Вокруг переговоров по Сирии в Астане и желании США реанимировать женевский формат

Вашингтон предлагает свернуть сочинский и астанинский процессы мирного урегулирования в Сирии, если те не позволят сформировать к середине декабря конституционный комитет для этой арабской страны. Об этом заявил в понедельник 3 ноября на брифинге для журналистов спецпредставитель США по Сирии Джеймс Джеффри. «Наше предположение, и, думаю, я отражаю взгляды многих других крупных стран ООН, которые обеспокоены Сирией и заинтересованы ею, заключается в том, чтобы мы не продолжали эту довольно странную инициативу Сочи и Астаны, предусматривающую выполнение ею работы по формированию конституционного комитета и поднесения его на блюдечке [уходящему спецпосланнику генсека ООН по Сирии Стаффану] де Мистуре. Они (участники сочинского и астанинского процессов — прим. ТАСС) пытались и не смогли этого сделать — по крайней мере, до сих пор не могли. И, если им это все еще не будет удаваться к 14-му [декабря], то взгляд США, как мы указали <…> в [минувший] четверг, заключается в том, чтобы положить конец Астане», — сказал американский дипломат. «И что затем?» — поинтересовался у него один из репортеров. «И затем мы возвращаемся в ООН», — ответил Джеффри. И вот собственно вся стратегия США на сирийском направлении без особых дипломатических условностей. Д.Джефри видимо вообразил себя в качестве главного архитектора сирийского досье, в полномочия которого входит назначение и отмена тех или иных форматов в Сирии. Джефри вообще большой выдумщик: недавно он подверг в шок и трепет Пентагон, объявив «о сотнях военных столкновений в Сирии между российскими и американскими военными». Но в данном случае важно иное: Джефри в принципе четко обозначил сроки, после которых Вашингтон начнет ужесточает свою позицию по сирийскому досье. Прежде всего для усиления дипломатического и санкционного прессинга на Сирию, Турцию, Россию и Казахстан с точки зрения вынуждения их снова реанимировать женевский формат. Это основная цель американцев, в основе которой лежит перевод вопроса формирования будущей политической архитектуры Сирии под свой зонтик. И как задача-максимум — свержение режима Б.Асада чисто демократическим путем  организации всеобщих выборов по своим лекалам без возвращения на родину большей части сирийских беженцев.  И в данном случае вопрос формирования конституционного комитета становится передним рубежом этой дипломатической борьбы. Напомним, что договоренность о формировании конституционного комитета была достигнута по результатам состоявшегося 30 января в Сочи Конгресса сирийского национального диалога. Эта структура совместно со Стаффаном  де Мистурой должна заняться подготовкой предложений для выработки конституции страны. Кандидатами должны стать 150 человек: 100 из них представляют правительство и внутреннюю (умеренную) оппозицию, 50 — кандидатов от внешней оппозиции. Основная борьба между Москвой и Вашингтоном на сегодня — это качественный состав этого комитета, в который американцы стараются ввести под эгидой ООН как можно больше противников нынешнего сирийского  режима.

Такое положение дел просто вынуждает Москву делать все возможное для того, чтобы сохранять астанинский формат на плаву. В том числе и через предоставление Анкаре дополнительного временного лага для выполнения ею сочинских соглашений по Идлибу. В этой связи отметим, что такая тактика дает только временный положительный эффект. Если вы бесконечно делаете послабления  своим партнерам в рамках их саботажа или замыливания достигнутых с ними ранее договоренностей, то они начинают воспринимать это как индикатор  вашей слабости. В этой ситуации еще раз повторим то, что говорили уже неоднократно. Реальным моментом, который может сдвинуть процесс мирного урегулирования с мертвой точки, является только военная физическая зачистка Идлиба. Ровно этот момент, а не бесконечные уступки туркам в рамках их уговоров «непримиримых», принесет сразу все то, о чем не удалось договориться  в формате Астаны. Отметим в этой связи комментарий МИД Казахстана по вопросу последнего по времени раунда. Кстати, напомним, что ранее ряд российских чиновников озвучивали комментарии о том, что вполне возможен перенос «астанинского переговорного процесса в Сочи». Этого пока не произошло, как представляется, именно в рамках демонстрации того, что Астана — это нейтральная площадка. Да и поддержка казахстанского руководства, которое безусловно ценит присутствие на своей территории международного переговорного формата, также не является лишней.  Но только вот казахстанская дипломатия в данном случае играет на два фронта, закономерно опасаясь дипломатического прессинга со стороны США. И, судя по всему, в конечном итоге переход переговорной площадки в Сочи предрешен.

Международные встречи в Астане по урегулированию ситуации в Сирии полностью оправдывают свой формат. Об этом заявил руководитель пресс-службы Министерства иностранных дел Казахстана Айбек Смадияров на брифинге во вторник. «»На прошлой неделе состоялась 11-я встреча по сирийским переговорам в Астане. Мы считаем, что астанинский процесс полностью оправдывает свой формат. Во-первых, созданные на астанинской платформе зоны деэскалации в Сирии показали свою эффективность в деле стабилизации обстановки на местах», — сказал Смадияров. По его словам, сейчас ведется работа по нормализации ситуации в Идлибе, в данном направлении плотно взаимодействуют страны-гаранты. Процесс осложнен необходимостью завершения работы по отмежеванию умеренной оппозиции от террористических организаций. «Второй основной акцент текущего этапа астанинского процесса заключается в укреплении мер доверия между противоборствующими сторонами с упором на расширение процесса обмена пленными. В ходе прошедшего в рамках астанинских переговоров шестого заседания рабочей группы по обмену заключенными и поиску пропавших без вести были рассмотрены различные варианты выхода на новые договоренности по обмену», — уточнил представитель МИД. Он отметил, что в рамках переговоров в астанинском формате также ведется работа над созданием условий для безопасного и добровольного возвращения беженцев и внутренне перемещенных лиц в места их постоянного проживания в Сирии.

И теперь о главной теме, которая уже стала основной линией противодействия между Москвой и Вашингтоном.   «Что касается создания конституционной комиссии, то мы должны четко понимать, что вопрос затрагивает этап политического процесса в Сирии. Изначальной задачей астанинского процесса являлось обеспечение режима прекращения режима боевых действий. Эта работа находится на стадии завершения. Хотим подчеркнуть, что обсуждение политических аспектов урегулирования сирийской проблематики, включая запуск конституционной комиссии, является прерогативой переговоров в Женеве под эгидой ООН», — подчеркнул Смадияров. Обратим внимание на то, что речь идет не только об участии в этом процессе ООН (это все время подчеркивают и в Москве), а об осуществлении работы именно в женевском формате. Иными словами, в руководстве Казахстана дают четко понять, что они не готовы далее участвовать в  астанинском формате в рамках работы именно на направлении определения политической системы будущей Сирии.

52.23MB | MySQL:103 | 0,438sec