Оценки китайских специалистов некоторых аспектов формирования «Арабского НАТО». Часть 1

Историографический анализ показывает, что  США неоднократно предпринимали попытки формирования региональной военной союзной организации на Ближнем Востоке, основной целью которой является давление и блокирование другой военной державы или целого блока. Как известно, в 50-е гг. прошлого столетия США, Великобритания, Турция, Ирак, Иран и Пакистан подписали «Багдадский пакт» с целью противодействия растущему влиянию СССР, однако по мере того, официальный Вашингтон стал увеличивать объем военной помощи Израилю, указанные мусульманские страны отвернулись от США.

Спустя почти 70-лет 45-й президент США Дональд Трамп в ходе своего первого официального визита в Королевство Саудовская Аравия в 2017 г. предложил сформировать «Арабское НАТО». В настоящее время сотрудники внешнеполитического ведомства США – Государственного департамента прилагают значительные усилия для формирования «Арабского НАТО» — регионального военного союза, предназначенного для «коллективной обороны» от внешней угрозы.

Сотрудники НИИ Ближнего Востока Шанхайского университета иностранных языков и Научного совета КНР по Ближнему Востоку  пристально наблюдают за активностью американских политиков и дипломатов, которые предпринимают попытки объединить в рамках указанной организации Королевство Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты, Кувейт, Бахрейн, Оман, Катар, а также Арабскую Республику Египет и Иорданию.

Китайские специалисты отмечают, что хотя КСА, ОАЭ и Бахрейн – это «стальной треугольник» на основе которого и планируется сформировать «Арабское НАТО», однако военно-политические отношения с другими странами и их роль в ситуации с иранской ядерной программой могут серьезно осложнить весь процесс. Кроме того, указанные страны имеют серьезные отличия в географическом положении, экономических возможностях и других моментах, которые будут влиять на переговорный процесс.

Возможность привлечения двух государств (Египет и Иордания) в состав «Арабского НАТО» появилась благодаря тому, что официальный Вашингтон согласовал данный вопрос с военно-политическим руководство Израиля.

С точки зрения истории военно-политического влияния США на ситуацию на Ближнем Востоке за время пребывания Барака Обамы на посту руководителя Белого Дома, администрация США придерживалась достаточно «сдержанного» курса, что проявилось в подписании Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) — решение иранской ядерной проблемы. Второй срок полномочий Б.Обамы был отмечен такой стратегической установкой как «уменьшение количества противников и увеличение количества союзников».

Подписание СВПД вызвало самое серьезное неудовольствие среди руководителей государств Аравийского полуострова, а именно в КСА и ОАЭ – страны, занимающие наиболее жесткую позицию в противостоянии с Исламской Республикой Иран. По данным китайских источников, одновременно с «замирением с Ираном» президент США санкционировал переговоры со странами Аравийского полуострова, Египтом и Иорданией по формированию «сил реагирования» численностью до 40000 военнослужащих. Схема действий такого формирования должна была быть заимствована у ВС НАТО, однако из-за многочисленных региональных проблем и внутренних противоречий эта попытка официального Вашингтона не принесла желаемого результата.

 

Представляется возможным сформулировать несколько ключевых ориентиров, которые США преследуют в процессе создания «Арабского НАТО».

Во-первых, официальный Вашингтон стремится сформировать такую военную организацию, которая будет обеспечивать влияние США на близлежащие страны и регионы. Вполне очевидно, что военно-политическое руководство США осознает важность стабильных поставок нефти из региона Персидского залива и самое главное, чтобы эти государства оставались в зоне «долларового влияния» – продолжали вести расчеты за поставки углеводородного сырья  в долларах США.

Необходимо учитывать, что страны Персидского залива постепенно склоняются к ведению расчетов за поставки нефти в валютах других государств. Самое большое беспокойство Белого дома вызывают намерения Эр-Рияда перейти на расчеты в юанях, что позволит официальному Пекину серьезно расширить свои геоэкономические возможности.

Во-вторых, военно-политическое руководство США осознает важность распределения затрат на обеспечение собственных интересов на БВ регионе со странами «Арабского НАТО». Очевидно, что американские военные не располагают достаточными средствами для усиления своего присутствия в рассматриваемом регионе планеты, поскольку члены соответствующих комитетов и подкомитетов Сената США все чаще высказывают неудовлетворение действиями ВС в ходе афганской кампании и операции в Ираке и специальными операциями на БВ и в Африке, которые не приносят сиюминутного результата, необходимого для демонстрации широкой публике. По мнению некоторых американских законодателей, США увязли на БВ и уже не диктуют свою волю, а это не допустимо.

В-третьих, американские политики, которые фактически являются лоббистами интересов национального оборонно-промышленного комплекса, будут прилагать значительные усилия в процессе консультаций и переговоров на высшем уровне в целях убеждения лидеров государств  Персидского залива о необходимости приобретения новейших образцов вооружения и модернизации существующего вооружения.

По оценкам китайских специалистов, в ближайшие 10 лет только официальный Эр-Рияд затратит на покупку ВВТ американского производства около 300 млрд долл. США, а с учетом стоимости подписанных контрактов сумма достигнет 450 млрд долл. США, что сопоставимо с объемом финансирования, выделяемого на оплату труда военнослужащих ВС США в течение трех лет.  Очевидно, что кроме КСА новые траты на оборону ожидают и других членов «Арабского НАТО».

В-четвертых,  новая военная союзная организация необходима США, чтобы не только оказывать давление на официальный Тегеран, но и ограничить рост влияния России на ситуацию в регионе. Некоторые китайские специалисты отмечают, что хотя РФ в основном утратила достижения СССР в большинстве регионов мира, однако вмешательство в «сирийский эпизод арабской весны» позволило официальной Москве серьезно спутать карты Вашингтону и его региональным союзникам, которые планировали осуществить ресурсно-экономический передел глобального характера. Как известно, операция по развалу Сирии и прокладке двух веток нефте- и газопроводов была рассчитана таким образом, чтобы максимально ослабить позиции РФ на топливно-энергетическом рынке Европы.

Необходимо отметить и влияние КНР на процесс формирования «Арабского НАТО», одной из задач которого является коллективная противоракетная оборона, а подобная система не может функционировать без космического эшелона – спутников-разведчиков. По данным китайских источников, военно-политическое руководство Ирана санкционировало разработку противоспутникового ракетного и лазерного вооружения.  В настоящее время, только предприятия ОПК КНР могут предоставить Тегерану образцы такой техники в обмен на  нефть и газ.

В дополнение к вышесказанному необходимо добавить, что кроме интересов США в создании «Арабского НАТО» есть интерес и у Эр-Рияда, который намерен обрести большее влияние на ситуацию на Большом Ближнем Востоке, однако для достижения такой стратегической цели необходимо преодолеть несколько сложным моментов.

52.21MB | MySQL:103 | 0,498sec