О политических и экономических причинах выхода Катара из ОПЕК

Генеральный секретарь ОПЕК Мухаммед Баркиндо получил 3 декабря уведомление о намерении Катара выйти из организации. Об этом сообщается в понедельник на сайте картеля. «Генеральный секретарь ОПЕК <…> сегодня получил письмо от государства Катар с уведомлением о его намерении отозвать свое членство в ОПЕК <…> с 1 января 2019 года», — говорится в пресс-релизе. «Организация уважает решение, принятое Катаром», — указано в сообщении, в котором также выражается благодарность стране за ее поддержу в течение нескольких десятилетий. Отмечается, что ОПЕК «остается полностью приверженной достижению и поддержанию баланса и стабильности на рынке» посредством деятельности организации и через ОПЕК+. В этой связи практически все эксперты единодушны во мнении, что решение Дохи в первую очередь обусловлены исключительно экономическими причинами. Напомним, что Катар не был членом — основателем ОПЕК, он присоединился к ней в 1961 году через год после образования организации. При этом Катар был крупнейшим в мире экспортером СПГ на протяжении последних двух десятилетий, но сейчас на протяжении последних лет Доха уступила этот титул Австралии. Потенциал Австралии по сжижению природного газа значительно расширился с 2012 года, при этом ожидается, что Соединенные Штаты достигнут уровня Катара по СПГ к концу 2019 года. Стремясь сохранить конкурентоспособность, Катар объявил в 2017 году, что он прекратит 12-летний мораторий на расширение месторождения природного газа на Северном месторождении и увеличит свой годовой экспортный потенциал с 77 млн до 110 млн тонн СПГ к 2024 году. Эту тему «развязвания себе рук» на углеводородном рынке и концентрации основных усилий именно на рынке СПГ американские эксперты называют одной из причин нынешнего решения катарского руководства. После ухода из ОПЕК Катар надеется, на то, что он сможет проводить более прагматичную энергетическую политику. Но главное в данном случае все-таки лежит в политической сфере. Дипломатический дрейф Катара от своих соседей в лице аравийских монархий продолжается. Собственно это четко видно из последнего заявления нового министра энергетики Катара Саада аль-Кааби, который 3 декабря объяснил выход Катара из ОПЕК не только новой стратегией в энергетической сфере, но и тем, что Доха не может согласиться на монополию одной страны в рамках мирового нефтяного картеля. Это, конечно, прощальный выпад в сторону Эр-Рияда. В этой связи комментарии аравийцев на произошедшее также говорят о политической прежде всего подоплеке решения Дохи. Государственный министр иностранных дел ОАЭ Анвар Гаргаш (министр без портфеля, МИД возглавляет шейх Абдалла бен Заид Аль Нахайян) считает, что решение Катара выйти из ОПЕК не экономическое, а политическое. Об этом дипломат написал в понедельник 3 декабря на своей странице в «Твиттере». «Решение Катара покинуть ОПЕК имеет политическое измерение, оно является признанием снижения роли и влияния [Катара] в свете политической изоляции», — написал он. Снова согласно арабской логике все переставлено с ног на голову, а вернее — снова делается тот вывод, который больше нравится, но не совпадает с действительностью. В реальности же выход Катара в большей степени является демонстрацией того, что блокада «аравийской четверки» (КСА, ОАЭ, АРЕ и Бахрейна) нужных результатов не приносит. И о международной изоляции Дохи можно говорить, только исходя из своих иллюзий и желаний. Летом 2017 года Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет заявили о разрыве дипломатических отношений с Катаром, обвинив Доху в поддержке терроризма и вмешательстве в их внутренние дела. За этим последовали экономические санкции и транспортная блокада эмирата. Страны, в частности, закрыли воздушное пространство для катарской гражданской  авиации. В Катаре назвали решение арабских соседей необоснованным. Позднее «квартет» сформировал список требований, которые в Дохе посчитали невыполнимыми и призвали пересмотреть. В их числе понижение уровня дипломатических отношений с Ираном, закрытие телеканала «Аль-Джазира», прекращение военного сотрудничества с Турцией и ликвидация турецкой военной базы в Катаре. Вместо этого турецкая база еще больше расширилась, а отношения с Ираном демонстрируют положительную динамику. Более того, по последним данным, Доха возобновила в прежнем объеме финансирование йеменского аналога «Братьев-мусульман» в лице партии «Ислах», которую те же ОАЭ рассматривают в качестве главной потенциальной угрозы в связи со своими планами превратить Южный Йемена в свой доминион. По оценке тех же американцев, решение Катара было обусловлено рядом факторов. Доха всегда была уникальной в блоке производителей нефти, потому что, будучи крупным экспортером природного газа, Катар производит всего 600 000 баррелей в день сырой нефти. Более того, в ОПЕК все больше доминирует Саудовская Аравия, которая, как представляется, все больше не может или не хочет выстраивать консенсус в рамках картеля по мере того, как Эр-Рияд стремится к более тесным отношениям с Вашингтоном. А последний требуют от ОПЕК проведения своей линии поведения по неоправданному увеличению объемов добываемой нефти. Некоторые члены ОПЕК считают, что эти отношения уже привели к принятию более односторонних решений, которые контрпродуктивны для эффективности картеля в управлении нефтяным рынком. И эта озабоченность только выросла после смерти саудовского журналиста Джамаля Хашогги, что дало Вашингтону дополнительные рычаги давления на Эр-Рияд. Катар хочет большей независимости от Саудовской Аравии по многим причинам, не в последнюю очередь и по причине вышеуказанной блокады. Выход из ОПЕК предоставляет Катару большую автономию от Саудовской Аравии, но это также позволяет Дохе дополнительно сконцентрироваться на рынке СПГ. Рынок СПГ является безусловно более важным для экономики Катара, чем нефть, и этот сектор сейчас находится в эпицентре серьезных трансформаций и передела рынка, что вынуждает Доху планировать массовое расширение отрасли. Для того, чтобы конкурировать в быстро растущем секторе, Катар реорганизовал часть своей энергетической отрасли путем слияния двух своих компаний природного газа в начале этого года. Наконец, американские законодатели продолжают вносить законопроекты, направленные против ОПЕК и ее членов, давая тем самым Катару еще один повод покинуть картель, дистанцироваться от ситуации и тем самым минимизировать возможные риски, которые несравнимы с преференциями, получаемыми от нефтедобычи.
Выход Катара из состава ОПЕК может затруднить принятие решения об объемах добычи картеля на встрече 6 декабря в Вене, однако, вероятнее всего, страны договорятся о сокращении производства нефти. Такое мнение ТАСС высказал директор отдела корпораций рейтингового агентства Fitch Дмитрий Маринченко. «Теперь достичь компромисса на встрече будет сложнее, однако простановка членства Катара не так криминальна с точки зрения объемов — страна производит менее 2% объема нефти, добываемой странами ОПЕК», — отметил он. По мнению Fitch, Саудовская Аравия и Россия направят все усилия, чтобы сохранить механизм ОПЕК+, «поэтому организации и сделке вряд ли что-то угрожает». 2Мы по-прежнему считаем более вероятными, что картель примет решение о небольшом снижении добычи относительно текущего уровня — это позволит снизить текущий профицит на рынке и стабилизирует цены», — резюмировал Маринченко. Эти рассуждения надо полагать справедливыми, за исключением того, что выход Дохи из ОПЕК «затруднит» принятие решения. Доля Катара в общей добыче нефти странами ОПЕК составляет менее 2%. Так, в октябре, по данным организации, Катар добывал 609 тыс. баррелей нефти в сутки (в 2016 году, до реализации сделки ОПЕК+, добыча составляла 656 тыс. баррелей), при том, что суммарная добыча нефти странами ОПЕК достигает 32,9 млн баррелей в сутки. Никакого влияния на ситуацию и на предполагаемые решения о сокращении добычи это не окажет, и рынки, кстати, никак не отреагировали на этот катарский демарш. Более того, отметим, что Доха с большей долей вероятности поддержит предполагаемое решение о сокращении. По словам того же Саада аль-Кааби , Катар примет участие в предстоящих встречах ОПЕК в Вене и выполнит взятые на себя обязательства. Встреча министерского мониторингового комитета ОПЕК+ состоится 5 декабря в Вене, 6 декабря пройдет заседание министров стран — членов ОПЕК, а 7 декабря — министров стран — участниц соглашения ОПЕК+. В этой связи большую проблему представляет собой позиции Ирана, Ливии и Венесуэлы, которые стремятся сделать себя исключением из правил. И собственно срочный приезд лидера Венесуэлы Мадуро в Москву, помимо темы реструктуризации долгов и просьб о новых кредитах, связан и этим моментом в том числе. На это указывает и следующие сообщение. Президент РФ Владимир Путин не планирует дополнительных контактов с наследным принцем Саудовской Аравии Мухаммедом бен Сальманом Аль Саудом перед заседанием министров ОПЕК+. Об этом сообщил 3 декабря пресс-секретарь главы российского государства Дмитрий Песков. «Сегодня и завтра какие-то контакты на этот счет не запланированы», — отметил он. Контакты В.Путина с Мухаммедом бен Сальманом Аль Саудом состоялись на минувшей неделе на полях саммита «двадцатки» в Аргентине. Вместе с тем, Песков сообщил, что на среду у Путина запланированы переговоры в Москве с президентом Венесуэлы Николасом Мадуро. Если брать по сути, то позиции по вопросу сокращения нефти между КСА и РФ уже в целом согласованы. Россия и Саудовская Аравия договорились о продлении соглашения ОПЕК+ по контролю за добычей нефти, открытым остается вопрос по поводу объемов добычи. Об этом сообщил 1 декабря журналистам президент РФ Владимир Путин. «По поводу цен на нефть и наших договоренностей. Да, у нас есть договоренность продлить наше соглашение. Окончательная точка не поставлена по поводу объемов, но мы вместе с Саудовской Аравией будем это делать»,- сказал президент, комментируя прошедшую на полях G20 встречу с наследным принцем, министром обороны Саудовской Аравии Мухаммедом бен Сальманом Аль Саудом. Агентство Рейтер на этой неделе сообщало со ссылкой на источники, принимавшие участие в совещании главы Минэнерго РФ с топ-менеджерами российских нефтяных компаний, что Россия может согласиться на сокращение добычи нефти в 2019 году в рамках соглашения ОПЕК+ в пределах 150 тыс. баррелей в сутки., однако все еще обсуждает с Саудовской Аравией возможные сроки и объемы. Ключевой вопрос — как быстро и на сколько. Так, Саудовская Аравия предлагала сократить добычу на 1 млн баррелей в сутки в 2019 году и готова снизить экспорт с декабря. Россия в ноябре также снизила добычу, но о готовности к сокращению пока не заявляла. Но все это технические детали. В отличие от Венесуэлы, которая хочет просить Москву о защите своих претензий на исключение.
Так что все рассуждения о влияние катарского демарша на уже фактически принятое решение надо полагать спекуляциями. К тому же собственно этот шаг Дохи прогнозировался еще в сентябре. По крайней мере, для Эр-Рияда это большим секретом не было. Более того, именно в сентябре появились первые сообщения о том, что Эр-Рияд серьезно рассматривает вероятность роспуска ОПЕК. Несмотря на то, что власти Саудовской Аравии пока не обсуждают открыто роспуск ОПЕК, высокопоставленные саудовские чиновники уже начали подвергать сомнению целесообразность долгосрочного существования картеля. По их мнению, Саудовская Аравия и Россия могут и вдвоем оказывать на рынок нефти достаточное влияние. И в этой связи финансируемый государством исследовательский центр в Саудовской Аравии с лета с.г. изучает возможное влияние распада ОПЕК на нефтяной рынок. Президент центра Адам Сьемински заявил, что исследование не связано с критикой США в адрес картеля, сообщает The Wall Street Journal. При этом также отмечается, что в проекте учтут недовольство Вашингтона. В зависимости от результатов исследования будут разработаны варианты защиты ОПЕК от распада. Как утверждают собеседники WSJ, поводом для изучения вероятности распада ОПЕК стали опасения саудовских властей, что спрос на нефть может сильно упасть, и картель потеряет прежнюю власть на рынке. На протяжении десятилетий Саудовская Аравия и ее партнеры настаивали, что ОПЕК является важнейшим глобальным экономическим институтом, отмечает издание. В этой связи отметим, что сейчас эти настроения поутихли, и тем более выход Дохи сыграет как раз на сохранение картеля. В противном случае Эр-Рияд покажет себя слабым политическим игроком.

52.38MB | MySQL:103 | 0,680sec