Оценка экспертов политики Израиля в отношении сектора Газа

Израильское издание «Маарив» со ссылкой на ливанский телеканал «Аль-Маядин», связанный с «Хизбаллой», сообщило 27 ноября с.г., что «Исламское движение сопротивления» (ХАМАС) приняло условия председателя Палестинской национальной администрации (ПНА) Махмуда Аббаса (Абу Мазена) и согласилось создать правительство национального единства между ХАМАСом и ФАТХом в обмен на отмену санкций ПНА в отношении Газы. Во время переговоров в Египте представители ХАМАСа, якобы, согласились передать контроль над сектором Газа ПНА. Они также потребовали провести выборы в секторе Газа и на Западном берегу р. Иордан в течение шести месяцев[i].

Согласно источнику, ХАМАС согласился с требованиями ПНА от 2017 года. Отметим, что в договоренностях, достигнутых в 2017 году, вопрос о разоружении военного крыла ХАМАСа даже не был включен в повестку дня. Хотя в основу той сделки и легло Каирское соглашение от 2011 года, по которому, помимо прочего, все оружие на палестинских территориях должно было перейти под контроль одного центрального правительства. В 2017 году в Каире стороны договорились об интеграции чиновников ХАМАСа в правительственные учреждения ПНА, реорганизации полиции и совместном управлении контрольно-пропускными пунктами в секторе Газа. По мере реализации соглашения предполагалось, что М.Аббас подпишет президентский указ об отмене санкций, наложенных на прибрежный палестинский анклав[ii].

Египет прилагает усилия по примирению палестинских группировок с момента захвата ХАМАСом власти в секторе Газа в 2007 году. В течение последних двух лет Палестинская национальная администрация начала оказывать серьезное экономическое давление на Газу, чтобы вынудить ХАМАС выполнить достигнутые в Каире договоренности и передать ПНА контроль над Сектором. В качестве ответной реакции ХАМАС организовал антиизраильские массовые демонстрации протеста вдоль забора безопасности на границе  с Израилем в рамках т.н. «Маршей возвращения» (проводятся по пятницам с марта 2018 года). На территорию Израиля запускались воздушные шары и воздушные змеи с зажигательными смесями, а также ракеты, с целью добиться снятия блокады сектора Газа. Израиль и ХАМАС при посредничестве Египта достигли соглашения, в результате которого исламисты сократили масштабы протестов у забора безопасности, а Израиль разрешил Катару переводить деньги и поставлять дизельное топливо в сектор Газа.

По мнению бригадного генерала (в резерве) Уди Декеля, руководителя Центра стратегического планирования Генштаба и старшего научного сотрудника Института исследования национальной безопасности (INSS), Израилю предпочтительнее, чтобы решением социально-экономических проблем в секторе Газа занялась ПНА.  Для Израиля лучше, если в глазах палестинской общественности ПНА, а не ХАМАС, добьется восстановления анклава. Для этого израильскому руководству следует сформулировать общую повестку дня с ПНА, Египтом и соответствующими игроками на международной арене, которые оказывали помощь Газе при условии ее прохождения через Рамаллу. Необходимо добиваться облегчения гуманитарного положения в Газе и развития инфраструктуры в условиях восстановленной власти ПНА в этом прибрежном анклаве. Совместные действия станут рычагом воздействия на ХАМАС и ограничат его возможности для маневра. Международное сообщество по-прежнему проявляет готовность оказать помощь в восстановлении Газы, строительстве инфраструктуры, создании рабочих мест и обеспечении экономического благосостояния для жителей анклава. Израиль заинтересован в том, чтобы вовлечь международное сообщество на этих условиях, поскольку участие группы иностранных государств в восстановлении сектора Газа будет способствовать сдерживанию ХАМАСа и повышению цены, которую исламистам придется заплатить, если они решат вернуться к насильственному сопротивлению[iii].

Израиль открыто заявил, что он не заинтересован в войне в секторе Газа и стремится к долгосрочному прекращению огня. В своих высказываниях в Париже накануне эскалации насилия (11-12 ноября 2018 года) между Газой и Израилем, премьер-министр Биньямин Нетаньяху заявил, что он «не боится войны, но стремится ее предотвратить, т.к. в ней нет необходимости». Он предположил, что очередная война вернет Израиль в ту ситуацию, которая сложилась после операции «Нерушимая скала» в 2014 году. С другой стороны, высокопоставленные должностные лица Израиля и значительная часть израильской общественности настаивают на том, что необходимо начать масштабную военную операцию против ХАМАСа и укрепить силы израильского сдерживания. На практике руководство Израиля и ХАМАСа попали в одинаковые ловушки – с одной стороны, они не заинтересованы в новой серии боевых столкновений, которые будут дорого стоить всем участникам конфликта. В то же время, ни одна из сторон не желает допустить успеха противника или предстать в негативном свете как политическая сила, ведущая переговоры с врагом.

Столкновением между ХАМАСом и силами Армии обороны Израиля (ЦАХАЛ) во время неудачной ночной спецоперации в Хан-Юнисе эффективно воспользовался Яхья Синвар, лидер ХАМАСа в секторе Газа, в попытке доказать своим оппонентам, что он не свернул с пути вооруженного сопротивления. Он также продемонстрировал Израилю, что ХАМАС не будет проявлять сдержанность в ответ на операции ЦАХАЛа в секторе Газа, проводимые под прикрытием договоренностей о прекращении огня. Решение ХАМАСа накрыть юг Израиля шквалом ракет в течение двух дней основывалось на оценке, что такой удар, с одной стороны, будет достаточно болезненным для Израиля, а с другой – оставит возможность для возврата к переговорам о прекращении огня. В свою очередь, ответ Израиля был сильным, но также ограниченным, о чем говорит относительно небольшое количестве убитых в секторе Газа в результате израильских атак (благодаря практике «предупреждения» жителей районов непосредственно перед нанесением ударов).

По мнению израильского эксперта, урегулирование между Израилем и ХАМАСом подорвет статус ПНА как единственного представителя палестинцев и увековечит власть ХАМАСа в секторе Газа. С другой стороны, примирение ПНА и ХАМАСа может лишить Израиль способности отделить сектор Газа от Западного берега р. Иордан. Поэтому, несмотря на отказ Израиля и ХАМАСа признавать друг друга, между ними, без участия ПНА, ведутся переговоры, пусть даже и косвенные. Началом массовых демонстраций (в рамках «Марша возвращения», стартовавшего 30 марта 2018 года) вдоль забора безопасности между сектором Газа и Израилем ХАМАС пытался обеспечить «спокойствие в обмен на снятие блокады» сектора Газа и начало масштабного восстановления анклава. Со своей стороны, Израиль предъявил формулу – «спокойствие в обмен на спокойствие» – и обусловил этот процесс возвращением пропавших людей и тел солдат, удерживаемых ХАМАСом. Израиль также не желает позволить ХАМАСу добиться успехов, что усилит его позиции на внутрипалестинской политической арене и оправдает насилие, которое исламисты демонстрировали вдоль границы. В то же время ПНА отказалась содействовать достижению согласия между Израилем и ХАМАСом, что может обеспечить последнему легитимность и укрепить его власть в Газе. М.Аббас обусловил прогресс в достижении такой договоренности внутренним палестинским примирением и восстановлением власти ПНА во всех сферах, включая вопросы безопасности и управления анклавом.

Урегулирование между Израилем и ХАМАСом, основанное на достигнутом соглашении, которое пытается продвигать Египет, состоит из трех основных этапов: 1) текущее прекращение огня в обмен на меры по облегчению блокады; 2) восстановление сектора Газа; и 3) постепенное возвращение власти ПНА в секторе Газа. Ноябрьские ракетные обстрелы Израиля произошли на первом этапе: ХАМАС снизил накал протестов вдоль забора безопасности; Израиль расширил границы рыболовной зоны и разрешил ввоз на деньги Катара топлива, и облегчил процесс поставок товаров в Газу; Катар, с разрешения Израиля, выделил 15 млн долларов США для выплаты заработной платы сотрудникам ХАМАСа; а Египет открыл КПП «Рафах» для потоков людей и товаров. Реализация соглашения о возвращении тел израильских солдат и пропавших без вести лиц, скорее всего, станет условием на завершении первого этапа: на стадии прекращения огня и мер, направленных на ослабление блокады, когда последует переход к следующему этапу реализации инфраструктурных проектов, направленных на восстановление сектора Газа и создание десятков тысяч рабочих мест (финансируемое международным сообществом), а также, возможно, морского прохода между Газой и Кипром.

Неизвестно, насколько далеко сможет зайти реализация этих договоренностей, и лягут ли они в основу урегулирования, которое будет реализовано на всех его этапах. Тем не менее, это деликатный процесс и, по-видимому, без скорого прогресса и значительных изменений в реальной жизни населения Газы, ситуация рано или поздно ухудшится и в результате приведет к столкновению между ХАМАСом и Израилем. Руководство ХАМАСа, которое обещало жителям анклава снятие блокады, не сможет противостоять многочисленным элементам, оказывающим на него давление, и упрекам в пролитии напрасной крови палестинцев, погибших за несколько месяцев демонстраций вдоль границы. С другой стороны, в самом Израиле раздаются голоса против заключения какого-либо соглашения, которое может быть истолковано как урегулирование с ХАМАСом; эти силы требуют масштабной военной операции в Газе. Ситуация максимально накалилась и вылилась 14 ноября с.г. в отставку министра обороны Израиля Авигдора Либермана, который обосновал свой шаг несогласием с тем, что он назвал «уступкой терроризму».

По факту за последний год ХАМАС улучшил свое стратегическое положение по отношению к Израилю, ПНА и международному сообществу в результате политики, которую проводил Я.Синвар с момента своего избрания на пост председателя политбюро ХАМАСа в секторе Газа. Я.Синвар представил свой политический план и изменил характер борьбы – он сместил акцент с религиозно-националистического аспекта на прогресс в социально-экономической сфере. Он заявил о своем стремлении снять блокаду Сектора, с прицелом на сохранение политической власти ХАМАСа не только в Газе, но и на палестинской арене в целом. Изменение подхода привело к изменению способов сопротивления. Вместо ракетных обстрелов начались массовые демонстрации под названием «Марш возвращения» вдоль забора безопасности и запуском на территорию Израиля начиненных зажигательными смесями воздушных шаров и воздушных змеев. В то же время, чтобы закрепить за собой имидж лидера палестинского сопротивления, ХАМАС позаботился о том, чтобы его успехи стали не результатом диалога с Израилем, а его готовности применить силу. «Успехи» частично основываются на посреднической помощи Египта, Катара и международного сообщества, что стало результатом демонстрации силы народного сопротивления вдоль границы Сектора с Израилем.

По словам У.Декеля, ПНА находится в ловушке и на данный момент одна ведет кампанию по свержению власти ХАМАСа в секторе Газа. Глава ПНА Махмуд Аббас стремился воспользоваться трудностями ХАМАСа и его неспособностью добиться улучшения условий жизни в Газе, чтобы оказать на исламистов давление и подписать соглашение о примирении в качестве условия для продвижения процесса восстановления анклава. Требуя от ХАМАСа передать ПНА административные и военные функции, М.Аббас пытается избежать перспективы оказаться в ситуации, подобной той, в которую попало ливанское правительство перед лицом «Хизбаллы», когда оно несет гражданскую и гуманитарную ответственность, в то время как утратило монополию на применение военной силы.

Несмотря на то, что Израиль и Египет заинтересованы в свержении режима ХАМАСа и восстановлении власти ПНА в секторе Газа, они предпочли краткосрочное прекращение огня, дабы не подвергать себя опасности, вызванной эскалацией насилия и ухудшением ситуации в результате конфронтации, вытекающей из постоянного давления на режим в Газе. Есть признаки того, что в отличие от прошлого периода, Египет уже не рассматривает примирение на палестинской арене как необходимое условие улучшения ситуации в секторе Газа, и что Каир не против достижения договоренности с ХАМАСом даже без участия ПНА. Тем не менее, египтяне признают, что для реализации гражданских проектов в прибрежном палестинском анклаве им не обойтись без М.Аббаса в качестве канала для передачи помощи и пожертвований от международного сообщества. Параллельно они продолжают продвигать внутреннее палестинское примирение.

В своей готовности достичь договоренности с ХАМАСом, минуя ПНА, Израиль подтверждает, что он не рассматривает М.Аббаса как партнера для любого политического урегулирования. Это также указывает на то, что Израиль стремится к спокойствию в секторе Газа практически любой ценой на том основании, что анклав является второстепенным фронтом, в то время как усилия должны быть направлены на основной северный фронт – на границе с Сирией и Ливаном. В свете предстоящего обнародования мирного  плана США, который Рамалла намерена отвергнуть и который, по слухам, будет сосредоточен на решении проблемы сектора Газа, ПНА находится в состоянии одновременной борьбы за свою власть и статус по отношению к Израилю, ХАМАСу, Египту, арабскому миру и международному сообществу.

Таким образом, сектор Газа – анклав, который в настоящее время переживает гуманитарный кризис, управляется террористической организацией, враждебной Израилю. Обозначенная выше ситуация не имеет решения в ближайшей перспективе, и поэтому нынешняя политика Израиля заключается в том, чтобы предотвратить наращивание военной мощи ХАМАСа и оказать на него давление. Цель заключается в создании сдерживания, которое не позволит ХАМАСу применить силу и в то же время определит его ответственным за ситуацию в секторе Газа, то есть де-факто, признается его власть в анклаве. Израиль придерживался политики дифференциации между сектором Газа и Западным берегом р. Иордан, чтобы свести к минимуму негативное влияние Газы на Рамаллу; эта политика основана, в частности, на оценке того, что ПНА не может возобновить свое присутствие, не говоря уже о власти, в секторе Газа. Такой подход служит нынешней позиции Израиля, которая заключается в том, что у него нет партнера для переговоров с палестинской стороны. Однако, по мнению эксперта, Израилю следовало бы помочь Египту в его усилиях по достижению внутреннего палестинского примирения с целью усиления роли ПНА в секторе Газа как ответственной стороны и позиционированию Рамаллы в качестве партнера в продвижении политического процесса.

Сообщение «Маарив» о том, что ХАМАС и ПНА пришли к очередному согласию о создании правительства национального единства в обмен на отмену санкций Рамаллы в отношении Газы не вызвало в Израиле какой-либо реакции. По крайней мере, медийная сфера занята, в основном, обсуждением внутриполитических проблем. Тем не менее, следуя принципу «не бывает дыма без огня», приведенный выше анализ израильской позиции относительно ситуации в секторе Газа позволяет предположить, что процесс под контролем и продвигается, не выходя за рамки израильских интересов.

[i] «Аль-Миядин»: ХАМАС согласился передать контроль над сектором Газа Палестинской администрации // «Маарив». 27.11.2018. URL: https://www.maariv.co.il/news/military/Article-672754 (на иврите)

[ii] ФАТХ и ХАМАС объявили, что достигли соглашение о примирении в Каире// Haaretz. 12.10.2018. URL: https://www.haaretz.co.il/news/politics/1.4511812 (на иврите)

[iii] Глядя на сектор Газа: от краткосрочного до долгосрочного // INSS. 20.11.2018. URL: http://www.inss.org.il/publication/looking-gaza-strip-short-term-long-term/?offset=2&posts=2092 (на англ. яз.)

52.8MB | MySQL:104 | 0,292sec