О государственном долге Ирака

Пока кризис в парламенте не позволяет до конца сформировать правительство Ирака, невозможно приступить и к основным его действиям, первоочередным из которых является согласование и утверждения бюджета на новый финансовый год. Если все прочие моменты исполнительная власть решает в режиме т.н. доверительного управления, когда всю повседневную работу в министерствах и ведомствах исполняют агенты, или «вакили», уполномоченные по отраслям, направлениям и секторам, и, как правило, являющиеся заместителями министров, лицами далекими от политики и сугубо профессиональными настолько, что их редко меняют даже при смене руководства, то  уровневые вещи, особенно макроэкономического плана с проекцией на социальную жизни страны, подлежат утверждению министрами. Некоторых их которых нет и, непонятно, когда они появятся, а остальные же находятся под угрозой вынесения им вотума недоверия в любой из дней.  А вопрос бюджета есть, и есть весьма значительное обременение, играющее в его формировании одну из ключевых ролей, а именно, долговые обязательства страны.

Эксперт по вопросам экономики и финансов, Лягб Ата Абдель Вагаб попытался ответить на вопросы по состоянию и перспективам долгового бремени, накопленного страной за последние 35 лет.

Рассматривая проблему долга, эксперт обозначает две принципиальные вещи: огромные запасы углеводородов, казалось бы, позволяют не воспринимать долги, как нечто достаточно серьезное и негативное для экономики страны, мол, она вполне кредитоспособна. Однако, объем требующихся восстановительных работ таков, что они требуют колоссальных сумм, нивелирующих все доходы от продажи нефти и газа. Слишком запущены многие вопросы в Ираке. И второе: критериальная оценка самого инструмента заимствования, которую многие, и не без оснований, считают еще одной уловкой стран Запада, для того, что накинуть долговое ярмо на Ирак, что они демонстрировали всегда и везде, а не только в случае с последним. Так, в 1870 году, Египет лишился возможности управления Суэцким каналом, после продажи 44% акций Суэцкой мореходной компании Великобритании, с тем чтобы рассчитаться по долгам. Все последовавшее затем действия, включая национализацию канала в 1956 году и тройственную агрессию против страны, оказало большое воздействие на умы в иракском обществе, — полагает эксперт.

Перед началом ирано-иракской войны (1980-1988 гг.), Ирак, не считая текущих долгов СССР и странам Восточного блока, которые успешно погашались поставками нефти, долгов, практически, не имел.

После войны, а также после событий, связанных с аннексией Кувейта в 1990-м году, ситуация с государственным долгом Ирака, существенно изменилась. Не в лучшую сторону.

Рассмотрим эту динамику. Война с Ираном превратила Ирак из страны-кредитора, располагавшей золотовалютными резервами (ЗВР) порядка 35 млрд долларов США в страну-должника, которая была должна к концу 1988 года около 80 млрд долларов. Сначала на войну были истрачены собственные ЗВР, затем в ход пошли займы от стран-членов Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), предоставивших вначале 5 млрд долларов. «Война танкеров» и удары ВС Ирана по нефтяной инфраструктуре Ирака привели на исходе 1981 года к сокращению нефтяного экспорта Ирака на 60%. Затем, в 1982 году была закрыта ветка нефтепровода на сирийский порт Банияс, что еще больше увеличило темп расходования ЗВР страны.  Затем, все происходившее с 1990 по 2003 годы резюмировалось в оглушительной сумме долга в 120 млрд долларов США, который можно было разделить на три части:

Первая часть обязательств в размере 40 млрд долларов – это обязательства перед странами – членами Парижского клуба. Они гасились в три этапа, и, к концу 2017 года, в основном, на 90%, были погашены. Осталось выплатить около 6 млрд.

Вторая часть – это обязательства перед кредиторами, не входящими в Парижский клуб. На сумму в 65 млрд долларов США. 49 млрд из них, Ирак должен странам-членам ССАГПЗ.

Третья часть долгов – это кредиты и начисленные по ним проценты, в общей сумме на 16 млрд долларов, бравшиеся у Китая, Турции и стран Восточной Европы.

Итого, из основной суммы в 65 млрд долларов на сегодня мы видим ее снижение до 41 млрд. Во-многом из-за прощения рядом страну долгов Ирака: так, Китай в 2007 году списал 8.5 млрд долларов США, а в 2008 г. также поступили ОАЭ, простившие Ираку 7 млрд долларов.

Что касается третьей части, то это долги на 15 млрд долларов коммерческим банкам, или тем, кто известен как «Лондонский клуб». В рамках их частичного погашения, правительство Ирака в 2006 году выпустило облигации в евро на сумму в 2.7 млрд сроком действия до 2028 года и под 5.8% годовых.

Репарации по военным действиям: в 1991 году ООН был создан комитет по компенсациям лицам, пострадавшим от действий иракских военных в Кувейте. По ним было подано 2.7 млн  жалоб на общую сумму в 350 млрд долларов США компенсаций. Часть из них удалось денонсировать, как несодержательные или чрезмерные, в итоге, удовлетворению подлежат 1.5 млн  жалоб на 52 млрд долларов. Выплаты по ним начались еще в рамках печально известной программы «Нефть в обмен на продовольствие». К концу 2017 года было выплачено, в общей сложности, 48 млрд долларов США.

Рост долга после 2014 года:

В 2014 году произошло сочетание двух факторов: во-первых, оккупация одной трети страны террористической организацией, с одной стороны, и крах цен на нефть, с другой, оказали значительное влияние на экономику страны, что компенсировалось устойчивым ростом государственных расходов и резким снижением доходов. Чтобы соответствовать требованиям военной конфронтации с террористами, правительство было вынуждено существенно сократить инвестиционную программу и прибегнуть к займам для финансирования текущих перерасходов (зарплаты, зарплаты, субсидии, программы социального обеспечения).

В 2014-2017 гг.  государственный долг Ирака достиг 122,9 млрд долларов США, из которых 73,7 млрд долларов США приходится на внешний долг, а 49,2 млрд — на внутренний долг. Прогнозы показывают, что к концу 2022 года государственный долг возрастет до 133,4 млрд долларов США, из которых 71,4 млрд долларов США придется на внешний долг, а 62 млрд долларов США — на внутренний долг.

Внешний долг:

Внешний долг в размере 73 млрд долл. США (на конец 2017 года) состоит из четырех основных сегментов:

  1. 41 млрд долларов долга не членам Парижского клуба кредиторов, большинство из которых являются долгами перед странами ССАГПЗ, накопленных до 2003 года, в основном, во время ирано-иракской войны. Они были заморожены с 2003 года без каких-либо процентов, и ни Ирак, ни страны-кредиторы не требуют их оплаты. По данным Международного валютного фонда, 90% из них будут списаны в зачет за освобождение от долгов Парижского клуба.
  2. 6 млрд долларов долга Парижского клуба, который был отсрочен платежом. В 2003 году задолженность оценивалась в 40 млрд долларов США, и до 90% ее стоимости погашены и остаток выплачивается за счет 3-процентных, облигаций, подлежащих погашению в течение 28 лет.
  3. 4,7 млрд евро в еврооблигациях.
  4. Задолженность в размере 22 млрд долларов США, достигнутая после 2014 года, включая долги перед МВФ, Всемирным банком и двусторонние долги.

Внутренний долг:

Внутренний долг в размере 49,2 млрд долларов США на конец 2017 года состоит в основном из казначейских векселей ЦБ, находящихся в ведении Банка «Рафидейн» («Междуречье)», Банка «Рашид» и Коммерческого банка Ирака, которые погашаются в Центральном банке Ирака.

52.51MB | MySQL:103 | 0,700sec