Кто и как меняет правила ирано-израильской прокси-войны

Прошедшая неделя принесла первый после сентябрьского инцидента со сбитым российским самолетом Ил-20 израильский удар по объектам, имеющим отношение к Ирану и «Хизбалле» на территории САР. Вопреки ранее сделанным заявлениям представителей израильского военно-политического истеблишмента, в которых утверждалось, что Иерусалим не отступит от тактики силового противостояния Тегерану и его союзникам в регионе, нынешний этап развития событий в зоне конфликта был воспринят большинством СМИ и экспертов как изменение сложившегося ранее образа действий. При этом возникает вопрос, кто именно стал главным идеологом трансформаций.

Ответ, предложенный генералом ВВС Израиля в отставке, а ныне исполнительным директором Института изучения национальной безопасности (INSS) А.Ядлиным, сводится к тому, что за адаптацией новой стратегии стоит Тегеран, который под воздействием Москвы, заинтересованной в снижении рисков израильско-иранской конфронтации в САР, способной помешать стабилизации республики, оказал воздействие на иранские власти с тем, чтобы они сделали свою активность менее явной. В интервью израильскому радио FM 103  А.Ядлин подчеркнул: «помимо гнева русских в наш адрес, я полагаю, они также передали строгое предупреждение иранцам… Стратегия России – стабилизировать Сирию, а Иран препятствует этому».

Впрочем, как показывает практика, полностью отказаться от поддержки своих прокси в регионе Тегеран явно не готов. В этой связи, как считает эксперт, Иран сделал ставку на большее вовлечение «Хизбаллы». Ранее ливанская шиитская группировка, добившаяся электорального успеха на парламентских выборах в мае нынешнего года, сместилась на второй план антиизраильской борьбы, пытаясь закрепить положение в легальной политической системе. Главной ударной силой на время стал ХАМАС и другие палестинские группировки, дестабилизирующие Газу. С точки зрения поддержания постоянного сопротивления и террористической угрозы они, как кажется, позволяют добиваться Ирану нужного результата. Однако решить с их помощью задачу доставки вооружений не получается. Следовательно, лучшим выходом из сложившейся ситуации выглядит налаживание прямого экспорта оружия в те районы, где оно видится иранцам необходимым.

Так, издание Times of Israel со ссылкой на израильские и американские спецслужбы сообщает, что Тегеран отправляет вооружение «Хизбалле» под прикрытием гражданской авиакомпании Fars Air Queshm. К примеру, один из самолетов доставил груз в Бейрут за несколько часов до инцидента между Израилем и Сирией в прошедший четверг. Кроме того, в октябре была опубликована информация, что с помощью того же перевозчика Ливан получил передовые системы GPS, необходимые для более точного наведения ракет. При этом конечной целью доставки груза, как предполагают журналисты Fox News, был объект близ аэропорта в Бейруте, о котором упоминал премьер-министр Израиля Б.Нетаньяху в своей речи в ООН в сентябре нынешнего года. О причастности авиакомпании к поставкам вооружений может в некоторой степени свидетельствовать и её непростая судьба. Еще в 2013 г. она фактически прекратила работу по причине финансовых проблем, а в 2017 г. была чудесным образом реанимирована, имея в своем распоряжении лишь два самолета. Один из которых, будучи загруженным оружием, по данным израильских СМИ, был уничтожен в сентябре во время израильского удара по аэропорту Дамаска.

Ливан, надо сказать, информацию о своем превращении в главную мишень для Израиля косвенно подтверждает. В стране с подачи «Хизбаллы» была запущена кампания с девизом «защитим наше небо», под предлогом которой группировка пытается убедить руководство страны озаботиться израильской воздушной угрозой. Такого рода тактика, как кажется, Бейруту выгодна, поскольку правительство после выборов, состоявшихся более полугода назад, так и не было сформировано. Данное обстоятельство препятствует проведению экономических реформ, что провоцирует серьезное недовольство Всемирного банка. В таких условиях довольно традиционным и даже избитым приемом становится поиск внешнего врага, за агрессией которого можно легко замаскировать собственные трудности.

Впрочем, как было сказано выше, в значительной степени трансформацию ситуации своими действиями запустила Москва. Эксперты американского Institute for the Study of War М.Соуменаро и Дж.Карафелла считают, что сдерживание ирано-израильской конфронтации в САР, риски которой препятствуют не только стабилизации Сирии, но и решению долгосрочных задач России на Ближнем Востоке и в Средиземноморье, и стали поводом к созданию на территории арабской республики передовой сети ПРО. При этом основной задачей, которую, как полагают американские аналитики, поставил перед собой Кремль, является вытеснение США, а не сдерживание Израиля. Мало того, со ссылкой на твиттер сирийского летчика Х.Алхамада, покинувшего ряды правительственных сил и, как он сам о себе заявляет, присоединившегося к «рядам сирийского народа», а также новостную страницу в той же социальной сети Hammurabi’s Justice News, в публикации утверждается, что батальон ПВО САР, собственно и сбивший российский Ил-20, был арестован, на основании чего эксперты делают вывод, что с Израиля вина за инцидент была хотя бы частично снята. Источники этой информации, как представляется, все же не выглядят достаточно авторитетными, хотя и в российских СМИ данный факт тоже упоминался, но в некоторых случаях сообщалось, что арест произвели представители военной разведки САР в целях тщательной организации расследования. Следовательно, в такой трактовке жестом в защиту Израиля данная мера уже не кажется.

Как бы то ни было, из всего сказанного очевидно, что Израиль не стоит за изменениями правил в противостоянии с Ираном и его прокси в регионе, в очередной раз будучи вынужденным играть по чужим. Если за трансформацией подхода скрывается Москва, то этот расклад не так уж плох, поскольку на достижение целей в определенных границах Иерусалим имеет шанс. Если же инициатором всего происходящего изначально была ИРИ, то израильтяне могут окончательно потерять рычаги воздействия на ситуацию у своих границ, рискуя быть втянутыми в войну на нескольких фронтах в условиях, когда США активно пытаются вытеснить. Мало того, вне зависимости от катализатора заметных перемен, также необходимо учитывать, что механизма действительного сдерживания Тегерана у российской стороны нет, а даже если он действует в русле стратегии Кремля, то будет делать это лишь до тех пор, пока это выгодно ему самому.

52.73MB | MySQL:104 | 0,431sec