К вопросу о главных турецких инфраструктурных проектах: третий аэропорт и канал «Стамбул»

Продолжающийся период правления Партии справедливости и развития (ПСР) ознаменовался для Турции буквально чередой реализованных крупных инфраструктурных проектов. Это касается скоростных дорог, мостов, туннелей, аэропортов, социальной инфраструктуры.

На постоянном слуху в Турции — такие проекты, как «Мармарай», третий мост через Босфор, мост через пролив Дарданеллы и т.д. На подходе — масштабная программа по созданию в стране сети скоростных железных дорог. Все эти проекты умело реализуются турецким государством в рамках различных моделей государственно-частного партнёрства (одной из стран – пионеров которых Турция, по праву, считается), в которых минимизируется финансовая нагрузка на турецкий бюджет и привлекаются деньги частных зарубежных и местных инвесторов.

Во всем этом пестрящем многообразии строек, ленточки на которых в последние годы довелось разрезать турецким первым лицам, возглавляемым лично президентом Р.Т.Эрдоганом, особняком, пожалуй, стоят два проекта.

Первый проект – это третий аэропорт в г. Стамбул (после М.К.Ататюрка и С.Гёкчен), который, как было заявлено турецкими руководителями, после своего окончательного ввода в эксплуатацию, станет «самым крупным и инновационным в мире». Позволим себе поставить под сомнение этот тезис, хотя бы, с учетом тех масштабов строительства, которые наблюдаются в современном Китае.

Однако, третий стамбульский аэропорт на роль хаба регионального значения – вполне претендует, повышая акции Турции в конкуренции за пассажиро- и грузоперевозки с Германией (Франкфурт и Мюнхен), ОАЭ (Дубаи) и Катаром (Доха) на перекрестке между Европой, Азией и Африкой.

Отдельно стоит отметить то обстоятельство, что Стамбульский аэропорт был назван в день своего официального открытия 29 октября 2018 г. (приурочен ко Дню провозглашения Турецкой Республики) президентом Р.Т.Эрдоганом … в честь города Стамбул.

Многими это обстоятельство было встречено с некоторым недоумением: в Турции есть основатель и первый президент страны М.К.Ататюрк, а также множество оставивших заметный след в истории страны персонажей – султанов, что называется, на любой вкус и взгляд на мир. Единственное разумное объяснение произошедшему – это то, что имя третьего аэропорта зарезервировано лично под инициатора и вдохновителя проекта – президента Р.Т.Эрдогана. И название аэропорта в его честь – лишь вопрос окончательного ввода в строй аэропорта им. Стамбула и возникновения удобного политического момента. Допустим, в 2023 году – в год столетия провозглашения Турецкой Республики.

Вторым любимым Р.Т.Эрдоганом проектом – его личным детищем – является так называемый Канал «Стамбул», который пройдет по европейской части страны параллельно проливу Босфор.

В то время, как скептиками из-за рубежа продолжает говориться про конъюнктурность заявлений на предмет этого проекта и про то, что он не реализуем (об этом чуть позже), турецкая сторона продолжает утрясать основные технические моменты будущей стройки и местные законодательные, в т.ч. природоохранные, формальности. Параллельно занимаясь поисками оптимальной для проекта финансовой модели.

В конце октября с.г. «безумный проект» (в оригинале çılgın projesi), как его называют, прошел очередной этап согласований. В частности, стамбульским муниципалитетом было принято решение о подписании Протокола с Министерством окружающей среды и градостроения, а также Министерством транспорта и инфраструктуры, касающегося планов застройки вокруг маршрута прохождения будущего канала. Согласно внесенному и принятому предложению, недвижимость, принадлежащая Стамбульскому муниципалитету и Стамбульскому директорату водных дел, будет передана для проекта Канал «Стамбул». Муниципалитет обновит транспортную и инфраструктурную систему, потребную для Канала.

Заниматься разработкой планов застройки вокруг Канала будет Министерство транспорта и инфраструктуры вместе с Администрацией жилищного строительства (TOKI). Последним будут создаваться источники будущего финансирования проекта и градостроения. Торги на строительство Канала «Стамбул» будут проводиться со стороны Министерства транспорта и инфраструктуры. Ими же будет готовиться и Отчет о влиянии на окружающую среду (ОВОС). Планируется, что все планы застройки в течение 18 месяцев будут переданы на рассмотрение в Министерство окружающей среды и градостроения.

Министр транспорта и инфраструктуры Джахит Турхан в середине ноября 2018 года заявил о намерении провести торги на строительства Канала «Стамбул» в начале 2019 года. Министр четко дал понять об отсутствии намерений переносить этот вопрос на 2020-й год. Как отметил министр, в рамках проекта будет построено 10 мостов через Канал «Стамбул», включая один железнодорожный. Как заявил министр, проектом интересуются не только китайцы, но инвесторы из «необычных» регионов.

Собственно, ключевое слово, которое давно ожидалось, наконец, прозвучало – «китайцы». Давно стало понятно, что проект Канала «Стамбул» турки планируют вписывать в китайскую инициативу «Один пояс, один путь» и лишь только такая смычка дает ему перспективу реализации. Значительный рост трафика товаров, в случае реализации китайской инициативы, через пролив Босфор даст основание турецкой стороне тому, чтобы волевым решением начать перенаправлять судоходный трафик с пролива Босфор на Канал «Стамбул». Впрочем, другой ключевой игрок по данному проекту – Российская Федерация – официально пока хранит на предмет проекта молчание. Но понятно, что рано или поздно Турции предстоит Россию убедить, как минимум, не противиться этому проекту. А, как максимум, поучаствовать в его реализации, допустим, в качестве инвестора.

52.51MB | MySQL:104 | 0,330sec