О конференции «Российско-турецкие отношения: формируя образ будущего». Часть 12

22-23 ноября с.г. в Анкаре состоялась Конференция под названием «Российско-турецкие отношения: формируя образ будущего».

Напомним, что в предыдущей публикации мы начали и практически завершили рассмотрение российских и турецких докладов, касающихся текущего уровня и перспектив дипломатического и военно-стратегического сотрудничества между двумя странами.

На самом деле, если отбросить в сторону всю лирику и приличествующие случаю «реверансы» в сторону друг друга, то ни о каких прорывах речи быть не может. Турция, как была, так и остается членом Западного блока и Североатлантического альянса НАТО. Просто потому, что это отвечает её интересам.

Впрочем, страна с приобретением российских систем ПВО С-400 заметно расширяет себе поле для маневра и вот этим обстоятельством Россия и может воспользоваться. Особенно, если при этом будет «напирать» в своих контактах с турецкой стороной на необходимость для любого суверенного государства иметь полностью национальные вооруженные силы, а не те, которые подготовлены по чьим-либо (в данном случае, НАТОвским) лекалам. В пользу большего диалога по линии оборонных ведомств стран (допустим, учреждения совместных программ подготовки военнослужащих или реализации обменных программ) служит и то обстоятельство, что сторонам приходится взаимодействовать на поле боя (Сирия — И.С.), а это требует хорошего уровня понимания друг друга на всех уровнях.

Безусловно, одним из самых ярких докладов на Конференции стало выступление военного эксперта Российского совета по международным делам (РСМД) Ильи Александровича Крамника на тему: «О перспективах военно-технического сотрудничества между Россией и Турцией».

Забегая вперёд, скажем, что десятилетие энергетики в отношениях между Россией и Турцией, начавшееся с заключения «исторических энергетических протоколов» в ходе визита В.Путина в Анкару в 2009 году, подходит к своему логическому концу. В том смысле, что ключевые проекты (газопровод «Турецкий поток» и АЭС «Аккую») законтрактованы и реализуются. Это не означает того, что вероятность сюрпризов на этом пути отсутствует. Просто новых прорывов не намечается.

Следующее десятилетие может стать прорывным именно по линии военно-технического сотрудничества между Россией и Турцией, где ещё сохраняются потенциальные возможности. Сделка по С-400, в случае, если она всё же состоится, откроет доступ российским компаниям на емкий турецкий оружейный рынок, где до сих пор безраздельно властвовали американцы и европейцы (в частности, немцы).

Впрочем, даже в условиях, когда Турция оплатила российской стороне аванс, проектирование и производство началось, и до первых поставок остается уже менее одного года, находятся голоса, допустим, среди турецких военно-политических экспертов, говорящие о том, что сделка всё ещё, вполне, может сорваться и вопрос – лишь в той цене, которую США предложат Турции за расторжение контракта с Россией.

Адекватной ценой для турецкой стороны, неофициально разумеется, считается отказ (реалистично это или нет – безусловно, отдельный вопрос И.С.) от С-400 в обмен на денежную компенсацию финансовых и прочих потерь Турции и расторжение американцами своего стратегического альянса с сирийскими курдами. То есть, С-400 турками приравнивается к вопросу о создании курдской государственности / квазигосударственности / автономии (тут уж как будут дальше разворачиваться события -И.С.). Турция не раз высказывала свою готовность к тому, чтобы замещать своими Вооруженными силами курдские Силы народной самообороны (СНС).

Кроме того, в эту же, пока чисто гипотетическую, пакетную сделку турки, со всей очевидностью, попытаются протянуть вопрос поддержки её позиции по разработке спорных газовых месторождений Восточного Средиземноморья вокруг острова Кипр. Для Турции получение собственных месторождений энергоносителей – это исторический шанс, который кардинальное меняет все: от экономики страны до её политического веса. Верно и обратное: без собственных энергоносителей страна прорывов в обозримой перспективе, чисто экономически, совершить не может. Отсюда и сканирование Турцией на «360 градусов» всего окружающего пространства в поисках тех влиятельных международных игроков, кто может подставить ей плечо. Рассматривается ею в этом смысле и Россия.

То есть, одной лишь заменой российских систем на западные эквиваленты (в системах «Пэтриот» Турции Конгрессом США ранее было отказано — И.С.), Турция ограничиваться не собирается, продолжая свои консультации с американцами и постоянно используя С-400 в качестве «красной тряпки».

Подчеркнем, цена расторжения сделки с Россией, которая чревата немалыми для турок издержками и осложнениями – очень велика и для США неподъемна. Оговоримся, «практически неподъемна» с учетом того, в роли какого «джокера» выступает в американской политике внесистемный по своему профилю президент Дональд Трамп, который очень резко крутит штурвал американского корабля и ещё неизвестно, что бы случилось, если бы американская система сдержек и противовесов его бы не балансировала.

Пока же, ни на один из турецких запросов, по большому счету, американская сторона не дала свое «добро», а сделка по С-400 продолжает реализовываться, создавая опасный прецедент. И в том случае, если она, всё же, реализуется вполне может возникнуть сценарий, о котором на Конференции говорил И.А. Крамник в плане стратегического альянса России и Турции в сфере ВПК. О потенциальных контурах этого альянса и о презентации докладчика мы подробно поговорим в следующей публикации.

52.46MB | MySQL:104 | 0,238sec