но никак не кровавая баня с заведомо известным результатом.

Таким образом, необходимость переговоров США с талибами диктуется не только тупиком в военно-политическом аспекте, но и позицией ведущих региональных держав.

52.74MB | MySQL:107 | 1,930sec