На фоне ухудшения отношений с США, Пакистан расширяет военно-техническое сотрудничество с Китаем

Вооруженные силы Пакистана активизируют процесс списания вооружений и военной техники американского производства. Об этом корр. ТАСС сообщил представитель Минобороны страны на международной выставке вооружений IDEAS 2018. «В связи с активизацией новой программы развития пакистанского оборонно-промышленного комплекса «Селф-рилайнс» (Self-Reliance), а также сложностями в процессе получения запасных частей, пакистанская армия ускорила процесс списания вооружений и военной техники американского производства. Ожидается, что этот процесс завершится в течение нескольких лет», — сообщил источник. По его словам, наиболее активно заменяется артиллерия, вертолеты и стрелковое оружие. «В настоящее время ведется первичная подготовка к списанию порядка 30 боевых вертолетов типа AH-1 «Кобра» (Cobra), которые могут с трудом применяться в высокогорной местности. Из состава артиллерийских подразделений сухопутных войск постепенно выводятся несколько десятков американских 155-мм самоходных артиллерийских установок (САУ) типа M109A5 «Паладин» (Paladin), которые на данный момент предполагается заменить 155-мм САУ SH15 китайского производства на колесном шасси. Карабины М4 производства США, состоящие на вооружении пакистанских сил специального назначения, будут заменены на более надежные образцы стрелкового оружия», — проинформировал источник. На фоне этой ротации, что безусловно надо связывать в первую очередь с напряжением в пакистано-американских отношениях по вопросу афганского досье, Пакистан увеличивает объемы военно-технического сотрудничества с Китаем в области средств противовоздушной обороны (ПВО).     «Сотрудничество в сфере ПВО с Китаем остается одним из приоритетов развития вооруженных сил и оборонной промышленности Пакистана. Так, Исламабад стал первым зарубежным заказчиком новой китайской зенитной ракетной системы (ЗРС) среднего радиуса действия LY-80 (HQ-16 для китайской армии — прим. ТАСС)». На сегодня пакистанские вооруженные силы заказали 9 дивизионов LY-80, из которых 5 уже поставлены и введены в строй. Представитель Минобороны отметил, что Пакистан изучает возможность закупки китайской ЗРС большого радиуса действия. «В настоящее время LY-80 является самым мощным пакистанским средством ПВО, однако Минобороны рассматривает возможность приобретения ЗРС большого радиуса действия производства КНР. В частности, исследуется целесообразность закупки трех или четырех дивизионов китайской системы FD-2000 (HQ-9 на вооружении китайской армии — прим. ТАСС)». В этой связи отметим, что приобретение таких комплексов является основой стратегии Пакистана по купированию возможных угроз со стороны Индии с точки зрения ее ядерного баллистического оружия. Пакистан также стал первым оператором новейшего китайского переносного зенитного ракетного комплекса QW-18. «В настоящее время получена первая партия этих ПЗРК, состоящая из порядка 200 пусковых устройств и около 1 тысячи зенитных управляемых ракет. В дальнейшем поставки будут продолжены, одновременно готовится к запуску линия серийного производства данного оружия по китайской лицензии», — отметил источник. Вместе с тем, некоторые американские образцы вооружений и военной техники в ближайшее время списаны не будут. «На вооружении ВВС Пакистана останется порядка 70 истребителей типа F-16 «Файтинг фэлкон» (Fighting Falcon). Они будут модернизированы и составят основу ВВС Пакистана», — сообщил источник. Напрашивается очевидный вывод о том, что Исламабад начинает планомерный отход от ориентированности в области ВТС с США на КНР и иные страны. Но главным поставщиком при этом все-таки останется Пекин. И дело здесь не только в том, что КНР и Пакистан являются стратегическими союзниками в политической (борьба с региональным усилением Индии) и экономической (совместная реализация проекта «Новый Шелковый путь» по созданию логистического хаба из промышленных районов КНР к морским портам Пакистана) сферах. В данном случае надо отдавать себе отчет в том, что ранее львиную долю вооружения Пакистан получал от США в рамках т.н. «прямой военной помощи». Теперь она прекращена с учетом несговорчивой позицией Пакистана по вопросу достижения компромисса между пропакистанской частью талибов и режимом в Кабуле. Соединенные Штаты прекратили финансовую помощь Пакистану, поскольку Исламабад не предпринимает никаких усилий, чтобы со своей стороны помогать Вашингтону. Об этом заявил 21 ноября президент США Дональд Трамп, отвечая на вопросы журналистов на лужайке у Белого дома. «Я хочу, чтобы Пакистан помогал нам. Мы больше не платим 1,3 млрд долларов Пакистану. Мы не платим им ничего, потому что они ничего не сделали, чтобы помочь нам. Я прекратил эти выплаты уже давно», — сказал он. «Мы ничего не платим Пакистану, потому что они совсем не помогают нам», — добавил американский лидер. В интервью телеканалу «Фокс ньюс» Трамп заявил, что Исламабад «ничего не делает» для Вашингтона, имея в виду борьбу с терроризмом. Кроме того, по словам хозяина Белого дома, Пакистан помогал укрываться на своей территории главарю «Аль-Каиды» (запрещена в РФ) Усаме бен Ладену. Дональд Трамп написал в «Твиттере», что Пакистан является одной из тех стран, которая много брала у США, но ничего не отдавала взамен. Премьер-министр Пакистана Имран Хан 19 ноября в «Твиттере» отверг утверждения президента Трампа о том, что Исламабад якобы не помогает Вашингтону в борьбе с терроризмом и укрывал на своей территории главаря группировки «Аль-Каида» Усаму бен Ладена. Отношения между Вашингтоном и Исламабадом начали ухудшаться после обнародования в августе 2017 года новой стратегии США в Южной Азии и Афганистане. Тогда Пакистан был обвинен в поддержке радикальных организаций, которые действуют против военных сил США и их союзников на территории Афганистана. В начале января 2018 года Госдепартамент объявил о решении приостановить оказание Пакистану помощи в сфере безопасности до тех пор, пока власти страны не предпримут решительные действия против экстремистских группировок. 2 сентября Вашингтон окончательно отменил выделение Исламабаду 300 млн долларов помощи. На этом фоне Минобороны Пакистана сообщил о заморозке поставок Исламабаду 12 американских вертолетов AH-1Z «Вайпер» (Viper). США заморозили поставку 12 боевых вертолетов AH-1Z «Вайпер» (Viper) корпусу армейской авиации Пакистана. Об этом корр. ТАСС на международной выставке вооружений IDEAS 2018 сообщил источник в Минобороны Пакистана. «Эта информация соответствует действительности. Выполнение данного контракта [на 12 вертолетов AH-1Z «Вайпер»] приостановлено, причем на достаточно длительный срок. Мы полагаем, что эти винтокрылые машины не будут поставлены, по меньшей мере в течение ближайшего года или двух, поэтому не принимаем их в расчет при составлении программы модернизации вооруженных сил в краткосрочном периоде», — проинформировал источник. По его словам, Минобороны Пакистана не намерено в дальнейшем обращаться к США при закупках вертолетной техники. «Мы намерены исключить американские вертолетные компании, в том числе производящую AH-1Z компанию Bell Helicopter, из списка потенциальных поставщиков», — добавил источник. Из всего вышеперечисленного следует простой вывод. Попытки госсекретаря США М.Помпео и начальника Объединенного комитета штабов генерала Дж.Данфорда убедить нового премьер-министра страны Имран Хана в необходимости содействия началу осмысленного диалога между талибами и Кабулом, которые они предприняли в конце октября с.г., провалились окончательно. В реальности этот сценарий был очевиден, поскольку Имран Хан является ставленником пакистанских военных, а их позиция по вопросу вывода американских сил из Афганистана, как основного условия начала такого диалога, изменений не претерпела. И само по себе это также означает, что миссия специального представителя США по Афганистану З.Халилзада, который весь последний месяц совершал челночные поездки по региону и даже вел какие-то консультации с талибами в Дохе, к кардинальным прорывам не привели. При этом надежды на то, что в условиях этого тупика Москве удастся перехватить инициативу на афганском направлении в рамках т.н. «московского формата» с точки зрения организации необходимого и плодотворного посредничества между талибами и Кабулом не имеют под собой оснований. Именно по той причине, что основным игроком в данном случае являются США, которые физически присутствуют в Афганистане, а «московский формат» по существу игнорируют и будут игнорировать при всех прочих условиях по причине того, что Вашингтон никогда не позволит Москве выйти на первые роли в рамках налаживания реально эффективного внутриафганского диалога. А он в свою очередь невозможен без вывода американских войск и соответствующей позиции Кабула, который в данном случае будет следовать строго указаниям, идущим из Вашингтона.
На ближайшую перспективу крупнейшим партнером Пакистана в области совместного производства и разработки вооружений останется именно Китай. Помимо упомянутых выше программ, страны сотрудничают в сфере средств противовоздушной обороны, стрелкового оружия, техники для сухопутных войск и военно-морской техники. Так, в настоящее время планируется организация лицензионного производства зенитной ракетной системы среднего радиуса действия LY-80, а также 155-миллиметровой самоходной артиллерийской установки SH15. Оба образца разработаны в Китае и, как ожидается, будут производится в Пакистане. Таким образом, Пекин является наиболее оптимальным партнером с точки зрения реализации Исламабадом своей амбициозной программы «Селф-рилайнс», которая подразумевает производство на территории Пакистана собственных вооружений, а также иностранных образцов. В последнем случае предполагается максимально полный трансфер технологий. То есть, Исламабад пошел по пути развития своего ВПК по аналогии со своим главным региональным противником в лице Нью-Дели, который уже давно реализует программу по локализации оборонных иностранных производств на своей территории. При этом речь идет именно о кооперации с иностранными партнерами, а не о создании своего ВПК с «нуля»: на это у пакистанцев нет денег и своей инженерной школы. «Селф-рилайнс» апробируется уже сейчас, а ее запуск в полномасштабном варианте намечен на февраль 2019 года. Она предполагает максимальную производственную независимость оборонной промышленности Пакистана. При этом только Пекин из всех серьезных экспортеров и разработчиков типов оружия готов идти на такую массовую локализацию своих технологий в Пакистане (Москве в этом случае надо иметь ввиду соответствующие риски обострения отношений в этой сфере со своим традиционным партнером в регионе в области ВТС в лице Индии. Особенно на фоне готовности Нью-Дели закупить С-400 и ПЗРК «Игла», несмотря на все возражения со стороны США. И этот момент является основным сдерживающим фактором полноценного входа российских оружейников на пакистанский рынок.). Плюс ко всему Пекин готов сопровождать такие проекты соответствующей кредитной линией, которую в таких объемах не смогут представить иные экспортеры и разработчики. В условиях жесткого экономического кризиса, дефицита валютных запасов и потери американской прямой военной помощи такой сценарий является для Исламабада приоритетным выбором. Ну и одновременно очень жестким сигналом в сторону США о том, что его экономический прессинг своих результатов не достиг.

52.33MB | MySQL:106 | 0,828sec