Об обсуждении последствий ракетных испытаний в Иране

В эти дни в Иране обсуждают последствия проведенных недавно ракетных испытаний. По этому поводу высказываются и военные, и политики. По словам командующего Военно-воздушными силами армии Исламской Республики Иран Азиза Насибзаде в интервью информационному агентству «Фарс»  от 4 декабря, его страна намеревается приложить усилия к увеличению дальности полетов ракетного парка.  А для этого как раз и нужны испытания. По словам этого высокопоставленного военачальника, у Ирана нет никаких ограничений на дальность производимых и затем испытываемых ракет.  Заметим, что двумя днями ранее представитель вооруженных сил Ирана генерал Аболь-Фазль Шекарчи заявил, что Иран продолжит свои ракетные испытания и не будет спрашивать на это разрешение у других стран. По его словам, данный вопрос выходит за рамки переговоров и «относится к нашей национальной безопасности».

Заявления совпали по времени с заседанием Совета Безопасности ООН, собравшимся по просьбе двух постоянных членов СБ – Великобритании и Франции и обсудившим проблематику ракетных испытаний в Иране. Ввиду важности и деликатности этого вопроса заседание, призванное решить, противоречит ли данное действие ИРИ требованиям Резолюции Совбеза ООН № 2231, прошло за закрытыми дверями. Иранцы стараются не придавать этим испытаниям чрезмерной публичности, но глава иранского МИДа Мохаммад-Джавад Зариф опосредованно подтвердил факт их  проведения. Информационное агентство «Мехр» процитировало 4 декабря его слова о том, что резолюция Совбеза ООН касается запрета на создание ракет с ядерными боеголовками. От Ирана в Резолюции №2231 просто потребовали не использовать подобные ракеты, но запрета на производство такого ракетного оружия, по его словам, резолюция не содержит.

На следующий день, выступая на заседании президиума правительства, Зариф еще раз коснулся ракетной программы ИРИ и сказал, что Иран полон решимости продолжать ее. «Мы постоянно заявляем о необходимости укрепления своего  оборонного потенциала. Этот вопрос не является предметом переговоров, ибо это сила сдерживания, в которой мы нуждаемся».

Вряд ли Зариф не лукавил, ведь всем известно, что в Иране не раз заявляли о том, что цель реализации ракетной программы – ликвидация Израиля. Зримым сигнализатором  этого является лозунг «Смерть Израилю!», зачастую – на иврите, помещаемый на фюзеляже иранских ракет, особенно во время испытаний и военных парадов. Гостелерадио Ирана опубликовало в тот же день в своем аккаунте в Twitter фотографию ракеты «Шахаб-3» с титром «Вот он, фактор устрашения!».

При этом часть политиков считает, что в нынешних условиях Ирану надо бы снизить градус конфронтации с Израилем. Так, вице-спикер Собрания исламского Совета Али Мотаххари осудил тот факт, что уже после подписания СВПД в Иране продолжается практика написания на запускаемых Ираном ракетах лозунга «Смерть Израилю!». По его словам, именно политика иранского антиизраилизма явилась фактором, побудившим президента США Д.Трампа выйти 7 месяцев назад из ядерного соглашения с Ираном. Отметим в этой связи, что одним из условий, которое ставит президент США для подготовки нового ядерного соглашения между Ираном и мировым сообществом в лице стран — международных посредников, является  требование остановки реализации и расширения Ираном программы создания баллистических ракет.

Вернемся к ракетным испытаниям. Предварительно, вслед за США, их осудили Париж и Лондон, причем Париж назвал их «разрушительными и нарушающими региональную стабильность». Глава Госдепа США Майкл Помпео в Twitter осудил это действие, ибо испытанные ракеты имели среднюю дальность полета, то есть могли достичь стран Европы,  и предназначались для транспортировки ядерных боеголовок.  М.Помпео однозначно признал эти испытания нарушением указанной Резолюции №2231. Так же охарактеризовал их и помощник Д.Трампа по национальной безопасности Джон Болтон. Как известно, эта резолюция была выпущена после подписания в Вене в июле 2015 г. Совестного всеобъемлющего плана действий (СВПД) и содержала требование к Ирану на 8 лет воздержаться от работ по созданию баллистических ракет с ядерными боеголовками.  По мнению американских специалистов, прошедшие испытания ракеты как раз имеют способность транспортировать такого рода боеголовки. На эту  тему высказался и глава военного ведомства США Джеймс Мэттис, квалифицировавший проведенные испытания как еще один довод в пользу того, что переговорный процесс на иранском направлении не способен достичь зримых результатов.  Д.Маттис выразил сомнение и в том, что переговорный процесс в плане достижения договоренностей о дистанцировании Ирана от поддержки терроризма  также обречен на неудачу. Подобным образом высказался и глава британского МИДа Джереми Хант, написавший в своем аккаунте в Twitter, что Великобритания глубоко обеспокоена таким развитием событий. Д.Хант однозначно подтвердил несоответствие проведенных в Иране испытаний с требованиями Резолюции Совбеза ООН № 2231, и заявил, что  это отнюдь не способствует региональной стабильности.  Спецпредставитель по Ирану в Госдепе США Брайан Хук заявил в этой связи, что вдобавок к существующим санкциям, необходимо ввести таковые и против официальных иранских лик, связанных с реализацией ракетной программы ИРИ.

На этом фоне в Иране вновь прозвучали  воинственные заявления. Президент Хасан Роухани заявил, что если экспорт иранской нефти будет прекращен, его страна попытается добиться того, чтобы и другие страны ближневосточного региона, в основном – региона Персидского залива,  были лишены этого источника дохода. Это заявление он озвучил во время пребывания в ходе своего очередного внутрииранского вояжа в городе Шахруд. «Пусть американцы знают, что мы в любом случае продаем  и будем  продавать свою нефть, и США не в состоянии этому помешать».

Такая угроза раздается из уст иранского президента и других лидеров страны отнюдь не в первый раз. Она закономерно трансформируется в ультиматум закрытия Ормузского пролива — одной из главных артерий экспорта нефти, добываемой странами бассейна Персидского залива, особенно теми из них, которые находятся в орбите влияния США. Но в этот раз к угрозе прибавилось и заявление о том, что последние американские санкции в отношение Ирана потерпели полное фиаско. Как сказал глава исполнительной власти ИРИ, США не способны нейтрализовать торговые связи Ирана с его экономическими партнерами. Он, видимо, забыл о том, что в последние дни появилось много публикаций о том, что объемы внешнеторговых операций Ирана резко пошли вниз.  Реагируя на них, первый вице-президент Ирана Эсхак Джахангири 4 декабря  публично признал влияние введенных санкций, правда, ограничив их лишь лишениями, которые испытывают  простые граждане страны.  Они касаются в основном депрессивных и малообеспеченных слоев населения, детей, пожилых и больных людей, уточнил чиновник. «Хотя США введением санкций декларативно преследовали своей целью воздействовать на правительство, это оказалось ложью».  Их главной целью, добавил вице-президент, оказались такие чувствительные для нас аспекты экономической жизни как нефтеэкспорт и финансовые трансакции. Э.Джахангири по сути признал возможность обнуления нефтеэкспорта, сказав, что Иран может существовать и без продажи добываемой нефти.

Влияние санкций признал и Мохаммад-Бакер Ноубахт, глава иранского планового ведомства,  сообщивший в этой связи следующие цифры: за последнее время показатели нефтеэкспорта снизились от 2,5 до 1 млн баррелей в сутки. Доходы государства снизились до трети обычных  показателей. Как написали оппозиционные иранские СМИ, впервые столь крупные чиновники открыто признали негативное влияние американских санкций на экономику страны.

52.21MB | MySQL:103 | 0,480sec