Оценки китайских специалистов выхода компании «Тоталь» из проекта по разработке 11-ого участка газового месторождения «Южный Парс» в Иране

По информации СМИ КНР, со ссылкой на  министра нефти Исламской Республики Иран Бижана Намдара Зангане «Китайская национальная нефтегазовая корпорация» (КННК, англ. аббревиатура CNPC) приобрела 50,1% акций на 11-й участок газового месторождения «Южный Парс», которые ранее принадлежали французской компании «Тоталь». Стоимость «французского» пакета акций составляет 5,4 млрд долл. США. Первоначально «Тоталь» рассчитывала инвестировать в проект несколько меньшую сумму – 4,8 млрд долл. США.

Ранее китайской корпорации принадлежало 30% акций данного участка, а 19,9% акций это доля дочернего совместного предприятия КННК и иранской национальной нефтяной компании. В отношении китайской доли в проекте 11-ого участка «Южного Парса» известно, что подразделения КННК выполнили разведку своей зоны 11-ого участка и подготовку к поисковому бурению.

По данным китайских источников, «Южный Парс» является крупнейшим морским газовым месторождением (площадь 9700 кв. км), которое разделено между Катаром и Исламской Республикой Иран. По оценкам иностранных экспертов общий доказанный объем газа на «Южном Парсе» составляет 51 трлн куб. м (крупнейшее газовое месторождение в мире), а запасы нефти составляют около 50 млрд баррелей.

По объему запасов природного газа Иран занимает второе место в мире, а месторождение «Южный Парс» это 60% от иранских газовых запасов. Следует отметить, что легкоизвлекаемыми являются 34,2 трлн куб. м газа и 16 млрд баррелей нефти. В настоящее время, по трубопроводной сети потребители газа в самом Иране только с разработанных участков месторождения «Южный Парс» получают 3 млн куб. м газа, что составляет 72% от суточной нормы потребления.

Согласно плановой документации ежедневно с рассматриваемого месторождения  можно получать 540 млн куб. м газа. Для сравнения за 2017 г. объем потребления газа в КНР достиг 240,4 млрд куб. м газа из которых 149,2 млрд куб. м добыто на национальных месторождениях.

Как известно, французы планировали работать на месторождении в течение 20 лет и планомерно наращивать добычу. Следует отметить, что к моменту появления информации в мае 2018 г. о том, что президент США Дональд Трамп принял решение о выходе из Совместного всеобъемлющего плана действий французская компания «Тоталь» затратила на различные подготовительные работы около 45 млн долл. США, при этом большая часть денежных средств, которые должны были быть инвестированы в иранский проект она планировала привлечь у кредитно-финансовых организаций США (всего около 90% от общей суммы).

Окончательно решение о выходе из иранского проекта руководители «Тоталь» приняли уже в августе, когда Д.Трамп сообщил, что планирует вести самые жесткие экономические ограничения в отношении Ирана. По словам заместителя министра нефти ИРИ Амира Хусейна Заманиния представители компании «Тоталь» уже провели все необходимые переговоры и передали инженерную документацию сотрудникам китайской корпорации. По данным китайских источников, в настоящее время китайские и иранские газовики ведут активные переговоры по согласованию сроков начала добычи газа и порядка наращивания продуктивности месторождения.

Выход «Тоталь» из иранского проекта продемонстрировал мировому экспертному сообществу несколько моментов.

Во-первых, военно-политическое руководство Франции стремится вернуть себе экономическую и ресурсную независимость от давления из Вашингтона лишь декларативно. Фактически, президент Э.Макрон не предпринял никаких реальных мер для защиты интересов крупнейшей национальной компании, проект которой обеспечил бы значительное количество рабочих мест и дополнительные отчисления в бюджет государства. Очевидно, что он пожертвовал газовым проектом с расчетом на то, что президент США не будет вводить дополнительные санкции в отношении Франции и ее компаний.

Во-вторых, французские политики и экономисты не смогли согласовать и запустить механизм перевода денежных средств в обход системы SWIFT, которая позволяет контролировать любое движение финансов между государствами. По данным китайских источников, специальные службы США обладают достаточным количеством информаторов, а также широчайшей сетью электронной разведки, что позволяет заблаговременно получать информацию о разработке любых программных продуктов и протоколов в банковском секторе Франции.

В-третьих, как было указано выше, французская нефтегазовая компания «Тоталь» планировала разрабатывать 11-й участок «Южного Парса» фактически в кредит, который рассчитывала получить у американских банков. Вполне вероятно, что принадлежность источника финансовых средств также сыграла важную роль в решении руководства «Тоталь» о выходе из иранского проекта. По данным китайских источников, в случае если  французская нефтегазовая компания сохранила бы свое присутствие в Иране, то санкции второго уровня, которые будут введены в 2019 г. повлекли бы более серьезные последствия.

Одновременно с ростом напряженности военно-политической ситуации вокруг Ирана, возобновлением переговоров США со странами-членами ССАГПЗ по формированию «Аравийского НАТО» и продолжением торговой войны между США и КНР именно КННК воспользовалась возможностью и перекупила контрольный пакет акций рассматриваемого участка месторождения. Необходимо учитывать, что КННК это одна из двух крупнейших топливных корпораций в КНР и принятие такого «рискованного» во всех смыслах решения может быть основано исключительно на твердом расчете и гарантиях от военно-политического руководства страны, что Иран не подвергнется внешнему вооруженному нападению, а собственных сил Тегерана хватит на стабилизацию ситуации внутри страны.

С учетом выхода «Тоталь» из проекта «Южный Парс» КННК стала обладателем крупнейшего месторождения природного газа за рубежом, что позволит в течение ближайших 20 лет контролировать цену на внутреннем рынке КНР, как на топливо, так и на продукты переработки газа.

Подводя итог вышесказанному, представляется возможным согласится со следующими оценками китайских обозревателей. Американские санкции в отношении Ирана приводят к тому, что официальный Вашингтон ослабляет присутствие европейских корпораций на зарубежных рынках и тем самым «расчищает дорогу» для китайских предпринимателей, которые действуют при поддержке руководства страны.

В отношении иранского нефтегазового сектора необходимо отметить, что выход европейских и других иностранных компаний привел к тому, что КННК получила возможность приобретать максимальные объемы сырой нефти, а это позитивно сказывается на стоимости нефтепродуктов на внутреннем рынке КНР – наблюдатели фиксируют постепенное снижение розничных цен на топливо для автомобилей. Известно, что иранские нефтяники начали расчеты за поставки углеводородного топлива в наличной валюте, а также используют практику разовых транзакций на новые подставные компании. Следующий аспект американских санкций – это общее ослабление европейских компаний в целом, что приводит их к сотрудничеству с китайскими предпринимателями, которые располагают необходимыми финансовыми средствами.

В целом деятельность Белого дома и всего военно-политического руководства США, направленная на ослабление Ирана приводит к тому, что пользу от этого получает КНР и это позволяет китайским компаниям все сильнее проникать на иранский рынок. Кроме того, отсутствие возможности расчета в долларах США постепенно приведет к тому, что основной валютой, которую будут использовать иранские компании (а также ресурсные компании из других государств Персидского залива) при внешнеторговых сделках, станет китайский юань.

52.73MB | MySQL:115 | 0,500sec